MARVEL UNIVERSE: Infinity War

Объявление

Доброго времени суток, добро пожаловать на форум "Marvel Universe: Infinity war", созданный по мотивам комиксов Марвел. Отправной точкой сюжета служат события ограниченной серии комиксов "Гражданская война", повествующей о начавшемся расколе в обществе вследствие принятием правительством США Акта о регистрации супергероев.

Время в игре: октябрь, 2014 год
Место действия: Уэстчестер, Нью-Йорк, Вашингтон [США]
СЮЖЕТНЫЕ КВЕСТЫ

Episode #3 «Acceptance» [Grant Ward]
Episode #4 «Danger»
[Remy LeBeau]

В связи с обновлением оформления личного звания, просим всех посетить тему ОФОРМЛЕНИЯ ПРОФИЛЯ!
Газеты пестрят заголовками о новой должности Тони Старка - теперь он глава ЩИТа. Инициатива 50 штатов набирает обороты, переходя к своей решающей фазе, настало самое время выбрать сторону для тех, кто еще не решился на этот шаг. О Стивене Роджерсе, бравом лидере Сопротивления, по-прежнему ничего не слышно, а нейтралитет Людей Икс готов пошатнутся со дня на день: пора принимать решительные меры, но готовы ли их лидеры к таким решениям?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MARVEL UNIVERSE: Infinity War » The Confession » L \ J [20.04.2014]


L \ J [20.04.2014]

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

L \ J
Я похож на человека у которого есть план? Ты знаешь, кто я? Я пес, бегущий за машиной: я бы не знал, что делать, если бы догнал, так что я просто делаю, и все.

✘ Участники: Laura Kinney & Jimmy Hudson
✘ Дата и место событий: 20 апреля, 2014; Соединенные Штаты Америки

Отредактировано Jimmy Hudson (2015-07-06 23:57:02)

0

2

Звук выдвигающихся когтей. Этот звук всегда означает скорую смерть всех, кто находится рядом. Они стонут, кричат, умоляют остановиться, но уже через считанные секунды жалобно кряхтят и захлебываются собственной кровью. Затем наступает тишина. Для кого-то тишина означает покой и умиротворение. Для Икс-23 это лишь затишье перед бурей. Каждый раз ее плечи кажутся более осунувшимися, как будто с каждой новой унесенной жизнью на нее ложится дополнительный груз ответственности за эти преступления. Несмотря на сверхчеловеческую выносливость, ей кажется, что она не способна сдвинуться с места. Это может длиться минуту, а может полчаса. Но наконец, тишину рассеивает укоризненное цоканье или издевательские смешки.
Звук ее голоса. Этот звук всегда означает скорое наказание. Икс-23 не поворачивается, но знает, что Кимура за ее спиной. Уже в паре шагов. Затем тяжелый удар по голове и Икс-23 падает на землю, с ног ее скорее сбивает та самая тяжесть, которая давит после каждой миссии. Пинок в живот и еще один. Маленькая тварь, ты опять провалилась. Ее наставница всегда хочет большего. Но даже при самых лучших результатах, она никогда не была довольна. Интересно, сколько еще людей за раз Икс-23 необходимо было убить, чтобы получить похвалу? Впрочем, убийства не заслуживали похвалы, и Лаура, да, именно Лаура, это знала.
К сожалению, толку от этого осознания было немного. Ты оружие. Ты даже не человек. Ты машина, созданная убивать. И еще сотня подобных фраз каждую ночь вальсировали в ее голове, не давая забыть. Даже после того, как она сбежала, они не давали ей забыть. Рано или поздно у нее вновь все темнело перед глазами и видимыми в этой темноте оставались только расплывчатые силуэты, облитые «триггером». Ее нос вел ее, а затем приобретенный инстинкт заставлял разрывать силуэты на части. Даже сбежав из страны, Лаура была Икс-23, изобретением, принадлежавшим фасилити, и никто рядом с ней не был в безопасности.
И вот она стояла одна, на пустынной улыбке, напротив магазина электроники и бытовой техники. Она до сих пор помнит, это был апрель. Асфальт был сырой после дождя и блестел под ногами, а над головой мерцала лампочка перегорающего фонаря. Еще чуть-чуть и он отключиться. Но перед зелеными глазами Лауры пылали голубые экраны, разной яркости и размеров, изображение на всех отличалось качеством и большинство даже не привлекало внимание. Лаура смотрела на самый большой. Корреспондент в программе новостей что-то с энтузиазмом рассказывал, но звука не было. Лаура читала по губам. Полиция до сих пор патрулирует окрестности в поисках сбежавшего скандалиста, устроившего потасовку в местном баре. По информации очевидцев он был вооружен чем-то острым, возможно, что он даже не человек. Память редко подводила Лауру и она, взглянув один раз на указанный на экране адрес происшествия, отправилась на собственные поиски.
Это должно было закончиться. Такие как она, такие как ее создатель, не могли существовать в этом мире. Он даже не был достоин называться «создателем», ведь он, как и она, приносил больше разрушений. Лаура должна была найти его и уничтожить. А потом и себя. Если повезет, они прикончат друг друга одновременно.
Некоторое время спустя Лаура была на месте. Ей даже не нужно было заходить внутрь, чтобы почувствовать знакомый запах. Он усиливался к востоку и девушка, миновав невзрачное заведение бара, направилась по следу. Место из репортажа было практически на окраине города, а запах Росомахи и вовсе вывел Лауру за его пределы. Ничего, так было даже лучше. Им не нужны были свидетели.  Запах был совсем свежий. Он был где-то рядом. Кинни ушла с дороги, скрывшись в тени деревьев и медленно продолжила свой путь. Вскоре ей показалось, что впереди что-то промелькнуло.

+1

3

Джимми опять вляпался. Да, он это умел. Вернее, кажется, это было еще одной из его сверхспособностей, иначе как можно было объяснить тот факт, что он в очередной раз глупо спалился в баре полном тех, кто недолюбливает мутантов. Собственно, он и зашел-то сюда всего лишь промочить горло, а потом как-то нелепо и совсем того сам не желая, подслушал разговор этих, тоесть мутантофобов, с очередным невменяемым планом поимки этих, тоесть таких как он - мутантов, и скорейшее их уничтожительное исцеление. Другой бы разумный на его месте, просто расплатился бы и ушел, а Джимми, настоящий отпрыск Росомахи, который страдал чем-то вроде синдрома не контролируемой агрессии, разумеется запустил в компанию столом. Компании не понравилось, что в них кинули стул, и они в ответ сначала бросили стул, потом пустой бокал из под пива, а потом, поднявшись со своих мест, извлекли ножи. Ножи были красивые, блестящие и острые. Но не такие, как его когти. Особенно внушительно все выглядело - а под всем подразумевается процесс извлечения когтей из костяшек - в полнейшей тишине, когда более тридцати пар глаз внимательно наблюдали за каждым его движением. Когти сверкнули в слабом освещении, и началась красивая, но не слишком долгая потасовка. Джеймс не планировал никого убивать, а всего лишь нанес несколько режущих ранений, чего хватило для того, что большинство поняло, что шутки с этим парнем плохи. Затем, откуда ни возьмись появился пистолет, который угрожал ему куда в район виска, и тут-то началось бы самое интересное, если бы не звуки полиции. Кто-то предусмотрительный вызвал 911 еще когда стол полетел в сторону компании, а Джим даже не уловил этого, стараясь справиться с желанием покромсать тут на ленточки каждого, кто попадался ему на глаза. в таких местах полицию не особого любили. Во многом потому, что копы предпочитала забирать всех не слишком трезвых до выяснения обстоятельств, и даже не виновный мог попасть за решетку, пока не выяснится что он вообще-то ни при чем. Люди стали наперегонки выбираться из бара, кто-то додумался выйти через черный ход, но большинство предпочитало ломиться в парадную дверь, куда уже, громко хлопнув дверью, следовала полиция. Хадсон не долго думал, а рванул в сторону черного хода, отталкивая плечом бармена, который хотел было преградить ему путь, молодой человек чуть слышно заворчал себе под нос, а затем и вовсе, зарычал, дабы лишние граждане стоящие на его пути поспешно ретировались.
Оказавшись на улице, Джеймс завернул на соседнюю улицу, оттуда проследовал на еще одну, а вскоре был таков. Благо никакими отличительными чертами он сверкнуть не мог, да и не прибил никого, так что все это спишут на банальное хулиганство. А обычных хулиганов никогда не ловит, так что скорее всего, уже завтра о нем все забудут и максимум что, в этом баре еще недельку будут собираться свидетели, и перетирать наглому мутанту, напавшему без причины, кости. Впрочем, его это абсолютно не беспокоило. Проклиная себя за не сдержанность, Джеймс-младший подумывал как бы ему по незаметнее добраться окольными путями до своего номера в придорожном отеле и прикинуться, что он провел там всю ночь, благополучно сопя. Извлекая из кармана мобильный, он притормозил у стены, чуть ли не сливаясь с ней, и нашел навигатор. Выстраивая маршрут, он вздохнул. Окольные пути занимали больше получаса, а значит что он доберется до нужного ему места совсем не скоро, одно радовало : дождь закончил. Убрав девайс, блондин хотел было уже последовать по одному из рекомендованных путей, как вдруг резкий порыв ветра принес ему незнакомый запах, который насторожил его.
Хадсон принюхался, притаившись у стены и не спеша уходить. Несколько секунд прислушиваясь, до него дошли легкие и едва уловимые шаги, крадущегося и явно не желающего что бы его поймали, кого-то. Он все еще стоял на месте, продолжая принюхиваться, шаги и запах, шли явно по направлению к нему, а интуиция, которая давно запретила молодому человеку верить в совпадения подсказывала, что эта слежка не просто так, и что кажется интерес вскоре будет проявлен именно к нему. Хадсон не слишком любил сюрпризы, предпочитая если удавалось, действовать на опережение. Сейчас была именно такая возможность, именно поэтому он сделал вид, что слежку не заметил. Выходя из-за угла, блондин спокойно последовал совсем не в ту сторону в которую ему надо, а обратно. Медленным и прогулочным шагом направляясь в сторону своего ищейки. Внимательно слушая шаги, он понял что его внимание привлекло шуршание гравия, и чуть наклонившись, он обнаружил за деревьями аккуратно выложенную тропку. Бесшумно скользнув туда, он втянул носом воздух, резко разворачиваясь и перехватывая того, чьей целью мог бы стать, будь он чуть менее внимательным. Прижимая - при ближайшем рассмотрении - ее к дереву, парень зажал ей рот рукой, совершая захват и не позволяя ей пошевелиться. Мгновение он держал ее, а затем выпуская одной рукой, тут же выпустил когти, отпуская рот и показывая жестом, чтобы она и не вздумала кричать, кто ее знает, тут же снова прижимая ее к дереву и не опуская когтей.
- Ты какого черта тут? - Джеймс уже ни за чтобы не поверил, что она просто тут гуляет, именно поэтому, продолжая ее удерживать, он чуть ближе прижал когти к ее шее, для наглядной демонстрации своих намерений, а затем проговорил - Я не люблю, когда ко мне подкрадываются. - усмехнувшись, он едва заметно склонил голову в бок, чтобы получше рассмотреть ее, ведь свет падал лишь на одну часть ее лица, остальная же была скрыта под ночной тенью деревьев. Ее запах был знаком ему, но не потому что он некогда ранее его чувствовал, а скорее на каком-то интуитивном уровне, подсознательном, словно бы он был родной, или родственный. Слегка нахмурившись, Джеймс продолжал ждать от нее ответа, и на попытку увернулся, лишь прижал ее сильнее, на этот раз уже дотрагиваясь когтями до шеи, что значило серьезный порез при любом не осторожном движении.

+1

4

Видимо она слишком долго находилась в бегах. Без тренировок и бесконечных кровавых миссий Фасилити она явно расслабилась и совершила ошибку, подойдя слишком близко. Обычный человек вряд ли заметил бы ее, но сейчас она имела дело не с обычным человеком, а с тем, чей генетический материал использовали для ее создания.
Будучи зажатой между стволом дерева и его массивным предплечьем, Икс сдавленно выдохнула. Она едва успела снова втянуть воздух, прежде чем не менее массивная ладонь накрыла пол ее лица. Девушка снова громко выдохнула, хотя вряд ли в этом выдохе он распознал оттенок насмешливости. Икс редко кричала. Точнее, она стала редко кричать после определенного периода. Первые лет десять своей жизни она кричала постоянно. Она кричала, привязанная к лабораторному столу, она кричала, когда ее то и дело топили в каком-то химическом составе, пытаясь ускорить активацию гена икс, она кричала, когда в течение нескольких часов без перерыва ей показывали сцены насилия, держа ее веки открытыми с помощью специального устройства. А потом, в какой-то момент, она перестала кричать. Убийства и кровь больше не приводили ее в ужас, физическая боль больше не казалась такой непереносимой. Даже наоборот, это было единственное, что она способна была ощутить, и, в какой-то степени, эта боль ей даже нравилась. Кричать? Нет, она не станет. Не волнуйся, Джимми.
А вот его когти… Такой знакомый звук, когда лезвия прорезаются сквозь кожу, а затем рассекаются воздух. Этот звук всегда означает скорую смерть. Зрачки девушки чуть расширились, не от страха, а скорее рефлекторно. В мозгу щелкнул какой-то рычажок, напрягая все мышцы и готовя тело к обороне. Ему не нужно было показывать свои когти, это все только портит.
Он убрал руку, ожидая услышать ответы на свои вопросы, но она не торопилась говорить. Она считала. При таком близком контакте даже в темноте она могла оценить его, высокий рост, крепкое телосложение, она едва могла пошевелиться под тяжестью его мышечной массы. А его лицо, она плохо его видела, но что-то с ним было не так. Икс видела Росомаху. На фотографиях и видеозаписях в архиве. У него была причудливая прическа, темные волосы, а еще у него был тяжелый взгляд. Это были глаза человека, который отнял сотни жизней и который с трудом мог найти свое место, он босиком прошел через ад, а ночью его мучили кошмары. В этом взгляде Икс узнавала себя. Она смотрела на мир точно также. Самое ужасно во всем этом было то, что Логан уже прожил целый век, а Лауре было только восемнадцать. А что касается человека, прижимавшего ее к дереву, это был не Логан. Икс слабо различала светлые пряди его волос, да и лицо его не было изборождено морщинами. Но это было уже не важно,  потому что он показал когти.
Три лезвия касались ее кожи, но пульс девушки не участился. Она продолжала спокойно размышлять о предстоящих действиях. В этой ситуации руки ей мало чем могли помочь. Но Икс была оружием, совершенным оружием, и у нее был спрятан козырь в рукаве. А точнее, в ноге. Если во время того, что она собиралась сделать, его когти оставят пару царапин по неосторожности, это будет нестрашно. Однажды Кимура сломала ей шею, вот это было неприятно. Широкое лезвие прорезало ее кроссовок, и она пнула парня в голень. Адамантий легко прошел сквозь мышечную ткань прямо рядом с берцовой костью. Воспользовавшись моментом, когда рука, прижимавшая ее к дереву, ослабла, Икс подалась вперед и ударила его головой в лицо.
- Ты можешь написать об этом в книге отзывов и предложений в том баре. Возможно, они учтут, - спокойно ответила Икс, уверенно двигаясь в сторону незнакомца. Две пары когтей блеснули в темноте.

+1

5

Джимми ждал. Атаки, ответа, усмешки, но только не этого гнетущего молчания, которое раздражало его и без того не стабильное эмоциональное состояние. Оно щекотало его нервишки по сильнее ее уверенного взгляда или ни на йоту не участившегося сердцебиения. Он ненавидел задавать вопросы, ответы на которые не получал, потому что тогда он выцарапывал их, в прямом смысле этого слова, а он так не любил впадать в эти стадии неконтролируемой ярости. Джимми ждал и молчал ровно так же натянуто, так же равнодушно и немного даже насмешливо, уже не нарушая тишину повисшую между ними, лишними вопросами, на которые возможно опять же не получит ответ. Она надеялась быстро с ним разобраться? Наивная. Она надеялась, что ее внезапная попытка вывести его из стоя причинит ему хоть какое-то препятствие?
Джим рефлекторно отскочил назад, когда лезвие вошло в ногу, прорезая кожу и чуть ли не отрезая знатный ломоть мяса, а затем почувствовал как по ноге потекла свежая кровь. Он почувствовал ее на кончике языке и втянув носом воздух, различил металлические оттенки. А ведь он, между прочим, не нанес ей никаких повреждений, и практически предлагал вступить в переговоры. Сделав несколько шагов назад, он рассмотрел порванную штанину, на сколько это было возможно сделать в темноте, и тихонько фыркнув, усмехнулся. Не прошло и пяти секунд, как рана начала стремительно затягиваться, а порезанные края, стремившиеся друг к другу, все еще доставляли ему немного боли, которая не стоила, впрочем, никакого внимания.
Хадсон проигнорировал язвительное высказывание, отступая еще на несколько шагов, под свет фонарей и на более широкую площадку, дабы иметь возможность маневрировать и обладать большим обзором. Нельзя было его назвать новичком в деле драк или стычек, но и профессиональном его называть было бы не верно. Блондин действовал на основе своих инстинктов, которые подсказывали ему как лучше поступать в той или иной ситуации, а сейчас, чувствуя перед собой серьезного соперника, он старался подготовить более выгодную для себя почву, начиная хотя бы, с предстоящего поля битвы. Оценив пару когтей, идентичных тем, что поблескивали сейчас у него самого, он уважительно присвистнул, а затем принял боевую стойку.
- Итак? - помахав рукой, он пригласил к себе по ближе незнакомку, подспуская ее не ближе чем на расстояние пореза. Хадсон пробно рассек воздух, не слишком стараясь ее задеть, а скорее проверяя реакцию и убеждаясь, к своему огорчению, что она была превосходна. Впрочем, раз он уже смог ее однажды застать врасплох, значит сможет это сделать еще раз. Приободрившись, молодой человек, позволил ей так же прощупать его, с удовольствием демонстрируя как он сам великолепно уклоняется от колюще-режущих ударов, и умеет делать такие же впечатляющие прыжки и сальто, как и она. Закружив друг перед другом, будто дикие звери, парень и девушка не сводили друг с друга глаз, то и дело совершая всевозможные выпады, стараясь задеть своего противника. Изрядно покромсав одежду друг-другу, они начали беситься. Хадсон почувствовал, как его разбирает от невозможности задеть девушку, и от того, что он начал испытывать по отношению к ней необъяснимый гнев и ненависть. Она вдруг стала центром всего, что он ненавидел так сильно, предстала перед ним собирательным образом всего, что так раздражало и злило парня. В глазах зажглись злые огоньки, а поведение Джима изменилось. Перестав осторожничать, он грозно пошел в наступление, при этом издавая звуки сильно напоминающие рычание. Игнорируя ответные выпады, Джим несколько раз равнодушно подставился под режущие удары, но его раны заживали еще раньше, чем он успевал сделать следующий шаг. Нанося свой первый резкий и мощный удар, Джеймс сначала ударил девушку плечом, отбрасывая ее от себя, а затем кажется просто рассек воздух, но на самом деле, острием когтей провел ей по боку, обнажая ребра и выпуская кровь. Оказываясь в считанные секунды рядом с Лаурой, Джеймс продолжает свое тесное наступление, активно работая когтями. Не позволяя опомниться или нанести удар, Джим колит, режет и бьет, жадно рыча и скалясь. Загоняя свою жертву, он не дает ей подняться, однако не наносит серьезных ранений, которые бы вырубили ее, а просто продолжает держать жесткий и быстрый «боксерский» темп, не позволяя подняться на ноги, но и не лишая полностью свободы действий. То и дело отмахиваясь от ответных ударов, Джим даже не обращает внимание на то, что его порезы наносят не больше вреда ей, чем ее порезы ему, а все продолжает неустанно наступать.
Он не знал зачем она пришла, зачем попыталась напасть на него. Это было все не важно, единственное, что сейчас имело для Джимми значение - это убить ее. Он хотел ее уничтожить, но не желал ей быстрой смерти, предпочитая разобраться с ней медленно и мучительно. Джеймс не знал почему, за что, в чем причина такой ненависти - это ведь было не важно. Единственное, что сейчас имело для него значение, это его звериные инстинкты, которые завладели им, которые полностью захватили его, они кричали ему, что если он не убьет, то убьют его, что жизнь гораздо проще, чем размышления о справедливости и праве на жизнь. Все строится по простому принципу - съешь, или съедят тебя. Хадсон не собирался быть съеденным, в его планы еще входило пожить.

+1

6

Битва, плавно переходящая в танец, или танец, плавно переходящий в битву. Они кружили на слабо освещенной лесопарковой тропинке, будто два фехтовальщика. Ночную тишину то и дело нарушало лязганье, рычание, тяжелые вздохи и глухие звуки ударов. Несколько минут и чистая одежда уже напоминала лохмотья, на светлой, да и не темной ткани проступали новые пятна крови, но под ней, тканью, не было никаких тяжелых увечий. Только крохотные шрамы и порезы, да и те затягивались в считанные секунды, не оставляя на коже и следа. Незнакомец то и дело насмешливо фыркал, но вскоре его настроение переменилось, более резкие выпады, более агрессивные удары. Толчок и острая боль в боку выбивают девушку из колеи, и у противника появляется шанс взять верх. Удар за ударом отбрасывают Икс назад, заставляют отступать. Но каждый шаг назад и попытка выиграть время лишь позволяет парню нанести еще один удар. Наконец у нее выходит, она отвечает, но ему наплевать. Лаура не понимает причину, но чувствует, что его адреналин зашкаливает. Примерно то же самое чувствует она сама, ведомая «триггером».
Она снова отступает и упирается лопатками в дерево. Его массивный кулак с торчащими из него стальными когтями метит прямо в ее голову, но Лаура юркает вниз, и лезвия застревают в древесине. Она ускользает из виду, и незаметно запрыгивает на несчастное дерево, которое совершенно случайно оказалось меж двух огней, а теперь вынуждено принимать на себя удары. На время звуки битвы затихают, Лаура почти не дышит, почти остановив свое сердцебиение, и наблюдает за незнакомцем сверху. Грациозно вытянув ногу, она колышет длинную ветвь. Сухая листва падает в паре метров от того места, где сидит Икс, сбивая с толку. Воспользовавшись моментом, Лаура спрыгивает прямо на парня, нанося оглушительный удар по голове и шее. Она толкает его лицом в дерево, а затем хватает за волосы и тянет назад. Она пинает пролетающее мимо тело, а затем прыгает вслед за ним. Теперь ее очередь непрерывно атаковать. Она режет и колет, а затем ударяет стопой в грудь. Мощный удар сбивает незнакомца с ног и Лаура тут же яростно напрыгивает на него. Веса ее тела недостаточно, чтоб удержать его на лопатках, поэтому она глубоко вонзает свои когти в противника, где-то на стыке груди и плеча, пригвоздив его тем самым к земле.
Нависая над ним, она рычит как дикий зверь. Кажется, что вот-вот она собственными зубами перегрызет парню глотку, но что-то заставляет ее остановиться. Так получилось, что они вновь оказались на тропинке, и его лицо было теперь прямо под фонарем. Рык стихает, остается только тяжелое дыхание. Мышцы на ее лице расслабляются, гневный туман перед глазами медленно рассеивается и Лаура рассматривает человека перед собой. В сознании всплывают отрывки из новостей, телевизионные кадры и вырезки из личного дела, случайно найденного в Фасилити. Логан и этот парень чем-то схожи, но он не тот, кто ей нужен. Природа его способностей вызывает в Лауре живой интерес, но он не тот, кто ей нужен.
- Ты - не он, - сухо констатирует Икс, и, тем не менее, между бровями вновь появляется морщинка. Ее расстраивает собственная ошибка, в голове почему-то звучит голос Кимуры. Ты провалилась. Опять. Хотя это было ее собственное задание. Она никому не была должна, кроме себя. Но человек перед ней не был Логаном. И покончить со всей этой историей теперь не представлялось возможным. Более того, теперь история казалась Лауре только более запутанной. Она не торопилась втягивать когти, предпочитая держать парня прикованным к земле, пока не станет ясно, насколько до сих пор сильна была его жажда прикончить ее.

0

7

Неумолимый Джимми, забывший про любой самоконтроль. Неудержимый Джимми, забывший о муках совести и о цене человеческой жизни. Безжалостный Джимми, который рвал, бил, царапал и лязгая, как настоящий зверь, зубами. Он не останавливался. В этом была его главная проблема - чувство гнева могло захлестнуть его полностью, с такой необъятной силой, что он терял всякий разум, бросаясь на своего соперника как дикий зверь. Раньше с ним не было таких припадков, все имело свои границы, но со временем он стал все больше походить на зверя, гонимого инстинктами, который при любом намеке на собственную безопасность предпочитал превентивный удар, он не ждал когда на него нападут, затаившись в засаде, он бросался первым, и под его натиском было не так просто устоять. Не смотря на его не опытность и просчеты, он брал бесстрашием и молодой залихватской силой, которая, казалось, была бесконечна. Джимми сносил все на своем пути, и уже перед ним был не живой человек из плоти и крови, а цель которую необходимо было уничтожить для собственной безопасности. Ему бросили вызов, нарушив его спокойную и размеренную жизнь, ворвавшись и спутав его планы, ему угрожали, когда показали когти и он не станет спускать это просто так. Он не пропустит это мимо ушей, он отстоит свою жизнь.
Хадсон не рассчитывал, что она за секунду оправиться от последнего удара и юркнет вниз, обеспечивая себе тем самым некоторое время для дальнейшего маневра. Джимм рычит, оказавшись прикованным к дереву и яростно дергается рукой, стараясь высвободиться из этого неожиданного плена, в то время как его цель из жертвы превращается в убийцу. Наконец, избавившись от оковы, он замирает на месте, прислушиваясь к каждому шороху, и не думая, что она могла куда-то сбежать. Ее запах не отходил от дерева, он метался во круг него, и он слышал ее максимально замедленное сердцебиение и чувствовал, как она задержала дыхание. Напротив, Джеймс тяжело и шумно дышал, без зазрения совести втягивая носом воздух и безмолвно по запаху прослеживая ее телодвижения. Задров голову вверх, он улыбнулся, но лишь на мгновение, не успевая увернуться он падает, и улыбка слетает с его лица. Джимми не успевает подняться, как оказывается сбитым с ног снова, и уже порядком взбесившись от этого, рычит, скидывая с себя противника. Встречая ее следующую атаку режущим движением, он непонятно как оказывается вновь на земле, но сбросить ее не составляет никакого труда и поднимаясь, он получается мощный удар по челюсти, которая жалобно хрустнув, сломалась. Невправленная, она начинает криво заростать, перекосив Джима и доставляя ему не мало болезненных ощущений, от чего он брыкается и рычит пуще прежнего. Острая боль пронзила его в очередной раз и на этот раз он уже завыл, откидывая голову назад. Ткани мучительно стараются регенерерировать, но когти, которые так никто и не подумал вытащить мешают им, и они снова и снова напарываются на преграду. Рубашка порванная, порезанная и пропитанная кровью во всех мыслимых и не мыслимых местах намокла, в этот раз вырисовывая два кровавых круга.
Стараясь расслабить напряженные мышцы, чтобы заглушить хоть немного боль, Джимм посылает все свои мысли в другое место отсюда, стараясь абстрагироваться от ноюще-колющей боли, которая непрерывно долбит его. У него слабо это получается, однако гнев, который прежде правил им, отходит в сторону, уступая место желанию заживления и восстановления, прежде всего от думал о том, что нужно избавиться от ее когтей, которые не дают ему возможности заживления. Подтянув руки, он с рыком вгоняет свои когти ей в бока, и не думая высвобождать их, и таким образом, они оказываются в одинаково неприятной ситуации. Сейчас он думает как бы спасти свою жизнь, а не убить ее, поэтому это не глупая попытка высвободиться, это продуманный ход. Ведь она рано или поздно тоже захочет заживиться и тогда ей придется, хочет она того или нет, выпустить его. Хадсон взглянул на нее снова, уже без той пелены ярости и гнева, рассматривая ее осознанным, можно сказать, человеческим взглядом. А затем, ехидно усмехнувшись, прокомментировал.
- А ты - не она. - растянув измазанные кровью губы в едкой и не слишком приятной ухмылочке, он тут же расслабил их, чтобы не напрягаться лишний раз, а затем продолжил. - И если мы это выяснили, то слезай с меня. - он резко втягивает свои когти, и почувствовав легкое расслабление с ее стороны, рывком сбрасывает ее с себя, делая кувырок через голову и резко поднимаясь на ноги. На этот раз Джимми уже не выпустил когти, а лишь замер, нахмурившись.
- Меня конечно немного огорчает, что такая страстная встреча была подготовлена не ради меня, но раз уж, так вышло что я ее узрел, то кого ты все таки так хочешь укокошить?- характерно приподнимая одну бровь, Джеймс сделал несколько шагов в сторону фонтана, который оказался совсем недалеко от их поля битвы, и смывая кровь с рук и лица, расстроено взглянул на свою порванную одежду. Хадсон мог догадаться, кого именно она ищет, но хотелось услышать это именно от нее. Заодно, неплохо бы знать, почему она желает смерти тому, кого Хадсон так долго ищет. Девушка кажется не собиралась на него больше нападать, поэтому Хадсон повернувшись к ней спиной, но не переставая внимательно слушать каждый ее шаг или вдох, сделал несколько глотков прохладной воды из фонтана, промочив горло.

+2

8

Любой другой на его месте уже бы давно умер от болевого шока. А если не умер, то беспомощно извиваясь, молил бы о пощаде. Но когтистый под ней был далеко не из числа жертв с рейтингом в одну звездочку. Икс зашипела сквозь стиснутые зубы, когда шесть лезвий вонзились ей в бока. Они задевали внутренние органы, и дышать с каждой секундой становилось тяжелее. Организм отчаянно боролся с увечьями, но безуспешно. Девушка не хотела, чтобы последним, что она увидела в этой жизни, была эта самодовольная, измазанная кровью физиономия. И чему это он ухмылялся? Своей изобретательности? Они могли сидеть так еще долго, тестируя друг друга на прочность. Но стоило признать, что с открытием новой маленькой, но важной детали – это был не Логан – соревнование, чья сила воли более непреклонна было абсолютно бессмысленным. Сенсей, самый первый ее учитель, который поплатился своей жизнью за то, что относился к Лауре как к человеку, говорил, что если боль была бессмысленной, то ее не стоит терпеть. Нужно находить выход из положения, даже если это касалось такой мелочи, как головная боль. Упорство вознаграждается результатом, но то, что заранее не имеет результата – не имеет смысла.
Она втянула когти и без сопротивления позволила парню сбросить свое тело на землю. Она закрыла глаза на несколько секунд, ощущая, как ткани ее тела вновь переплетаются между собой.
…то кого ты все-таки так хочешь укокошить?
Его? Себя? Может и тебя заодно?
Крутилось в ее голове. Она открыла глаза и вальяжно поднялась на ноги. Одежду придется выкинуть, кровь плохо отстирывается. А вот тело девушки было как новенькое. Сквозь дыры в одежде виднелась бледная, но гладкая кожа, без единого изъяна. Журчание и плеск воды оказывали умиротворяющий эффект, и, расслабившись, Лаура не торопилась отвечать на вопрос. Стоило ли ей вообще делиться планами с  незнакомцем? Она могла бы ответить сарказмом. Что-то вроде «главное, что сам жив остался». Ее этому не учили. По сути, единственное, что Икс прививали в Фасилити, это умение кивать головой и говорить, что задание понятно. Но с другой стороны, мозг юной особы впитывал в себя всю информацию, которую только получал. Грубости Лаура научилась у большинства служащих Фасилити, безразличию, презрению, издевкам у руководства и Кимуры. В какой-то степени, постоянные смешки и ухмылки когтистого отдалено напоминали ей о новой наставнице. Зная о своей неуязвимости, она только и делала, что смеялась Икс в лицо, когда она в очередной раз вонзала в нее свои когти. Что уж там говорить о каких-то возвышенных чувствах вроде любви, нежности и заботы. О них у девушки не было представления. Но оно ей и не требовалось.
Настораживал лишь факт наличия идентичных способностей у противника. Неужели сейчас нужно было в экстренном порядке проявлять сестринские чувства? Нет, конечно, до этого не дойдет. Но это ставило под сомнение непоколебимость первоначального решения девушки. Вдруг они и правда были как-то связаны? Вдруг Сара Кинни не все ей рассказала и до проекта Икс-23 были и другие? И сейчас один из этих других стоял напротив нее?
Она приблизилась к нему, тоже зачерпнула немного воды, чтобы смыть засохшую, запачкавшуюся кровь. При этом глаза бесстыдно рассматривали парня с ног до головы, как будто она пыталась разглядеть на нем какое-то клеймо, вроде Икс-22, или Икс-21, или еще какой-нибудь порядковый номер.
- Имя Джеймс Хоулетт говорит тебе о чем-нибудь? – наконец-то решилась Лаура. По сути, ее не должна была волновать судьба того, кого она хотела уничтожить. А уж за себя, в случае чего, она могла постоять.

+1

9

- Значит, - спокойной повернулся к девушке Хадсон - Ты ищешь моего отца. - парень не уточнял и не спрашивал, он равнодушно утверждал. И не поведя бровью, он усмехнулся, продолжая - Он тебе не по зубам. - пожав плечами, Джимми стал рыться в собственных карманах, извлекая чудом уцелевшую сигару. Покрутив ее в пальцах, он отрыв там же пачку спичек и отыскав ту, которая не намокла от воды и крови, чиркнул, прикуривая. Окинув ее снова взглядом, который на этот раз был оценивающим, Джимми снова покачал головой. - Определенно не по зубам, без обид. Уж если со мной не справилась. - Джимми был достаточно критичен к себе, не расценивая себя слишком уж опасным соперником, и не сомневаясь в том, что если бы он скажем столкнулся с Росомахой, то от него бы вскоре не осталось ничего. То есть, разумеется, со временем он регенерировал бы, но долгой эта битва не была бы. А если с ней они были на равных, то ее Росомаха уложит так же просто, как и его самого. В этом парень не сомневался, поэтому безапеляционно затягиваясь, выпустил дым.
Девушка, которая планировала разобраться с Росомахой была значительно физически подготовленнее чем Хадсон, и кажется ее не мало тренировали для участия в боях, но ей не хватило бы банальных сил. Разобраться с таким здоровяком как Джеймс Хоулетт нужно не только физ.подготовка и когти с регенерацией, но и много чего другого, чего у нее явно не было, например чуть ли не векового опыта и пара мировых войн. При ближайшем рассмотрении, оказалось, что она явно младше Хадсона, а мгновенно исчезнувший обиженный взгляд заставил его чуть улыбнувшись, промолчать, сдерживая желание подколоть ее. Бросаться на нее с когтями, дабы защитить честь отца Джимми не собирался по определенному ряду причин, одной из которых было естественно то, что Росомаха и сам ее укокошит если надо, а второй - что он, будь чуть более нервным, хотя куда уж больше, сам бы захотел убить такого непутевого отца. Джимми присел на край фонтана, продолжая неторопливо курить тяжелую сигару. Задумчиво рассматривая рукава рубашки, Джимми не долго думая оторвал их, превращая дырявую рубашку в дырявую футболку. Оставшиеся дырки не так сильно бросались в глаза, как разорванные в клочья рукава, а в ночном свете бурые пятна крови можно было легко принять за абстрактный рисунок футболки. Потертые джинсы приобрели еще более потертый вид, что впрочем кажется не сильно видоизменило их, и Джим решил, что пожалуй они еще не отслужили свое, и что чуть больше дырок не повод выбрасывать их на помойку. Когда сигара была докурена до половины, Джеймс погасил ее, пряча в заднем кармане джинс и поднимаясь с фонтана.
- Поделюсь маленькой тайной : Я ищу его уже не малое количество времени, и пока что все концы ведут в воду. Может быть кто-то уже опередил тебя. - Джимми пожал плечами, будто ему все равно. На самом же деле, он еще ни разу не смел озвучить эту мысль вслух. Прочитав про Росомаху множество вырезок из газет и статей, он пообщался так же с теми, кто его знал. Не многие значит его подробнейшую информацию, поэтому практически все что собрался Джим было результатом кропотливой работы, однако почти все утверждали, что Джеймс мог пропасть плотно и надолго и его просто никто не искал, но всегда возвращался. Джимми знал, что у его отца множество врагов, которые не прочь отомстить ему за старые обиды, не прочь отыграться на его сыне который не так давно проявился, но Росомаха был не бессмертным, а те поиски которые он вел, все время наталкивали его на бетонную стену, через которую было не пробиться и нагоняли мрачные мысли.
- Что он тебе сделал, что ты так хочешь его убить? - внезапно резко спросил Джим, внимательно ее рассматривая, приковывая ее к месту своим взглядом. Этот вопрос не предполагал ухода, единственный вариант избежать ответа - был сбежать от Джимми в принципе, иначе, он был готов выгрызать его. Раньше он не сталкивался лицом к лицу ни с кем, кто так откровенно жаждал смерти его отцу. Он не мог поверить, что Росомаха уже успел ей чем-то насолить настолько, что без разбора бросалась на всех, кто хоть как-то на него походил. Одновременно с этим, другие враги его отца, не сильно заботились, что он, Джим - не Хоулетт, и были не прочь убить и его сына, соответственно, ее интересует оригинальный вариант, и он чертовски хотел знать, почему.

0

10

В его голосе не было ни теплоты, ни злобы, он просто сухо констатировал факт ближайшего родства с Росомахой. Собственная речь Икс редко приобретала какие-то эмоциональные окрасы, поэтому отчужденность в голосе казалась привычной, и девушка не обратила внимания на отсутствие экспрессии. Зато указание на бессилие в отношении Росомахи задело Лауру, не смотря на вскользь брошенное «без обид». Выражение ее лица не изменилось, но плечи немного приподнялись сами собой, а голова немного наклонилась вперед. Убить собеседника не представлялось возможным без особых усилий, впрочем, также как и саму Икс, но она невольно прокрутила в голове несколько сценариев его кончины. Она точно знала, что он не захотел с ней встретиться, если бы его фотография лежала на столе у директората Фасилити с прилагавшимся к ней заказом с указанием стоимости отсеченной головы. Но на счет Росомахи парень был прав. Если Фасилити потратило годы на то, чтобы создать еще одного такого для заказных убийств, то сила оригинала должна быть внушительной. Но у Икс было одно небольшое преимущество. Она уже знала, каким он был в бою. Ее тренировали по его голограммам, стремясь сделать точную копию. Они хотели заставить ее думать так же, как и он. Но уже на первых порах Икс превзошла временные показатели. Отклонения от проекций Логана злили руководителей проекта, но со временем они поняли, что за счет комплекции, Икс брала цели ловкостью и подвижностью. Их перестало волновать «как?», теперь их интересовал только результат и время, необходимое для его достижения.
Воздух наполнился едким дымом. Это был особый запах, который останется в памяти Икс, если потребуется выследить парня снова. Потребность, конечно, была под вопросом, но мало ли. Он был кровным сыном Росомахи. В голове сразу возникло миллион вопросом. Означало ли это, что он приходился родственником и Лауре? Возможно. Можно ли было назвать их ситуацию схожей? Наверное, нет. Он был настоящий и рожден, как минимум, по желанию двух людей, самого Логана и какой-то женщины. Что касалось Лауры, то она была экспериментов против природы, проведенным, скорее всего, без ведома и без согласия Росомахи. Поддерживал ли сын отношения с отцом? Ответ на этот вопрос Лаура получила вскоре, после того, как перекур был окончен, и воздух вновь наполнился свежей прохладой. 
- Это вряд ли. Он засветился совсем недавно, - прокомментировала Икс. Любопытство все еще мучило ее, но она не хотела набрасываться на парня с вопросами. Каждый вопрос означал, что придется отвечать на что-то взамен. Делиться информацией с человеком, которого видишь впервые? Сомнительно. – Значит, ты толком не знаешь его? – все-таки поинтересовалась она. Вопрос казался ей вполне безобидным.
Что он тебе сделал, что ты так хочешь его убить? Как и предполагалось, за каждый заданный вопрос, нужно было давать ответ. Икс не была уверена в том, стоит ли распространяться о причинах жажды крови. Все это было тесно связано с темами ее происхождения, ее истории и жизни в целом. Но резкие нотки в голосе незнакомца сообщали Лауре о том, что отвечать все же придется. Иначе пришлось бы снова ввязываться в драку, а на них и так уже осталось слишком мало одежды, которую можно рвать.
- Он –  причина моего существования. А я далеко не ключ к миру во всем мире, - расплывчато ответила девушка. Возможно, стоило предупредить его, что чем больше он знает, тем больше рискует своей жизнью, ведь Фасилити не нужны были лишние свидетели. Хотя Икс мало волновала его судьба, особенно, если он не мог помочь ей с поисками или собирался им препятствовать. Его настроение по наблюдениям Лауры менялось достаточно часто. – Как тебя зовут? – она воспользовалась своим правом задать следующий вопрос.

0

11

Джимми не хотел ее обижать, впрочем, и понравится ей он так же не желал. Ему было в целом, фиолетово, что она о нем подумает, потому что редко интересовался чужим мнением о себе, и редко желал кому-то понравится. Это слишком ко многому обязывало, а он не желал быть кому-то чем-то быть обязанным, просто даже был к этому не готов. Когда отношение к тебе изначально плохое, довольно сложно сделать его еще хуже, с другой стороны, когда от тебя ждут хороших поступков, а ты все портишь. Ему хватило приемных родителей, которых он разочаровывал то и дело принося из школы вести, что в очередной раз ввязался в драку. Или что-нибудь сломал. Именно поэтому Джимми сейчас придерживался той же холодной политики в общении, что и она с ним. Разумеется, не всегда удавалось сдерживать себя, и порой проступали его не слишком адекватные перемены в поведении, однако же, он старался все таки равнодушно и спокойно поглядывать на нее, в любой момент будучи готовым ко всему : от очередной драки и погони, до равнодушного прощания. Раз она выяснила, что он не тот, кто ей нужен, то вряд ли она останется на светскую беседу,  вряд ли она его заинтересует настолько, чтобы подробнейшим образом делиться своими планами. Впрочем, Хадсон не слишком интересовался ее планами, его больше интересовала она сама. Джим внимательно изучал ее, начиная от внешнего вида и заканчивая запахом. Она, не смотря на совершенную безопасность, стояла в казалось бы непринужденной позе, однако ее ноги выдавали ее с головой. Девушка могла в любую секунду отклониться или увернутся, не потеряв при этом равновесия, благодаря тому, как были поставлены ее ноги, боевая позиция, готовая в любой момент позволить перейти от простой стойки к действию. Руки, которые некогда красовались с парой когтей - таких же как у него самого - выдавали ее так же, хотя бы тем, в какой напряженной позе они были сложены. А запах был смесью недоверия, напряжения, и как ни странно, любопытства. Джеймс чуть заметно улыбнулся, отмечая про себя, что она все же заинтересована им и замечая такой же любопытный взгляд, как и его собственный. В отличии от нее, Хадсон и не думал скрывать свое любопытство, изучая ее глазами, рассматривая тонкую и гибкую фигурку, которая была в бою для любого другого серьезнейшим противником, задумчиво рассматривая кожу, где совсем недавно были порезы, а сейчас мягкая гладкая кожа, и прищурившись, изучая места откуда выходят когти. Она была практически его собственной копией, только в женском виде. После того, как он поймал в ней нотки любопытства к его персоне, ситуация словно бы разрядилась, Джимми легче пошел на контакт, расслабившись, почувствовав, что есть за что зацепиться.
- Да? - стараясь оставаться спокойным, спросил он, не желая пугать или отталкивать своей заинтересованностью. - И где? - Хадсон не мог похвастаться опытом в слежке, да и начального пути у него не было. Он пробивал лбом стены, не имея никакой конкретной информации. Она была или голословна, или просто имела лучшие источники, чем он. Хотя пожалуй, любой источник будет лучше чем его. Хадсон вздохнул, прекрасно понимая, что она не поделиться с ним предположительным местоположением Росомахи, и стараясь скрыть огорчение по этому поводу, поспешил дать ответ. - Я его не знаю вообще. - просто ответил Хадсон, опять же впервые признавая такую неприятную правду, которую ранее ему даже и не приходилось нигде озвучивать. - Ни разу не видел. Честно говоря, то что он мой отец я узнал совсем недавно. - он пожал плечами, усмехаясь. Джимми не нужно было сочувствие или еще что-то в этом духе, он спокойной и равнодушно поделился этим, не считая что это повод для личной драмы. Ему повезло с приемными родителями, и они рассказали Хадсону, как он попал к ним, а это значило, что его отец не просто отказался от него потому что тот ему был не нужен, а попытался защитить его от того дерьма, которое происходило в его жизни. Джимми понимал это, вернее старался понять, не зная ничего о Росомахе по сути, и его жизни.
Хадсон не совсем понял ее ответ. Она ловко ушла от конкретики, предпочитая дать обтекаемое определение, которое ничего не проясняло. Что она этим хотела сказать? Как будто бы она была не живым организмом, а запрограммированной машиной, которую собрали с определенной целью и запустили в действие. Хадсон силился понять сказанное, нахмурившись и почесав затылок. Но как ни старался он понять сказанное, ему не удавалось и наконец он уточнил, попутно отвечая на вопрос.
- Что ты хочешь этим сказать? Я тоже, как видишь, не самый мирный парень. А зовут меня Джимми. - сгладив свой выпад на тему убийств его отца, подобием дружелюбной улыбки и уменьшительно-ласкательным от своего имени, он не зная как еще продемонстрировать свои мирные намерения, проговорил - Как насчет пройтись? - кивая головой в сторону пустынной дороги, которая освещалась редкими фонарями, он чуть повел рукой, предлагая ей тем самым не только прогулку, но и беседу, которая явно больше не предполагала никакой драки. Откровенно говоря, после Саблезубого, она была первой, из тех кого он встречал, кто был хоть как-то на него похож. И судя по ней, она гораздо лучше могла держать себя в руках. Было бы интересно узнать ее историю, может быть, получить парочку советов, как бороться со своим внутренним зверем. Несмотря на то, что они всего несколько минут назад отлично друг-друга лупасили, Джим не мог отказать себе в удовольствии полюбопытствовать, если она будет согласна на это. Взамен ему нечего было дать, кроме скучной истории его жизни или безуспешных поисков своего отца. Он даже толком не мог ответить зачем его ищет и что скажет ему когда найдет, а может быть, ему хватит просто посмотреть на него издалека да и все. В конце концов он уже не маленький мальчик, которому нужен отец, тем более что, отец-то у него всегда был.

0

12

Лаура не была тем человеком, в компании которого можно было почувствовать себя уютно. Семнадцать лет из своих восемнадцати она провела в Фасилити. С ранних лет человечность из нее выдавливали, почти в буквальном смысле этого слова. Как гной из раны, как будто это была инфекция. Сотрудники лаборатории прилагали массу усилий к тому, чтобы превратить Икс-23 в машину, обтянутую человеческой кожей. Лаура не улыбалась, не смеялась – у нее не было для этого поводов. Почти всегда была напряжена, на низком старте в ожидании очередного задания. Согласитесь, сложно находиться рядом с тем, кто не испытывает положительных эмоций. Таких как она называют энергетическими вампирами. Если уж ее общество не вгоняет в депрессию, то, по крайней мере, заставляет нервничать или слишком много думать на тему того, о чем думает она. Это, так или иначе, истощает. Ее холодный, беспристрастный взгляд вызывает дрожь. В большие глаза, темно-голубые, как два глубоких озера, страшно смотреть долго, поэтому мало кто замечал банальную печаль и уж тем более, желание сбежать от одиночества. Без приказов Фасилити Лаура не представляла для парня опасности, но, возможно, у нее не слишком хорошо получалось это показать. Она чувствовала, как он внимательно изучает ее, как осторожно ведет себя с ней. Отчасти, он пытается контролировать и себя тоже, но больше не осмеливается повернуться к Лауре спиной, как в первую минуту после битвы. Принимая во внимание то, что совсем недавно этот малый избил несколько здоровых мужиков в баре, а теперь разгуливал по темным улицам в одиночку, можно было предположить, что он тоже не слишком социально адаптирован. В отличие от Лауры он временами был чересчур эмоционален, и даже умел улыбаться, но в каждой улыбке было либо безрассудство, либо горечь. И вот они стояли, друг напротив друга, ведя неловкую беседу. Такие разные, но одновременно одинаковые. Их не связывало абсолютно ничего, но что-то не отпускало. Обоих подогревало любопытство, но никто не решался довериться и перешагнуть разделявшую их преграду.
- Уже не важно. Я потеряла след. А потом думала, что он – это ты,- призналась Икс. Она действительно потратила драгоценное время, идя по следу сына, в то время как отец благополучно скрылся. Теперь все нужно было начинать с начала, но где взять отправную точку? Лаура ни в коем случае не винила собеседника. Это был ее собственный прокол. Но еще когда был жив сенсей, он говорил, что ничего в жизни не бывает просто так.
Редко с кем Икс удавалось просто спокойно поговорить. Обычно она только слушала монологи – упреки, приказы, предупреждения. Даже Сару Кинни, которая всегда пыталась дать девушке ощущение нормальности, Лаура старалась только слушать. Слушать, чтобы не втянуть ее в неприятности. Поэтому Икс слабо представляла себе, как это – поддерживать разговор. Это не было каким-то боевым искусством, которое она могла запросто освоить. Периодически между ней и парнем возникали неловкие паузы, но чем откровеннее становились его ответы, тем увереннее чувствовала себя Лаура.
- Зачем ты ищешь его? – спросила она. На вид парень был старше нее. У него был свой образ жизни, свои привычки, возможно, даже друзья и семья, и совсем недавно узнав, о существовании отца, он хотел его найти. Было ли это сентиментальное желание или наоборот?  Икс всегда знала о существовании Джеймса Хоулетта, знала о том, какую роль он сыграл в ее жизни и о том, что ему было известно о ее существовании и о других диких экспериментах, которые проводили в Фасилити. Не смотря на это, Росомаха никогда не пытался найти ее. Ее существование было противоестественным, несло лишь смерть и разрушения, но кажется, мужчину не мучила совесть по этому поводу. Он был либо трусом, либо негодяем. И в независимости от того, как его сын ответит на вопрос, Икс считала, что он заслуживал смерти. Она уже представляла себе их встречу. Придется сжечь и его и себя, чтобы их ДНК больше не попало ни в чьи руки. Можно было пригласить и нового знакомого на ритуальное самосожжение, но на первый взгляд казалось, что он не был обременен связями с преступными организациями и сумасшедшими учеными. По крайней мере, в Фасилити Лаура ни разу не находила информации о нем.
Джимми. Джимми точно мог быть наемником. Джимми не бывают наемниками. Услышав это имя, мышцы на щеках девушки слегка напряглись, как будто она хотела улыбнуться. Невооруженным взглядом эту улыбку разглядеть было сложно, и, тем не менее, что-то внутри Лауры шевельнулось. Она тоже захотела представиться. Тем именем, которое ей дала Сара. Но чтобы ответить на вопрос Джимми, проще было назваться так, как называли ее все остальные.
- Икс-23. Репродуктивное клонирование человека, попытка номер двадцать три. Успешная, -  без эмоций сообщила Лаура и медленно двинулась в направлении, предложенном Джимми.

0

13

Она была первой, кого он встретил, кто тоже искал его отца. Цель у них, разумеется была разная, но все таки путь один. Джимми хотел продолжить настойчиво расспрашивать ее, где и когда она нашла его след, и даже не важно было, что в итоге она его потеряла. Он готов был начать с этого места, вернее говоря, продолжить. Его устроил бы вариант обыскать там все и чуть ли не обнюхать землю, но девушка не намерена была делиться. Блондин не стал настаивать, несмотря на свое отчаянное желание. Поймав очередной рвавшийся на волю вопрос, когтистый выбрал ответ на ее вопрос, который заставил его на некоторое время задуматься.
- Не знаю, - начав этот путь, Джимми никогда не думал, какой он хочет видеть финиш. Он не знал, зачем ему искать Росомаху, ведь он уже давно достиг того возраста, когда мальчик перестает цепляться за отца. - Может быть, просто хочется посмотреть на него, задать пару вопросов. У меня есть..некоторые сложности связанные с моим поведением. Может ты заметила. - такая возмутительная откровенность не была никогда ему свойственна, особенно в общении с теми, кого он едва знал. Но его шестое чувство подсказывало ему, что сейчас нет нужды темнить. Несмотря на то, что они только что славно помахались когтями, девушка располагала к себе, наверное из-за того, что Джимми видел, как она на самом деле на него похожа, только в отличие от него, была лишена таких простых вещей как семья, человеческое тепло. Хадсон знал, точнее был уверен, что она испытывает или испытывала когда-то, такие же трудности как он. Или во всяком случае, если не испытывала, то знала как сделать так, чтобы этого не было. Его честность в данном случае, обезоруживала ее похуже любых когтей и регенерации, она укладывала ее на лопатки так, что ей, чтобы ответить достойно, приходилось по мимо воли, проявлять в общении с ним тоже самое. Девушка знала, что врать ему так же глупо, как если врать ей, даже при идеальных способностях, талантах и тренировках, такие как они чуют ложь за километры. Джимми медленно пошел вперед, увлекая девушку за собой. Не было тех, кто мог бы их подслушивать - да и кому нужен их разговор? Было достаточно тихо можно было спокойно и расслабленно прогуливаться, словно они старые знакомые, вдыхать свежий ночной воздух. Планы парня поменялись достаточно быстро, и Хадсон уже не спешил домой подкрепиться и завалиться спать, поэтому он не форсировал события, спокойно наслаждаясь тишиной, когда его собеседница предпочитала замолчать.
- Какое оригинальное имя. - Джимми улыбнулся снова, не демонстрируя откровенно свое удивление, которое впрочем, скорее всего без его желания отразилась на лице. - Значит ты успешная счастливица. А как называют тебя друзья? - Джеймс заглянул ей в лицо, стараясь отыскать там признаки человеческого: улыбку, может быть, хитринку во взгляде или насмешку. Но она была предельна серьезна и даже нахмурена. Икс-23 хотела убедить его, что она репродуктивное клонирование человека, без человеческих чувств и эмоций, и что она машина, у которой есть цель, судя по всему убить его отца, а дальше после того как миссия будет выполнена, можно заняться следующим заданием или уйти на покой. Легонько ткнув ее под ребра локтем, Джимми остановился, приподняв брови.
- Да ладно тебе. Ты ведь не машина, а. - такая панибратская проницательность опять же была ему не слишком присуща, но парень внезапно испытал ни с чем не сравнимое желание докопаться до ее сути. Ему показалось возмутительным это ее поведение. Может быть, она все это сама себе выдумала, или ее заставили в это верить, но не могло все быть так. Он прожил еще не достаточно долго, и видел не достаточно ужасов, чтобы смириться с такими, как она. Будто бы она сама поставила на себе крест, не желая ничего менять. Каждый имел право на улыбку, как минимум. По сравнению с ней, Джеймс, который считал себя не самым веселым на свете, сейчас чувствовал себя практически вечной петрушкой, с глупой улыбкой на лице. Стерев всякие признаки последней, он мрачно на нее уставился, упрямо отрицая ее модель поведения и общения, которая рассматривала лишь внимательный конспект того, что говорит он и по возможности односложные ответы. Джеймс просто не мог поверить в то, что ей было совершенно нечего ему сказать, неужели она пошла на контакт просто так? Информация о нем вряд ли сможет ей помочь в поисках Росомахи, он точно дал ей понять, что не знает ни его местоположение, никакой информации о нем, да и вообще, является крайне бесполезным. Хадсон наклонил голову, на этот раз, не задавая вопросов больше, и позволяя ей самой решить, хочет ли она сказать ему что-то или нет. Он внимательно рассматривал ее лицо, пытаясь отыскать в глазах большее, чем ледяную пустоту. Ее взгляд был пронизывающим и пробирающим, но он не мог оттолкнуть или напугать Джеймса, потому что парень сам был обладателем подобного взгляда, и что-то ему подсказывало, что это было, как будто семейное. Мимо проехала одинокая машина, которая отвлекла их от затянувшейся паузы, и они не сговариваясь проводили ее взглядом до поворота, а затем, блондин снова перевел на нее настойчивый и тяжелый взгляд. Кто же ты такая, все таки?

0

14

Формулировка фразы заставила Лауру негромко усмехнуться. То, о чем говорил Джимми, не сложно было заметить даже самому ненаблюдательному человеку.  За то непродолжительное время, что они были знакомы, девушка успела на своей шкуре испытать неконтролируемую ярость оппонента, а также увидеть широкий спектр эмоций на его лице. Он раздраженно поджимал губы или обидчиво надувал их, крепко стискивал зубы или хмурил брови, если не получал ответов на вопросы или просто что-то казалось ему подозрительным. Лаура же годами тренировалась, чтобы научиться контролировать свои эмоции, поэтому большую часть времени она успешно сохраняла ледяное спокойствие и каменное выражение лица. Единственная вещь, которая могла уязвить Икс - триггер. Холодок пробежал по её спине при одной лишь мысли об этом химическом составе. Это было ужасное состояние, когда она не способна была контролировать себя, когда действительно превращалась в машину и забирала жизни тех, к к кому каким-то образом успела привязаться.
- Страх. В нем вся причина, - спокойно высказала свое мнение девушка, - нет ничего сильнее страха. Ты можешь сказать, что не боишься меня или кого-то еще или чего-то еще, но я тебе не поверю. В той или иной степени мы все чего-то боимся.  Проиграть, потерпеть неудачу, боимся не получить то, что хотим или потерять то, что имеем, боимся боли. Все начинается с волнения. Малейший стресс твоего организма порождает страх, и если ты не знаешь, как им управлять, он делает тебя уязвимым, - подобные речи Лауре втолковывал её сенсей. Маленький азиат был профессионалом в своем деле, но по мнению Фасилити ему не доставало жесткости. Он общался с Лаурой, как с человеком, был терпелив и слишком много времени уделял тому, что пытался донести до своей ученицы теорию. Когда на замену ему пришла Кимура, она не тратила много времени на слова. Зная, что просто ударив или пнув Икс, Кимура не добьется серьезных результатов, она прибегала к самым бесчеловечным пыткам, чтобы заставить подопечную чего-то бояться. Она хватала Икс за волосы и тащила ее в лабораторию, в ту самую где когда-то Райс ломал ее тогда еще костяные когти, заставлял смотреть сцены насилия, топил в химикатах. Пока Икс боялась, она не могла дать отпор. Но со временем она научилась анализировать свои эмоции. В обучении Икс использовали в основном восточную методику, заставляя подавлять эмоции, сводить их к нулю, пока внутри не было ничего, кроме пустоты. Для военнослужащих в таком подходе было немало минусов. Трудно оставаться невозмутимым, когда на поле боя рядом с тобой гибнут друзья и товарищи. Трудно не терять самообладание, когда в нескольких метрах от тебя взрываются бомбы или мимо пролетают пули. В случае Икс все это было учтено. Она чувствовала боль, но не долго, а в плане друзей... Ей нечего было терять. Даже своей собственной жизнью она не слишком дорожила.  Возможно, именно поэтому контролировать эмоции ей было гораздо проще, нежели Джимми. 
Они продолжали не спеша идти вперед, без всякой цели, просто потому, что обоим было любопытно узнать больше друг о друге. Икс уже почти привыкла к его компании, к его меняющемуся настроению, пока он вдруг не ткнул его под ребра. Девушка отскочила в сторону и напрягалась.
- Что ты делаешь? - она чуть наклонила голову на бок, пытаясь понять, был ли это выпад перед атакой или что-то другое. По глуповатой физиономии Джимми, Лаура поняла, что скорее всего это был какой-то шутливый жест, определенно, используемый для того, чтобы взбодрить собеседника. Девушке стоило взять его на заметку, если она хотела жить нормальной человеческой жизнью и адаптироваться в социуме. В голове закрутилось письмо, которое написала для нее Сара Кинни перед смертью.
"Я никогда не хотела семью. Мой отец отбил у меня это желание. Забрал мое детство, мою детскую невинность, мою жизнь. А затем я забрала твою. Я стала там, кого ненавидела и боялась больше всего, а ты стала моей жертвой. Но ты показала мне надежду. Не тогда, когда ты спасла Меган, но когда спасла малыша Генри. Ты показала мне, что мы не обязаны быть тем, кем наставляют быть. Что мы можем быть лучше, чем думаем..."
Малыш Генри, полугодовалый сын одного из членов руководства Фасилити. Его предали, заставив Икс убить его и всю семью, но девушка оставила в живых его сына, который прятался в шкафу, не смотря на приказ. Это было давно, но почему-то сейчас Лаура вспомнила об этом. Единственным человеком, который мог вызвать на ее лице улыбку была Меган. Кузина Лаура. Она интуитивно знала, как пробуждать человека в Икс. Она была единственной, до этого момента.
Икс выпрямилась и снова расслабилась. Уголки губ едва приподнялись, но зато было видно, как потеплели ее глаза.
- Нет, не машина. Ты прав, - она покачала головой, - друзья называют меня Лаура. И Джимми? Спасибо, что напомнил.
Лауре действительно не хватало этого. Большую часть ее жизни Райс и Кимура обзывали ее животным, другие оружием. Даже в будущем, первое, что скажет Эмма Фрост, увидев ее, это то, что она машина для убийств. Сара видела в Лауре надежду, Меган видела, теперь был и Джимми. Пусть они и были в меньшинстве, но осознание того, что это меньшинство существовало, было приятно.

0

15

Джимми нахмурился, мрачно на нее взглянув, выслушивая мини-лекцию на тему страха. Да, безусловно в ее словах была правда, страх был неотъемлемой частью человеческого и не только существования, подобно хищнику, боящемуся погибнуть с голоду, жертва боялась быть пойманной. Однако, врожденное желание поспорить заставило Джима не хило понервничать, пытаясь удержаться от того, чтобы не поспорить с ней.
- И ты это умеешь? - он внимательно на нее смотрел, не сомневаясь что ответ, который получил будет точно положительным. - Да, глупый вопрос, конечно. - он пожал плечами, усмехаясь себе под нос. Разве тот, кто говорил таких вещи, мог говорить и не основываясь на собственном примере? Впрочем он сам никогда не испытывал такого страха, который заставлял бы его двигаться. Скорее гнев, ярость, агрессию - вот что был его двигательный механизм, вот что могло расшевелить его, взбодрить. А никак не боязнь быть растерзанным. Единственный раз, когда Джимми испытал настоящий страх, это когда Виктор Крид напал на него, желая кажется распотрошить его на кусочки и добраться до его самых хорошо запрятанных внутренностей. Но то был его первый раз столкновения с опытным, агрессивно настроенным мутантом, из которого он все таки, смог выбраться живым. И это предало ему возможно безрассудного, но крепкого и уверенного бесстрашия. Джимми не боялся за свою жизнь, считая что беда, настоящая, которая могла бы его убить - едва ли может с ним произойти, он наслаждался своими способностями практически мгновенно залечивать собственные раны, а острые как бритва когти могли обезопасить его от любой угрозы, ибо пока что на своем пути он не встретил еще ничего такого, чего не смог бы порезать с возмутительной легкостью.
- Ну-у-у-у, - неуверенно и как-то смущенно протянул парень, стараясь изобразить руками жест, похожий на всплеск - Это знаешь ли, вроде что-то типа дружеского жеста. Но ты-то у нас репродуктивное клонирование человека, тебе не понять таких тонкостей человеческого устройства.. - он вытаращил глаза, явно издеваясь над ней. На этот раз уже не дотрагиваясь до девушки, Джим едва ли удерживался от хохота. Выражение лица было у нее то ли обиженное, то ли смущенное, что никак не вязалось с ее образом неприступной машины для убийств и от чего было еще смешнее. Джеймс встречал не слишком много странных людей на своем пути, а она была пожалуй, пока что самой странной из них, и хоть между ними было множество всего схожего, различия, которые разделяли их, сразу же бросались в глаза, стоило лишь понаблюдать за ними.
- О, ну наконец-то, - все с той же ухмылочкой, протянул парень, и на этот раз, не спрашивая разрешения, или не ожидая подвоха, протянул руку и слегка сжал ее ладонь, как обычно происходило когда двое знакомятся. - Лаура. - повторил парень, чуть склонил голову в приветственном жесте, который конечно был уже не уместен. Они уже не меньше получаса гуляли, а перед эти знатно надрали друг-другу задницы, но это нисколько не помешало Джимми сделать вид, будто они только что познакомились.
- Да брось ты, - он улыбнулся во весь рот, чувствуя себя более чем довольным оттого, что ему наконец удалось до нее достучаться и даже получить в благодарность улыбку. - Может выпьем что-нибудь, поболтаем еще? Я знаю, что алкоголь на нас не действует, но можно все таки приложиться к чему-нибудь, да и к тому же, я страшно голоден. А ты? - он едва заметно кивнул, сворачивая, и перед ними открылся небольшой бар. Сквозь плотно занавешенные окна проступал свет, что означало о работоспособности заведения. Несмотря на то, что вид их оставлял желать лучшего, Хадсон не сомневался что их тут обслужат, во многом потому, что райончик был не из приятных, и в этот бар захаживали порой и не такие граждане. Смело толкая дверь, он галантно пропустил Лауру вперед, предлагая занять место в углу зала, где был угловой столик и мало соседей. Изучая меню, он сразу же заказал пиво и продумывал, чего бы взять на перекус. Денег было не слишком много, поэтому Джеймс старался отыскать что-то наиболее сытное и дешевое.
- Ты очень спешишь? - поинтересовался Джимми, получая свою кружку крепкого темного пива и делая первый жадный глоток. Довольно вытирая губы тыльной стороной руки, Джимми наконец определился, заказывая - как он надеялся - хороший кусок мяса средней прожарки без гарнира, на который просто не хватало средств и в ожидании уставился на Лауру. Теперь под лампой, он мог рассмотреть ее еще лучше, отмечая сурово сведенные брови. - У тебя привычка такая - хмуриться, или это я тебя раздражаю? - весело поинтересовался парень, отхлебнув снова из своей кружки пива.

+1

16

- Репродуктивное клонирование человека – это процедура. Я результат процедуры, я кло… - важно начала Лаура, призывая к правильному оперированию научными терминами. Но выражение лица Джимми, да и интонация его голоса вскоре навели девушку на мысль о том, что если она продолжит свою поучительную тираду, для ее собеседника это станет лишь очередным поводом поиздеваться над ней. Она осеклась и замолчала. А Джимми, собственно, продолжал в том же духе. Рукопожатие, которое, по его мнению, было таким же открытием для Лауры, как и предыдущий жест, сопровождалось кривлянием. Икс без особого энтузиазма наблюдала за ним, не выдергивая ладони из его руки на протяжении всего «ритуала», - рада знакомству, Джимми, - коротко ответила она, наверняка, к большому удивлению Джимми, подыгрывая ему и демонстрируя базовые знания человеческого взаимодействия и этикета. В конце концов, она жила не в пещере, а в подпольном научном центре. Люди там не отличались особой игривостью и чувством юмора, зато часто проводились деловые переговоры, заключение важных сделок, которые непременно сопровождались стандартным набором фраз и жестов.
Теперь, когда они официально познакомились, Лауре и самой хотелось продолжить общение с почти что родственником. Однако здравый смысл протестовал против данного конкретного предложения молодого человека. Внешний вид обоих оставлял желать лучшего. И если темная одежда хоть как-то скрывала багровый цвет крови, то ее следы на коже, по крайней мере, коже Лауры, никуда не делись. Кроме того, дырки и разрезы на ткани, взлохмаченные волосы явно указывали на то, что эта парочка только что поучаствовала в драке или в какой-то еще не самой миролюбивой авантюре. Прежде, чем девушка успела возразить, Джимми уже вывернул на тускло освещенную улочку и двинулся прямо по направлению к очередной окрестной забегаловке. Она нагнала его, и дверь перед ней учтиво распахнулась.
- Ты спятил, если думаешь, что это хорошая идея, - прокомментировала Лаура, косо взглянув на своего спутника, - или ты уже забыл, благодаря чему я тебя нашла? – она вскинула бровь, вспоминая, что совсем недавно местная новостная служба осветила потасовку, которую в другом баре устроил Джимми. Еще немного и ему, скорее всего, дадут какое-нибудь прозвище за серийное нарушение порядка в подобных местечках. Впрочем, во всей окрестности, наверняка, был всего один полицейский участок с крайне нерасторопными сотрудниками. Да и к тому же, желудок Лауры неприятно сводило уже пару часов. Она не ела со вчерашнего вечера, а даже с ее сверхчеловеческой выносливостью требовалась энергия.
Они вошли внутрь и пока двигались в относительно пустой уголок помещения, Лаура ловила на себе настороженные взгляды. Нельзя было не отметить, что при их появлении, гул также стал на пару тонов тише. Это и было причиной ее хмурого выражения лица. Она действительно смотрела на мир без какой-либо заинтересованности, даже с неким недоверием. Улыбчивые, энергичные люди, как известно, привлекали к себе больше внимания, а это Лауре совсем не было нужно. И тем не менее, внимание к себе они привлекали.
- За твоей спиной двое мужчин. Один примерно твоего роста, другой на голову ниже. Они то и дело смотрят на нас. У одного в руках нож, у другого бутылка из-под пива. Мы им не нравимся, - описывала Лаура, стараясь смотреть на Джимми и лишь мельком переводить взгляд на парочку у него за плечами. То, что у женщин от природы получалось незаметнее оценивать ситуацию, было очень кстати. Девушка замолкла, когда официант с недоверием приблизился к ним, чтобы принять заказ. Лаура попросила продублировать заказ Джимми, только вместо пива остановила свой выбор на обычной воде, а к стейку добавила гарнир.
- Ты точно больше ничего не хочешь? – поинтересовалась она. У нее-то с собой было около пятидесяти тысяч долларов  и, по сути, ей было все равно, что с ними делать. Она снова взглянула на мужчин за дальним столиком, а потом повседневным голосом вновь  обратилась к Джимми, - так… чем ты занимаешься? Как живешь?

0

17

Джимми был достаточно неосмотрителен, чтобы пропустить любые возмущение мимо ушей. После хорошей драки, хотелось хорошо - ну или хоть как-то - подкрепиться, и все аргументы, которых к слову, было не слишком много, не смогли бы его остановить. Подобно упертому и неуемному бульдозеру, пробивающему себе путь, Джимми буквально потащил за собой девушку, заметив бар. Сопротивление, хоть и оказывалось, но было крайне вялым, по этому, с удвоенным энтузиазмом фантазируя на тему мяса, они оказались за столиком.
Драная рваная, и местами кровавая одежда, даже не смотря на слабый свет, была отмечена внимательными сплетниками, которые уже предвкушая что-то сомнительное-опасное, зашептались. Джимми, да и Лаура, могли прекрасно слышать, что именно витало в воздухе. Подозрение. Предвкушение. Страх. Их появление, несомненно подарило этому заведению причину для сплетен. Самой популярной идеей было то, что они парочка мутантов, которых отмудохали как следует, за их породу в целом. Джеймс ласково улыбнулся тому, что озвучил эту идею, хотя тот и подумать не мог, будто парень его слышит. В одном они были правы - Лаура и Джим действительно мутанты, и с ними лучше не связываться. Рассматривая девушку напротив, он еле удержался от усмешки.
- Брось, мы тут никому не нравимся, - он равнодушно махнул рукой, прислушиваясь к сердцебиение парочки, которую описала Лаура и больше не уделяя им внимания. - У них кишка тонка заделать тут большой бадабум, послушай их сердечки, трепыхаются как пташки в клетке. Просто все тут судачат о том, что мы мутанты. - он буднично усмехнулся, не считая это чем-то из-за чего стоило бы переживать. Любого кто выглядел подозрительно или не презентабельно или просто не таким как все, автоматически записывали к мутантам, это был новый тип отбросов общества, было за что их ненавидеть, и определенно - за что бояться. Джимми снова присосался к пиву, с удовольствием промачивая горло и довольно причмокивая.
Отрицательно покачав головой, Хадсон не стал делиться финансовыми проблемами, дабы не показаться попрошайкой. Он, конечно, скушал бы все, что было у них на кухне, ибо его желудок не имел предела, однако его деньги не позволяли ему шиковать всякий раз, когда он был голоден. Мясо, которое принесли, было вполне годным, и парень думать забыл на время о том, что они находятся в баре, что у него не было гарнира, и что народ то и дело подозрительно на него поглядывает. Довольно то и дело причмокивая, он по хозяйски разобрался с мясным блюдом, вытирая губы и сыто откидываясь назад. Потянувшись, он спрятал в кулаке зевок, а затем взглянув на девушку, улыбнулся.
- Ну знаешь, я все как-то больше нахожусь в поисках своего отца. - он почесал затылок, задумываясь на мгновение - Еще в свободное время я подрабатываю в автомастерской, и бью морды тем, кто мне не нравится. - последнее молодой человек проговорил чуть громче, чем следует и те, кто внимательно их слушали, мигом поперхнулись, и быстро отвернулись. Пара с ножом и бутылкой напряглись, явно не решаясь подойти, однако все еще не стесняясь в открытую за ними наблюдать. Кажется за то время, что прошло, они перестали бояться и начали больше злиться. Злость, как известно затмевает чувство самосохранения, что значило, что к ним возможно подойдут ребята поговорить по душам. Джеймс не то, что бы сильно был против драки, просто его рубашку и футболку уже больше просто некуда было драть. Он сделал еще один глоток пива, размышляя о том, стоит ли их дразнить или нет, и выбрав последний вариант, взглянул на Лауру.
- Как ни странно, моя-то жизнь больше других похожа на простую человеческую. А вот ты, он сделал многозначительную паузу, осматривая ее торжественным и долгим взглядом, спустя мгновение продолжая - А вот ты, как я уже понял, кроме поимки моего отца, очень не похожа на других. Лучше расскажи о себе, у тебя такие же способности как у меня и у моего отца - почему? - Хадсон примерно представлял, какой он услышит ответ, если девушка решит его все же озвучить. Но ему были не важны его собственные догадки, он хотел знать правду. Это не могло быть простым совпадением, металл который покрывал ее когти, был прочнее и крепче, чем его собственный, Джеймс почувствовал это во время схватки, а это означала только одно - ее когти покрывает адамантиум. Он знал у кого еще такие же когти, такой же сплав металла на них, и такой же заживляющий фактор. Помимо него самого, разумеется. Совпадений было так много, что ответ казался очевидным, но вместе с тем удивительно не укладывающимся в голове. Хадсон продолжал ждать ответ, теперь уже понимая, что его не устроит какая-нибудь отмазка. Он не знал, почему для него это так важно, но чувствовал, что если не получит ответ, то будет мучится, и не успокоится пока не узнает правду. Это было одной из его черт, добиваться того, что для него по непонятным и необъяснимым причинам важно. Не смотря на то, что он имел прекрасную приемную семью, он никогда не имел настоящих родственников, тех, кто был для него родным не только на словах, но и по крови, по набору генов, и возможно, Лаура.. Его кто? Сестра?

0


Вы здесь » MARVEL UNIVERSE: Infinity War » The Confession » L \ J [20.04.2014]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC