MARVEL UNIVERSE: Infinity War

Объявление

Доброго времени суток, добро пожаловать на форум "Marvel Universe: Infinity war", созданный по мотивам комиксов Марвел. Отправной точкой сюжета служат события ограниченной серии комиксов "Гражданская война", повествующей о начавшемся расколе в обществе вследствие принятием правительством США Акта о регистрации супергероев.

Время в игре: октябрь, 2014 год
Место действия: Уэстчестер, Нью-Йорк, Вашингтон [США]
СЮЖЕТНЫЕ КВЕСТЫ

Episode #3 «Acceptance» [Grant Ward]
Episode #4 «Danger»
[Remy LeBeau]

В связи с обновлением оформления личного звания, просим всех посетить тему ОФОРМЛЕНИЯ ПРОФИЛЯ!
Газеты пестрят заголовками о новой должности Тони Старка - теперь он глава ЩИТа. Инициатива 50 штатов набирает обороты, переходя к своей решающей фазе, настало самое время выбрать сторону для тех, кто еще не решился на этот шаг. О Стивене Роджерсе, бравом лидере Сопротивления, по-прежнему ничего не слышно, а нейтралитет Людей Икс готов пошатнутся со дня на день: пора принимать решительные меры, но готовы ли их лидеры к таким решениям?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MARVEL UNIVERSE: Infinity War » The Confession » When it's Christmas time [25.12.2009]


When it's Christmas time [25.12.2009]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

When it's Christmas time

http://funkyimg.com/i/Z9em.gif http://funkyimg.com/i/Z9dP.gif
http://funkyimg.com/i/Z9dN.gif http://funkyimg.com/i/Z9en.gif

✘ Участники: Sean & Theresa Cassidy.
✘ Дата и место событий: 25 декабря 2009 года, закрытый остров Мьюр.
✘ Краткое описание событий: Терезе 15,5 лет, а она только недавно узнала, что её родной отец жив и здоров, и счастливо проживает с Мойрой МакТаргет на закрытом острове.

Отредактировано Theresa Cassidy (2015-07-15 20:01:45)

0

2

Меньше, чем через полгода Терезе исполнится 16 лет, а чего она добилась в своей жизни? Ровным счётом ничего, разве что стала той, которой гордился Том Кэссиди. Крошка Тесс была одной из лучшей в его команде: в деле угонов автомобилей ей не было равных, и это в 15 то лет! Она не помнила свою мать, в честь которой получила своё второе имя, не знала своего отца. Том говорил, что он пропал без вести, и о нём уже много лет ничего не было слышно, и рыжая ему верила. В самом-то деле, зачем дяде врать о таких вещах? Девушка не знала о размолвке между двумя братьями Кэссиди, которая произошла много лет назад, когда погибла Мэйв. Да, и откуда ей было знать? Она ведь тогда была младенцем, маленьким, пищащим комочком, который должен был бы стать подарком судьбы для молодых родителей, но не стал.
Ирландка так бы и жила в неведении, если бы однажды бесцельно переключая каналы телевизора, просто так, от нечего делать, не наткнулась на вручение Нобелевской премии. Ложка, которой она ела шоколадные хлопья, так и выпала из руки, раслескав по столу молоко, которыми она эти самые хлопья залила минуту назад. Премию получала Мойра МакТаргет - известная в общем-то личность во всём мире. Но суть была не в этом. Рядом с ней стоял и улыбался человек, который как две капли воды был похож на человека со свадебной фотографии Мэйв Рурк и Шона Кэссиди. Тереза сделала погромче и, забыв о хлопьях, придвинулась поближе к телевизору, жадно ловя каждое слово, каждый жест, каждое движение. Своими повадками человек с экрана чем-то походил на дядю Тома. Ошибки быть не могло. Впрочем, для верности рыжая себя ущипнула, ударила по щеке и даже попробовала несколько раз поморгать прежде, чем снова посмотреть на экран телевизора. Но человек, так похожий на её отца, не исчезал, не растворялся в потоках воображения и ни капли не менялся. Она смотрела в его глаза и не могла понять, где же она видела точное такие же глаза, - но через минуту хлопнув себя ладонью по лбу, поняла, - в зеркале! Эти глаза она видела в зеркале. За считанные моменты на Кэссиди обрушилась волна осознания стольких вещей, что разболелась голова. Значит, отец жив? Но почему Том соврал? Зачем он скрывал от неё правду? И знал ли отец о её существовании? И если да, почему не разыскал? А если нет, то, как получилось, что он ни разу не попытался её найти, ведь она всё время жила здесь, в Ирландии? Тысячи вопросов стремительно неслись в голове рыжеволосой, буквально ударяясь о стенки черепной коробки. Ей хотелось знать всё и сразу, и желательно прямо сейчас, но даже подросток понимал, что так не бывает. Девушка попыталась взять себя в руки и не ссориться с дядей до того момента, как проверит всю информацию. Не без помощи друзей в преступном мире Ирландии, она узнала, что Мойра МакТаргет сейчас проживает на закрытом острове Мьюр, куда очень непросто попасть. Сирена лишь ухмыльнулась на это: она угоняла машины с самых охраняемых стоянок и гаражей, что же она не справится с защитой какого-то там острова. Впрочем, по неопытности она полагала, что слухи об охране Мьюра несколько преувеличены: как правило, их распускают те, кто там проживают, чтобы обезопасить себя от вторжения непрошеных гостей, ведь немногие осмелятся переступить через «жутко опасную» охранную систему?
Рыжей потребовалось несколько дней на сборы и некоторую подготовку к предстоящему путешествию. Она не стала говорить дяде, куда направляется и зачем, но он смотрел на неё с таким подозрением, что не ровен час, что догадался. Скорее всего до него дошли слухи, что его племянница выспрашивала про Мойру, и это не могло не вызвать подозрений у дяди, но он ничего сказал. Более того отпустил, благословил, даже денег дал на её маленькое путешествие.
И вот Тереза стоит на песчаном пляже, по щиколотку в воде, не в силах сделать ещё один шаг вперёд. А что, если в действительности этот человек с экрана её отец? Что она скажет ему? Что он ей скажет? Что если это и правда Шон Кэссиди, которого она знала лишь по свадебным фотографиям, которым было больше 16-ти лет, но которые она бережно хранила в небольшой шкатулке, в своей комнате?
Может, развернуться и уйти, пока не поздно? Пока её не заметила «жутко опасная» охранная система? Пока ещё есть время бежать и сделать вид, что человек с экрана телевизора просто похож на Шона Кэссиди, но никак не Шон Кэссиди...
...к горлу подступил ком. До настоящего момента Тесс старалась не думать, что несмотря на присутствие дяди в её жизни, всегда была сиротой: ни отца, ни матери. Она старалась не признаваться даже самой себе, что ей хотелось иметь родителей, чувствовать их заботу, их ласку, их любовь. Том, конечно же, любил Терезу, но уж слишком по-своему. Не зря его звали Чёрный Том Кэссиди. И многое в жизни девушки было предопределено заранее, исходя из того, как жил её дядя. Кто знает, если бы отец был жив, сложилась бы её жизнь по-другому? Были бы в ней угоны машин, кражи, приводы в полицию, фотографии с табличкой, условные судимости? Рыжая закусила краешек губы: сколько раз она думала о том, как задаст этот вопрос, если отец вдруг неожиданно бы нашёлся. Но сейчас она уже не знала, хватит ли у неё сил произнести его вслух. Она почти готова была развернуться и бежать, бежать обратно, в Ирландию, к Тому, к преступному миру, который слишком плотно держал в своих лапах хрупкую 15-летнюю девочку.

+1

3

Жизнь на острове Мьюр напоминала Шону о доме, о родной Ирландии и семье, которой у него больше не было. А ведь отсюда было не так уж и далеко до Кэссиди Кип. Он не был силен в географии, но по примерным подсчётам, которые мужчина проводил в уме очень часто в последнее время, Шон мог долететь до дома минут за двадцать. Всего двадцать минут, и он в Ирландии, в родных стенах... Почему он этого не делал? Больше пятнадцати лет прошло с тех пор, как он был там, и, оглядываясь назад, Кэссиди понимал, что просто бежит от проблем, бежит от правды. Так долго он хоронил в памяти воспоминания о счастливых днях, о своей молодости и о ней, о Мейв, похитившей его сердце, и унёсшей его с собой в могилу. Слишком больно было думать о ней, даже сейчас. Спустя столько времени эта рана так и не зажила до конца. Он смог полюбить снова, когда встретил Мойру, и эта любовь заглушила боль, но не избавила от неё полностью.
Стоя на утёсе, Шон смотрел вдаль, вспоминая родные края, и прошлое, оставленное, а вернее брошенное позади. Пятнадцать лет. Порой казалось, что прошла целая жизнь, а порой, что все было только вчера, но чаще всего он старался вообще не думать об Ирландии, но сегодня его мучила ностальгия. Может потому, что было рождество? Дома они устраивали настоящее пиршество, приглашали друзей со всей округи и праздновали до самого утра... Просто закрыв глаза, Шон легко мог нарисовать в уме картину того, что сейчас происходило по всей Ирландии, мог представить себе украшенные улицы, засыпанные снегом, и людей, счастливых и беззаботных, спешащих по своим праздничным делам, но успевающих при этом поздравлять всех вокруг. Рождество в Ирландии было чудесной порой, а здесь... Мойра была из тех учёных, что верят только в свои формулы и доказательства, и рождество она не праздновала принципиально. Шон любил её, но порой ему хотелось, чтобы женщина почаще смотрела на мир своими глазами, а не через микроскоп.
Вдыхая холодный морской воздух, Шон с некоторым отвращением осматривался вокруг. Погода на Мьюре была типичной для этой части Шотландии - ветреная, холодная с дождями через день, летом остров был цветущим и зелёным, но сейчас вокруг была только серость и грязь. Внезапно что-то привлекло внимание Шона, а через секунду в кармане завибрировал телефон. Но он уже знал, что за сообщение пришло. На острове посторонние. Система охраны была связана с его телефоном, и уведомляла когда засекала приближение посторонних судов, и сейчас она засекла то, что видел Шон собственными глазами - к берегу пристала лодка, и из неё кто-то выбрался на берег. С такого расстояния Шон не мог точно рассмотреть кто, но это было и не важно. Весь остров был частной собственностью, и гостей здесь сегодня не ждали. Мойра посвятила жизнь улучшению отношений между людьми и мутантами, но по иронии судьбы этим лишь нажила себе врагом среди тех и других, уже не раз её пытались убить. Спрыгнув с утёса, Шон полетел к берегу, и ещё в воздухе ударил по песку рядом с нарушителем звуковой волной, просто для острастки.
- Кто вы? - грубо спросил Кэссиди, приземляясь метрах в трёх от незваного посетителя. - Этот остров частная собственность... - он хотел ещё много чего сказать, например, приказать убираться куда подальше, пригрозить вызвать береговой патруль, но при одном взгляде на нарушительницу все эти мысли вылетели из головы и ирландец замер на месте.
За свою жизнь Шон повидал много всего, столько всего необычного и странного, того о существование чего и не подозревал, однако никогда не встречал призраков. До сегодняшнего дня. Девушка перед ним была похожа на Мейв, нет, не просто похожа, она была практически её копией. Но это ведь было невозможно, призраков не существовало, а если они и были, то лодка и тёплая одежда им были вряд ли нужны, или нужны? Или Мейв не погибла? Может Том солгал? Что если она была жива все эти годы? Нет, не могло этого быть, он ведь читал рапорты... Но что такое рапорт? Просто бумажка, в которой можно написать что угодно, особенно если кто-то приплатит... Том всегда любил Мейв, и может внешне смирился с их свадьбой, но продолжал завидовать Шону... Могло ли быть так, что он все подстроил? Но почему тогда Мейв его не искала? Сотни, тысячи вопросов заполнили его разум, запутали все мысли, в голове царил сумбур, как после долгого запоя, он вообще не мог понять, что происходит и что делать. Шон сделал шаг вперёд, а потом три назад. Это не могла быть Мейв, или могла? Ему хотелось обнять её, и в то же время убежать.
- Мейв? - охрипшим от волнения голосом спросил Шон. - Как? Это ведь невозможно...

Отредактировано Sean Cassidy (2015-08-04 16:01:00)

+1

4

Её заметили довольно быстро: что ж, надо отдать должное охранной системе острова, - она была на высоте и сработала почти мгновенно. У Терезы даже не было времени, чтобы окончательно принять решение об отступлении. Было уже поздно. Звуковая волна ударила по песку рядом с рыжей: но она не могла причинить девушке никакого вреда. Тереза почти машинально выставила звуковой щит и даже не шелохнулась. Она ещё не видела человека, направлявшегося к ней, но сердце болезненно сжалось в тугой узел: звуковые способности, ошибки быть не могло. Девушка не знала, чего хотела на самом деле: чтобы увиденный в телевизоре человек в действительности оказался её отцом или всё же, чтобы это было досадным обманом зрения, не более того? Прикусив краешек губы, ирландка ждала. Могло показаться, что прошла целая вечность, но на деле - считанные секунды до того, как мужчина, хозяин или один из хозяев острова, предстал перед ней.
Девушка замерла, мужчина напротив выглядел не менее потрясённым. Должно быть, он ожидал увидеть грабителей, злых мутантов, злых людей, да чёрт знает кого ещё, но не рыжую, 16-летнюю девушку. Кэссиди молчала, жадно впиваясь взглядом в знакомые до боли, пусть и только по фотографии, черты. Сомнений почти не осталось: перед ней находился никто иной, как Шон Кэссиди, её отец. Впрочем, шок от осознания происходящего так и не прошёл, а потому ирландка так и не решилась пошевелиться. На мгновение она тщедушно подумала о том, что если ничего не предпринимать - не говорить и не делать - всё разрешится как-нибудь само.
«Мейв?»
Рыжая вздрогнула. Он принял её за мать! Ну, конечно! Все говорили, что они невероятно похожи, в особенности если сравнивать нынешнюю Терезу с фотографиями Мейв в молодости.
— Вообще-то Тереза. Тереза Мейв Рурк Кэссиди. - ледяным голосом отозвалась Тесс, сама не зная, откуда взялся этот лёд. Должно быть, это всё шок. Внутри поднималась целая буря эмоция: гнев, радость, счастье, злость, непонимание, - иными словами, в тот момент девушка любила и ненавидела этого человека, который был её биологическим отцом, всеми фибрами души. Её хотелось кинуться на него с кулаками и обвинениями и одновременно обнять его и расплакаться, словно маленькая девочка. Но её сердце словно оцепенело, как и она сама. Тысячи мыслей. Тысячи слов. Тысячи желаний. А она была не в силах сдвинуться с места, она лишь всматривалась в лицо человека, который, как она думала, был её отцом и родным братом дяди Тома.
— Полагаю, вы Шон Кэссиди. - прозвучало как-то глупо и...очевидно. А кем он ещё мог быть? Ирландка не знала, что сказать. Она прокручивала в голове эту встречу и этот разговор множество раз, и каждый раз он протекал по-разному, и после - она не могла вспомнить ни одного варианта развития событий. Для пущей уверенности девушка полезла в карман и достала оттуда свадебную фотографию, на которой были изображены юные Мейв и Шон. Несколько раз она переводила взгляд с фотографии на Шона и обратно, чтобы убедиться, что не ошиблась. Но она знала, что не ошиблась, как только мужчина заговорил. Она никогда не слышала его голос, но отчего-то по коже прошла приятная вибрация, словно Тереза услышала что-то родное и любимое, что-то, что всегда жило внутри неё. Она не спеша убрала фотографию обратно в карман и неуверенно переступила с мысков на пятки. Ноги вязли в песке, и Кэссиди вдруг захотелось провалиться сквозь землю. Может всё же не стоило бередить прошлое? Зачем ты искала его, Тесс? Что ты хотела доказать? Тебе ведь было хорошо в Ирландии, или не было?
— Почему ты не искал меня? - неожиданно зло выпалила рыжая, вперив в отца взгляд пронзительно-зелёных глаз, которые метали гром и молнии. Быть может, на вид она и казалась взрослой девушкой, но в душе она оставалась маленьким ребёнком, выросшим без родителей. И уж поверьте, она ждала слишком долго, чтобы скрывать свои обиды. Тереза Кэссиди собиралась выплеснуть все свои печали на человека, который должен был быть с ней с самого рождения, но не был.

+1

5

Когда погибла Мейв, вернее, когда Шон узнал о ее смерти, его жизнь перевернулась с ног на голову. Избитое выражение, но именно это с ним и произошло. Устоявшаяся и счастливая жизнь разлетелась вдребезги, и никогда уже Шон так и не смог стать тем беззаботным парнем, каким был рядом с Мейв. Медленно год за годом он собирал свою жизнь заново, и лишь Мойра смогла оживить его сердце. А вот теперь жизнь снова перевернулась, и почва ушла у него из-под ног. Слова Терезы дошли до его сознания моментально и осознание того, что у него есть дочь, что у них с Мейв все эти годы была дочь, едва не стоили мужчине рассудка. У него не было слов и даже мыслей, он просто смотрел на девушку в каждой черте лица, в каждом движении узнавая любимую жену. Тереза была копией матери до такой степени, что от одного взгляда на нее сердце мужчины готово было просто остановиться от нахлынувшей боли.
Ее вопрос: "Почему ты не искал меня?" был для него словно пощечина, как удар человеку только пытающемуся подняться с колен. На какое-то мгновение он даже дышать разучился, только хватал ртом воздух, пытаясь восстановить свой рассудок. Сколько прошло времени он бы не сказал даже под допросом с пристрастием, просто в какой-то момент он осознал, что стоит уже рядом с девушкой и осторожно прикасается к ее лицу, будто стараясь убедиться, что она реальна, что это не призрак, не фантом его мертвой жены или галлюцинация бредящего человека. Но нет, девушка была реальной. А в следующую секунду Шон уже обнимал ее, незнакомую, в общем-то, девушку, и в то же время такую знакомую и родную.
- Я не знал, не знал, не знал, - как заведенный повторял он. По щекам текли слезы, но Кэссиди не было за них стыдно. Даже не спрашивая, он уже понял, что это была месть брата за то, что Мейв выбрала его, а не Тома. Как будто это было вчера Шон помнил их последнюю встречу, до того как Том стал Черным, а Шон – Банши. Он помнил глаза брата, в них была та же боль, что пришла потом к Шону, и была в них тайна, которая беспокоила мужчину ровно до того момента, как прозвучало страшное: «Мейв мертва». Теперь он все понял, Том знал об их дочери с самого начала, знал и молчал. Вернее не так – теперь Шон уверен был, что именно это и было той тайной – он хотел сказать, а Шон не слышал и не слушал. Он сбежал. От правды, от боли и как теперь оказалось от дочери. Он даже не мог обвинить в чем-то Тома, это была вина самого Шона, ни разу за пятнадцать лет не навестившего родовой замок, он даже на могилу Мейв ни разу не приходил. Но теперь это все было неважно. Его дочь вернулась к нему. Как и почему – сейчас эти вопросы даже не приходили ему в голову. Боль в сердце и пустота, остававшаяся там пятнадцать лет наконец исчезла, затопленная потоками счастья.

+1

6

Тереза знала детей, которые выросли без родителей, да и вообще без родственников, в сиротских приютах. Наверное, это было гораздо хуже той ситуации, в которой оказалась она сама. У неё по крайней мере был дядя Том, который может и не был самым нежным и ласковым человеком на земле, но он заботился о племяннице, проявлял участие к её жизни и, в целом и общем, был вполне сносным родителем. Со временем боль от ощущения, что у неё нет ни мамы, ни папы, - несколько притупилась, пока рыжая не увидела по телевизору Шона. Сейчас, стоя на берегу и утопая ногами в песке, она засомневалась, а правильно ли она поступила. Её жизнь, несмотря на связь с преступным миром, давно устаканилась и была относительно спокойной ровно настолько, насколько могла быть спокойной жизнь малолетний угонщицы автомобилей. А теперь ирландка не знала, что будет дальше: она не привыкла испытывать такое количество эмоций за раз, да при том столь сильных, что казалось вот-вот и она разревётся, словно ей 5 лет! Последний раз она плакала именно в этом возрасте, когда упала с дерева и ободрала себе все руки и ноги до крови. Дядя Том тогда отчитал её за проявление слабости, что подобные ссадины не стоят потопа и через пару дней всё заживёт. Тогда Тереза смотрела на дядю Тома большими, наполненными слезами глазами и хлюпала носом: должно быть, он прав. Ей не с чем было сравнивать: она никогда не испытывала на себе материнской любви и заботы, - никто не дул на её разбитые коленки, обрабатывая раны, и не гладил успокаивающе по голове. Слёзы - это слабость, а Кэссиди - сильные, так говорил дядя Том.
А сейчас ей очень хотелось расплакаться, но вместо этого она стояла как вкопанная, не в силах пошевелиться, словно её парализовало. И даже тогда, когда отец шагнул к ней, осторожно касаясь её лица, она не смогла сдвинуться с места.
— Дядя сказал, что ты умер. - отозвалась девушка, прижимаясь лбом к груди Шона. Руки безвольно висели вдоль тела: ей вроде бы и хотелось его обнять, но в то же время что-то мешало это сделать. Словно невидимые путы стягивали её запястья, запрещая проявлять любовь к человеку, которого она видит фактически в первые в жизни.
— Умер. - повторила рыжеволосая. И в это было несложно поверить: после смерти матери больше никто и никогда не видел Шона Кэссиди в Ирландии. Некому было ни подтвердить, ни опровергнуть слова Чёрного Тома, и девушка, не колеблясь, поверила в жестокую реальность. Да и поводов сомневаться у неё не было до настоящего момента. Что бы было, если бы в тот день она так и не включила телевизор? Кэссиди в общем-то никогда не питала особой любви к данному виду времяпрепровождения, но за завтраком периодически смотрела новости, да иногда бесцельно щёлкала по каналам.
Если бы она тогда не включила телевизор, она бы не узнала, что у неё есть отец: живой, настоящий, который мог бы любить её последние 16 лет, окружать заботой, лаской и нежностью, баловать единственную дочь, подаренную любимой женщиной. Почему-то единственное, в чём Тесс никогда не сомневалась, так это в том, что Шон любит Мэйв больше жизни, - об этом твердил каждый снимок с их свадьбы. Такую любовь невозможно подделать или сыграть на камеру, даже Тереза это понимала.
Девушка всхлипнув, отстранилась от отца. В ней бушевала буря эмоций, с которой она никак не могла справиться и которые никак не могла понять и проанализировать. Что делать дальше? Понять и простить? Обидеться и уйти? Стоять и смотреть, послушать его оправдания?
Ирландка нахмурилась.
— Значит, ты теперь живёшь в Америке с... - она запнулась, подбирая слова. — ...с твоей новой семьёй? - Кэссиди опустила взгляд, посмотрев куда-то через плечо отца. Произносить такие слова было непросто. Но вполне логично, что за 16 лет у Шона появилась новая семья: жена, скорее всего дети, - которые наверняка ждут его возвращения дома, пока он проверяет, на что же среагировала охранная система.

+1


Вы здесь » MARVEL UNIVERSE: Infinity War » The Confession » When it's Christmas time [25.12.2009]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC