MARVEL UNIVERSE: Infinity War

Объявление

Доброго времени суток, добро пожаловать на форум "Marvel Universe: Infinity war", созданный по мотивам комиксов Марвел. Отправной точкой сюжета служат события ограниченной серии комиксов "Гражданская война", повествующей о начавшемся расколе в обществе вследствие принятием правительством США Акта о регистрации супергероев.

Время в игре: октябрь, 2014 год
Место действия: Уэстчестер, Нью-Йорк, Вашингтон [США]
СЮЖЕТНЫЕ КВЕСТЫ

Episode #3 «Acceptance» [Grant Ward]
Episode #4 «Danger»
[Remy LeBeau]

В связи с обновлением оформления личного звания, просим всех посетить тему ОФОРМЛЕНИЯ ПРОФИЛЯ!
Газеты пестрят заголовками о новой должности Тони Старка - теперь он глава ЩИТа. Инициатива 50 штатов набирает обороты, переходя к своей решающей фазе, настало самое время выбрать сторону для тех, кто еще не решился на этот шаг. О Стивене Роджерсе, бравом лидере Сопротивления, по-прежнему ничего не слышно, а нейтралитет Людей Икс готов пошатнутся со дня на день: пора принимать решительные меры, но готовы ли их лидеры к таким решениям?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MARVEL UNIVERSE: Infinity War » The Confession » Lost in Space [December, 2014]


Lost in Space [December, 2014]

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Lost in Space
http://33.media.tumblr.com/17051323ca2ed00c6d4806f97b80db6e/tumblr_nkuiu5YssA1r1leleo4_400.gif http://38.media.tumblr.com/bd25051225f784fd6d1702e418d609dd/tumblr_n4y8ouZL5a1qbxtgwo9_r1_250.gif

✘ Участники: Luna Maximoff & Jimmy Hudson
✘ Дата и место событий: 25 декабря, 2014; Соединенные Штаты Америки, Нью-Йорк

+1

2

I can't escape this hell
So many times i've tried
But i'm still caged inside
Somebody get me through this nightmare
I can't control myself

Луна швырнула бычок в сторону от себя, стремительным шагом пересекала площадь, почти вплотную следуя за объектом. Объект даже не подозревал, что за ним ведется пристальная слежка, и что совсем скоро его ожидает вовсе не приятная встреча с миловидной шлюшкой, а горячий поцелуй от смертельно опасной почти что девственницы. При этой мысли рыжая невесело ухмыльнулась, глубоко вбирая в легкие холодный, морозный воздух Нью-Йорка, резко сворачивая в ближайший проулок. От нее не укрылась никуда ярко-фиолетовая аура объекта, который семенил по скользким улочкам, нервно одергивая свое дорогое кашемировое пальто. Луна же, напротив, уверенно ступала даже по самому тонкому льду, протыкая его острым каблуком, и ни капли, не заботясь о том, что она оставляет за собой след. Члены ее сообщества о таком вообще редко задумывались, Максимофф вообще так совершенно не парилась, а зачем – она после всех процедур вернула себе не только память, но и прежние способности, которые были более, чем оценены ее новой покровительницей, сделавшей ее своей названной дочерью. О, да, это было действительно забавный промежуток времени, с тех пор, как она съехала от Джимми.
- Мистер, Уэлс, здравствуйте! – Луна возникла за спиной мутанта с легким шорохом длинного черного пальто, полы которого Лу легким движением отбросила за спину, демонстрируя неправдоподобно длинные ноги в кожаных штанах, темный корсет из спандекса, который заканчивался воротником-стойкой. На бедре покоился аккуратный Вальтер, которым, впрочем, молодка редко пользовалась, предпочитая свои натуральные способы борьбы с преступностью. Ну, или не совсем с ней, но, какая разница?..
- Шшш!.. – Луна приложила палец к губам, чуть улыбаясь. Девушка пристально вглядывалась в голубые глаза объекта, медленно приближаясь. Волны ее тепла доходили до него, заставляя расслабиться, почувствовать ее спокойствие, вдохнуть вместе с ней, выдохнуть. Луна кивала головой, как бы поддерживая Уэлса, она была все ближе и ближе к нему, ее пальцы обхватили его подбородок, большой прошелся по губам мужчины, оттягивая нижнюю, девушка внимательно изучала лицо мужчины, пытаясь понять, как сделать это лучше?..
- Ты подвел этот город, - пафосно произнесла рыжая, а потом тихо рассмеялась, возвращая Уэлсу его страх и испуг. Он начал биться в ее стальной хватке, но откуда же ему было знать о том, что девочка не с этой планеты в состоянии открутить ему голову одним ловким движением руки. – Прости, знаю, что не моя цитата!.. – Девушка пожала плечами. Она прикрыла свои зеленые глаза, сделала глубокий вдох и выдох, а затем… Уэлс почувствовал, как непреодолимый страх начинает закрадываться в его сердце, как паника струится по венам, перекачивается в крови, и подступает к горлу огромным комком нервов. Луна сделала шаг назад, продолжая эмпатическую связь, наблюдая за тем, как изменился запах вокруг Уэлса с темно-фиолетового на глубокий красный – предвестник скорой смерти. Мужчина задыхался от ужаса, от страха, его давление подскочило так, что даже у самого здорового мог бы случиться инфаркт, но Максимофф отступила. Присев на корточки рядом с распростертым телом Уэлса, которое едва дышало, Лу приподняла его за шкирку:
- Это было последнее предупреждение, Уэлс. Ты знаешь, что надо делать. Деньги надо отдавать, иначе в следующий раз я не буду такой доброй. Я позову других людей, поверь – это покажется тебе раем, - Максимофф поднялась с корточек, запахнула пальто, развернулась на каблуках и двинулась в обратном направлении, думая о том, что сегодня неплохо бы устроить себе небольшой пир, и поесть.

Оказавшись в своей уютной небольшой квартирке, где ее уже ждала небольшой черный котенок, названный Артуром, рыжая поставила на стол пакеты с едой, силой мысли закрывая за собой дверь, и довольно улыбаясь. По телевизору шла очередная хрень, которая играла исключительно для фона, Максимофф быстро переоделась в шорты и футболку, выходя на кухню. Несмотря на довольно холодный декабрь в ее новой квартире было весьма и весьма тепло, так что Луна принялась за готовку. Она переехала сюда уже буквально через полтора месяца знакомства с Джимми, после того сладкого поцелуя в подворотне у них так ничего и не было, кроме парочки весьма неловких сиутаций, когда Хадсон оказывался под влиянием слишком сильных ее чувств. Они начали занятия по закрытию разума, и все было отлично, пока Джимми на свою голову не встретил для себя новую пассию, которая, на удивление, держалась до сих пор. В связи с этим Луна согласилась, и мало того, даже сама предложила то, чтобы съехать. Девушка Джимми совершенно не радовалась тому, что рядом с ее парнем (к слову она тоже была со способностями) находилась двадцать четыре часа сексапильная никому неизвестная красотка с охренительно сильными способностями, которым она могла только завидовать. Поэтому Лу, чтобы не портить отношения с Джимии решилась на переезд. Буквально в первый же день под ее дверью обнаружилась маленькая черная кроху, которую девушка забрала себе на воспитание. Кроха подросла и оказалась чудесным мальчиком, нареченным Артуром. Артура Луна не просто любила – она его обожала и души в нем не чаяла. Ведь по сути, кроме него у нее никого и не было, с семьей отношения не складывались, да Луна и не стремилась. Только вот Мадлен и была ее спасением, и Джимми…
Луна зависла на месте, уперевшись подбородком в ладонь. Ее взгляд затуманился воспоминаниями об этом наивном мальчишке с задорной улыбкой, о его накаченном торсе, восхитительно сладких губах, и самое главное – Луна с нервным трепетом вспоминала те моменты, когда в Джимми просыпался его тщательно скрываемый зверь, эта дикая и необузданная сила, которую Максимофф готова возвести на пьедестал и восхвалять, лишь бы Хадсон наконец-то понял и осознал, насколько он прекрасен, когда настоящий, когда не старается подавить в себе инстинкты и следует им безоговорочно. Но все, что осталось Луне сейчас – это тяжело вздохнуть, старательно сдерживая порыв позвонить блондину, сказать, что у нее готова отличная карбонара, что Артур хочет с ним познакомиться, а бутылка Испанского вина давно уже поджидает их обоих. Да и по телевизору идут старые фильмы, которые, как оказалось забавно смотреть, когда в твоем мире их нет, или актеры выглядят иначе. Но…Максимофф тряхнула волосами, точно зная, что в этот вечер Джимми абсолютно не один, и что ее звонок будет лишним.

0

3

- Ты подвел этот город? Серьезно? - усмехнулся Джимми, лениво выходя из другой комнаты, именуемой спальней. Джеймс окинул рыжую приветливым взглядом, и проходя мимо нее, с любопытством заглянул сначала в холодильник, а потом на плиту. Запах понравился, а кот, ласково потеревшись о ногу, что-то невразумительное мяукнул. Извлекая из холодильника бутылку пива, Джеймс ловко справился с крышкой, при помощи своих когтей, а затем, как ни в чем ни бывало, уселся за кухонный стол, делая несколько глотков, довольно причмокнув.  - Привет. - Хадсон подмигнул девушке, как будто бы он находился у себя дома, и это она была у него в гостях. Разумеется, он знал где живет Луна, ведь она оставила ему адрес. Ключи только, оставить ему она не подумала, поэтому пришлось забираться по пожарной лестнице и взламывать аккуратно прикрытое окно. Потому что в данном случае, стеклопакеты не только хорошо обеспечивают тишину, но и не дают таким как Джимми без лишнего шума проникнуть в дом. Надо было их ставить, а не махнув рукой, радоваться, как мило смотрятся старые оконные рамы. Весело улыбаясь, безмолвно интересуясь, что ей не нравится, Джимми предпочел не комментировать удивленно поднятые брови, и полное молчание - что, надо сказать совсем не свойственно - со стороны Луны. Хадсон редко волновался о таких вещах как личное пространство и правила приличия, особенно если речь шла о тех, кто был ему достаточно близок. Так близок, что например в свое время забирался ему в голову, по его же, кстати просьбе. Именно поэтому он не смог бы понять, почему ей вдруг не понравилось бы, что он к ней заваливается без приглашения.
- Что там так вкусно пахнет на ужин? - Джимми вновь обратил свой нюх в сторону кухни, прикрывая глаза, чтобы разобрать какие именно ингредиенты были использованы. - Ммм.. Мяса совсем нет.. - разочарованно протягивая это, он все же не потерял доброго расположения духа, и продолжил - Мне пожалуй, побольше, я чертовски голоден! - это состояние было ему присуще, молодой и постоянно регенерерирующий организм не только хилил парня время от времени, но так же активно сжигал всю потребляемую им пищу, поэтому Джеймс нуждался в повышенных нормах еды, как по весу, так и по частоте приема. Переглянувшись с котом, он прищурился, рассматривая Луну. С их первой встречи, девушка претерпела удивительные изменения. Она не только перестала метаться из стороны в сторону, и быть то приветливой школьницей, то язвительной занозой, но и так же переоткрыла для себя свои способности. Их пути разошлись по некоторых обстоятельствами, однако Джеймс и Луна как ни странно, продолжали поддерживать связь. Говоря откровенно, когда она съехала от него, он даже некоторое время скучал по ней, с грустью вспоминая дружескую заботу и не дружеские взгляды. Джеймс не успел точно понять, что именно к ней испытывает, как появилась та, кто решила за него, что и как он чувствует, заняв в его квартире место Луны. А Максимофф оказалась такой тактичной и осторожной в этом плане натурой, что предпочла не ждать, пока ее попросят вон, а гордо собрала свои вещи сама. Хадсон не успе даже толком ничего сделать, как получил только смску с новым адресом. С тех пор, они еще несколько раз виделись в городе, но на квартире у нее, бывать еще пока не приходилось. Тут было чисто и уютно, а еще пахло очень знакомым запахом, который до сих пор хранила его собственная квартира.
Когда наконец, он получил порцию карбонары, - к тому моменту с пивом было уже покончено - то жадно набросился на пасту, чуть ли не чавкая. Макарошки оказались насколько вкусными, что он едва ли удержался от того, чтобы не облизать тарелку, но поймав себя на этом, отставил тарелку, довольно потирая живот. Паста оказалась такой сытной, что Джимми, вопреки своей первоначальной задумке, не стал просить добавки, соглашаясь на крепкий, сладкий чай. Он чувствовал, что Луну так и распирало спросить его, что он у нее делает, и почему заявился без предупреждения, вопроса и главное - почему не через дверь, что было бы как минимум цивилизованно. Джимми, расправившись с чаем, как у себя дома встал, собирая тарелки и отправляя их в мойку, а затем вернувшись на свое место, напротив Луны, решил все таки, кое что сказать.
- Во-первых, я соскучился, во-вторых, было очень вкусно. - взгляд Луны говорил, что ее совершенно не удовлетворяет то, о чем ведет речь Хадсон, а потому, он невозмутимо продолжил - Ну и наконец.. Я попал в небольшие неприятности. Как ни странно - ты единственная, к кому я готов с ними придти. Ты знаешь, я не люблю просить помощи, да и быть в долгу тоже, но .. - он замолчал, пожимая плечами. Несмотря на самоуверенный вид, он вовсе не был уверен, что Луна будет ему помогать. Просто потому что у нее было полно своих дел, это он успел заметить, легонько проследив за ней - мучить людей, которые были должны деньги, это очень серьезное занятие, которое отнимает уйму сил и времени, ну и к тому же, он все таки не убедил ее остаться у него жить, что тоже могло оставить свой небольшой осадок. Блондин исподтишка рассматривал ее, вертя в руках ключи от своего мотоцикла, который предусмотрительно был припаркован за квартал отсюда, чтобы Луна ничего не заподозрила. Она, кажется была рада его видеть. Или ему хотелось, чтобы она была рада.

+1

4

Луна? не мешкая схватила пистолет, прикрепленный к внутренней поверхности стола. Взведенный курок, лед в глазах и абсолютная решимость. Дуло смотрело прямо в лицо Хадсона, который нагло ухмылялся. Секундная заминка, и Максимофф снова поставила пистолет на предохранитель, а на ее лице появилась довольная ухмылка.
- Я слишком много смотрю сериалы, - Лу кивнула головой на телевизор, где транслировался сериал «Стрела», - Амелл такой душка. Он так сексуально это произносит, что я невольно повторяю это, когда совершаю свои грязные делишки, - Луна устроилась за столом, держа в руках внушительного размера нож, которым она, ловко орудуя, нарезала тонкими кусочками бекон. Сказать, что рыжая была удивлена – это сильно преуменьшить степень ее обалдевания от того факта, что сейчас предмет ее девичьих грез стоял в дверях, весь такой сексуальный, взъерошенный, с умопомрачительным запахом, так и хотелось его съесть, вместо карбонары. Луна со стоном опустила голову, даже не думая о том, что Джимми точно заметил ее состояние. Она слишком долго была сама с собой, и с котом, ей не хватало мужчины, в конце концов, Максимофф роскошная женщина, умная, веселая, с прибабахом…
- Ты научился читать мысли?.. – Пробормотала девушка, скидывая бекон на сковородку, попутно проверяя готовность спагетти. То, что Джимми здесь не просто так, Луна чуяла за милю, от него несло странным волнением, некоторой нервозностью, которую он, впрочем, старательно скрывал, маскируя за привычными для него легкостью и улыбкой. Но зря, что ли, рыжая была эмпатом высшего уровня?  К слову вот этот факт, никто еще пока, кроме Мадлен, и не знал, а сама Луна не спешила делиться своими секретами ни с кем, особенно с тем, кто привел в свою квартиру странную девку.
В кухне стояла благостная тишина, которая нарушилась тихой музыкой, да звуком готовящейся еды. Странно, но Луна и Джимми за время их маленьких экспериментов сумели сблизиться настолько, что даже тишина их не пугала, скорее спасала от чего-то неправильно, что обязательно повлияло бы на них обоих, в корне изменив жизнь, что одного, что другой. Луна сделала соус к карбонаре, которым тут же залила спагетти, аккуратно перемешала их, пару раз шикнув на Артура, который с мурлыканьем вился у ее ног. Достав из холодильника кошачью еду, Максимофф без разговоров кинула ее Джимми, чтобы тот покормил кота. Впрочем – стратегический ход. Котик тут же полюбил блондина, благодарно мурлыча, поедая свою вкуснейшую курицу, разрывая нежное мяско острыми зубками.
Луна положила в большую тарелку порцию карбонары, вздохнула, подумала и положила еще столько же, подвинув блюдо к Джеймсу, который с таким тихим урчанием накинулся на роскошное блюдо. Ну, вот, а хотелось растянуть на подольше. Луна присела напротив Джимма, доставая бутылку красного испанского, ловко ее открыла, используя телекинез – кто-то когтями понтуется, а кто-то она, и разлила вино по прохладным бокалам.
- Приятного аппетита, маленький засранец, - обращаясь непонятно к кому, произнесла с ласковой улыбкой рыжая, принимаясь за свою порцию. К тому моменту, как Хадсон все доел, и в его глазах отчаянное желание употребить и тарелку в пищу, Луна только доедала половину. Поняв, что момент с уборкой посуды может быть упущен, девушка быстро все доела и отдала тарелки Джимми. Усевшись поудобнее, она пододвинула к себе пепельницу, бокал, и выжидательно посмотрела на мужчину, который явно не знал, с чего начать. Лу уже было открыла рот, чтобы его немного подтолкнуть к задушевной речи, но он сам ее начал.
- Спасибо, я польщена, - довольно улыбнулась девушка, поглаживая сама себя по волосам, выпуская при этом струйку сизого дыма в сторону от себя и Джимми. Он был искренен, когда сказал, что соскучился. На самом деле, в отношении Джимми, Лу предпочитала сдерживать свои способности. Она не хотела знать, что и к кому он ощущает, что хочет ощущать, и что с ним происходит. Рыжая избегала любых моментов, связанных с самой собой, закрывая глаза, уши, делая вид, что вообще ничего не существует.
- Джеймс Логан Хадсон, что у тебя за проблемы, раз ты пришел ко мне? – Луна приподняла бровь, делая глоток вина. Если Джимми пришел к ней просить помощи, то значит, это не просто какие-то там неприятности, это катастрофическая проблема. Но Максимофф не была бы самой, если бы не вставила пару шпилек. – А что случилось с твоей девушкой? Она же вроде тоже, как, особенная, нет? – рыжая невинно захлопала ресницами, допивая вино одним глотком, и вытирая губы тыльной стороной ладони. – Хотя не рассказывай, мне не интересно на самом деле, что с ней не так! – Луна меланхолично взмахнула рукой, подливая в бокал еще вина, до самого краешка. – Ну, рассказывай, добрый молодец, что тебе от меня понадобилось!

…- Ты серьезно хочешь, чтобы я пошла на званный ужин к этому парню?- Луна смотрела на Джимми, как на психопата. Вторая бутылкапостепенно приближалась к половине, рыжая ощущала приятную легкость во всем теле, которая грозила перерасти в сладкий сон, или в сладкий секс. О, боже, опять!.. – Хадсон, отключи свои феромоны, я думать нормально не могу, я ж эмпат, дери меня! – Луна тихо взвывала, доставая сигарету и снова закуривая. Вообще, идея Джимми показалась ей довольно забавной. Помочь парню провернуть аферу, заплатить его долг, да и себе на побрякушки заработать – ничего сложного в общем-то. В высший свет Луна была не особо вхожа, но это легко исправить. Максимофф потерла глаза, мигом взглянув на часы.
- Когда будет прием, где и во сколько? Я готова поучаствовать в этой афере, если кроме нас двоих больше никого не будет, - девушка поднялась с дивана, на который переместилась час назад, убрала за собой пепельницу, бутылку, открыла окно, впуская в комнату морозный воздух, проветривающий всю квартиру. Хадсон развалился в кресле, медленно рассказывая подробности плана, детали того, где, что и как, а Луна слушала его вполуха. Все же было очень трудно сосредоточиться на чем-то одном, когда его голос ложился в ее уши сладким сиропом, окутывая и приманивая к себе. Рыжая уже в сотый раз за вечер взмахнула волосами, прогоняя ненужные мысли. Девушка внезапно застыла на месте, не поворачиваясь, лишь прислушиваясь к собственным ощущениям – Хадсон не хотел идти домой, почему Лу еще не знала, но выгонять теперь парня было очень кощунственно и жестоко с ее стороны.
- Эй, Джим, - Лу присела на краешек кресла, проводя рукой по волосам чуть сонного блондина. – Сколько ты уже не спал? Оставайся у меня. Полотенце в шкафу, зубная щетка дополнительная, новая, - подчеркнула рыжая, - в шкафчике над раковиной. Диван разбирается, так что тебе не будет неудобно, только помоги его разобрать.
Блондин смотрел на нее. Смотрел своими голубыми глазищами, в которых читалось горькое «спасибо» и молчал, ничего не говорил, и от этого становилось еще жарче, еще тяжелее где-то в груди. Так невыносим его взгляд, что Максимофф поспешно отвела взгляд, начиная разбирать диван, который по своим размерам был почти, как кровать двуспальная. Луна и Джимми выпрямились одновременно, оказавшись к друг другу непростительно близко. Рыжая ловила его взгляд на своих губах, он ловил ее взгляд на своих. Кончик языка прошелся по нижней, Лу невольно прикусила свою, прерывисто вздохнув – от него по-прежнему пахло мускусом, дорогой туалетной водой, ее подарок, еще пользуется, сигарами и маслом от мотоцикла. Лу ощущала, как нетерпеливо забилось сердце в груди, она не контролировала свои силы сейчас, впитывая и его эмоции в том числе, чувствуя, как капля за каплей прорывается желание.
- Я пойду спать, - резко очнувшись, вскрикнула Луна, широко распахнув глаза, и стремительно исчезая в соседней комнате, громко хлопнув дверью. Максимофф медленно сползла по двери вниз, уставившись мертвым взглядом в одну точку. Теперь она знала, почему съехала тогда. Не потому что она вся такая тактичная и осторожная, а просто, потому что она опасна для Хадсона. Она для любого мужчины была опасна. Своими желаниями, своими чувствами, тем, что просто могла отпустить их контроль, и тогда – зверь, которого так нежно хотела приласкать Лу, вырвался бы наружу, а Джимми вряд ли бы смог ей это простить. Луна скинула с себя одежду и отправилась в душ, чтобы хотя бы немного привести голову в порядок. Сегодня ей точно будет спаться слаще, потому что этот теплый аромат проникает даже в ее спальню. Прежде, чем лечь спать, Луна открыла дверь в свою спальню, позволяя Артуру гулять туда-сюда, но тот сегодня был изменником – он примостился возле головы Хадсона, уютно мурлыча.

0

5

Джимми чуть заметно поморщился, когда она назвала его «Логаном». Строго говоря, это было не верно. Тот факт, что его отец некоторое время звал себя Логаном, пока к нему не вернулась память, а сейчас это, словно кличка, приклеилось к нему, вовсе не означало, что это второе имя его сына. Фактически говоря, его вторым именем было, как ни каламбурно, первое. И в таком случае, применялась известная практика, добавления «Мл.» и только. Джеймс мл. А если уж очень сильно хочется подчеркнуть, то Джеймс Джеймс, но никак уж не Логан. Он едва заметно склонил голову, не думая все же, что это достаточно важно, чтобы затевать сейчас об этом беседу, поэтому лишь промолчал, запоминая, что в будущем все же, нужно будет посвятить девушку в эту крохотную, но крайне важную для него лично деталь. Он оценивающе рассматривал ее, вертя в кончиках пальцев сигару и не спеша пока ее раскуривать. Джеймс, а сейчас он был именно Джеймсом, и никак не Джимми, рассматривал ее таким досконально пронзительным взглядом, что он казался бы даже немного неприятным. Взгляд не был теплым и мягким, каким он смотрел на нее раньше, он был расчетливым, даже где-то оценивающим. Парень словно бы решал - справится ли рыжая с тем, что он задумал ей предложить, получится ли у нее провернуть то, что придумал Хадсон? Некоторое время он все еще молчал, продолжая неотрывно буравить ее глазами, будто бы она была на допросе, слушая ее сердцебиение, и с некоторым смутным удовлетворением замечая, что она ни капельки не смутилась от его взгляда, что убеждало его в том, что Джеймс пришел по нужному адресу, и что его первая мысль к кому идти, была самой, без сомнения, верной. Он почувствовал, что Луне не понравился его взгляд, она раньше с ним не сталкивалась, и пусть она не смутилась, но несколько охладела, напряженно рассматривая его в ответ. Он заметил, как невольно Максимофф передернула плечами, будто отгоняя это холодное и липкое неприятное ощущение проверки, льющееся от Джеймса, она отмахивалась словно бы от этого сканера, на месте где должны быть приветливые, дружелюбные глаза, и была недовольна, что он так долго подвергал ее этому взгляду. Молчание прекратило быть сонным и уютным, разливая будто расплавленный металл, по комнате напряжение, которое между ними натягивалось тонкими, угрожающе вибрирующими прутьями.
- Кхм, - кашлянул Джимми, прочищая как будто бы, горло. От этого нейтрального жеста в комнате сразу стало даже как-то светлее и теплее. Джимми теперь уже не буравил ее своим этим неприятным взглядом, и наконец, даже позволил себе немного улыбнуться, перед тем как начать излагать свои мысли. Благополучно пропустив шпильку, запущенную в сторону девушки Джимми, он все же неудержался от легкой усмешки, и проговорил - Понимаешь ли, не только ты вступила на скользкую дорожку, когда наши пути несколько разошлись, - начал молодой человек, намекая на недавние события, которые Джимми подсмотрел с крыши, благополучно замаскировавшись от Луны. - Так случилось, что я увлекся некоторыми играми, карточными, если быть точнее. и все шло хорошо, ты ведь понимаешь, что со мной невозможно блефовать, и мне даже не нужно считать карты, поэтому легкие деньги, сама понимаешь..- он беспечно пожал плечами, разведя при этом руками. - Но я проигрался, меня понимаешь отвлекли, и я теперь по-крупному должен. Я вроде как не привык убивать никого, поэтому хочу решить эту проблему без крови. Разумеется, я пришел не чтобы взять у тебя в долг, - опережая вопрос, быстро проговорил он, уже спокойнее заканчивая - У меня есть план. - он многозначительно посмотрел на Луну, давая ей этим словно понять, что в этом плане ей, если она согласится, нужно будет сыграть не последнюю роль.
Не потребовалось слишком много времени, чтобы поделиться с Луной тонкостями своей задумки. Задумка образно говоря, была не слишком уж тонкой, кое где даже пожалуй, она была плохо прошита, и угрожающе трещала, обещая вот-вот порваться, не факт даже, что они дойдут до середины ее исполнения. Основной причиной, по которой сам Хадсон не мог принимать там ключевую роль, было то, что он был уже засветившейся персоной нон-грата, и появиться там, куда он предлагал отправить Луне, он просто не мог, иначе все подозрение сразу же на него и уйдет. Званный ужин - это не то место, где ждут должника, который уже порядком затягивает со сроком оплаты. Луна была совсем другое дело, ведь ее никто не знал, она была обворожительна прекрасна, и едва ли кто-то мог ее в чем-то уличить, при этих словах Джимми чуть склонил голову, в легком подобии поклона, очаровательно и обезоруживающе улыбаясь. Достать приглашение было плевым делом, а все что от нее требовалось - узнать, где в этом большом и напичканном сигнализацией доме, находится один-единственный тайник, из которого позже Джеймс планировал извлечь кругленькую сумму. Луна получила бы свою долю бумажек, приличную долю адреналина, и хорошо бы развлеклась. Джимми бы оплатил долг и оставил себе оставшиеся сбережения даже благополучно их приумножить. План имел свои неровности, но Хадсон, работая на опережение предупредил, что в случае поимки будет говорить, что работает один, а вообще - скорее смеялся, что его может кто-то поймать. С помощью когтей, вскрыть любой сейф он сможет максимум секунд за 10, а на что, чтобы в ночной тиши переложить деньги во вместительный рюкзак ему понадобиться еще около 20-ти секунд. Откровенно говоря, он не видел причин для беспокойства, и лишь благодушно улыбался Луне, ожидая ее согласия.
- Прием будет через пару дней, так что если ты согласна, то с меня приглашение - а с тебя платье, от которого все будут завистливо хлопать глазами. - он небрежно улыбнулся в очередной, устраиваясь в мягком кресле, и совершенно не желая его покидать. Он пожалуй, был бы даже не против прямо в этом кресле поспать, такое оно было мягкое и удобное. Домой идти не хотелось, после того как Луна съехала от него, весь уют и очарование квартиры, кажется улетучились вместе с ней. И если раньше, дом будучи полностью холостяцким, с появлением Луны постепенно приобретал тепло и уют, то сейчас с появление там новой девушки, становился скорее каким-то рюшечной мечтой куклы барби, и Хадсон, яростно натыкаясь то тут, то там на нелюбимые рюши, розовый цвет или какие-то убогие картиночки не сочетающиеся с минималистическим дизайном квартиры, потерял все желание жить там, то и дело ссылаясь на разные дела и предпочитая скорее провести ночи без снов, нежели находится в квартире. Джимми был не уверен, что это то, что следовало бы рассказывать Луне, да и тогда оказалось бы, что ему придется признаться в том, что он к ней испытывает чувства не только как к хорошей соседке, а он пока боялся разбираться в этом сложном и противоречивом клубке чувств и эмоций, которые испытывал к ней. Глупо было бы спорить, что он откровенно обрадовался в первое время, когда Луна уехала и он больше не был вынужден находится в постоянно напряжении рядом с ней. Не понятные и мало контролируемые чувства овладевали им, когда он проводил рядом с девушкой слишком много времени, и если ему было трудно контролировать себя впринципе, то рядом с Максимофф это становилось еще труднее, в разы труднее. Но и бесполезно было скрывать от самого себя, что уже через день после ее отъезда, он раздосадованно вспоминал о ней каждую свободную минутку своего времени. Мысли невольно то и дело сами возвращались к Луне, он Хадсон порой даже не замечал, что витает в размышления о девушке, которая внезапно свалилась на его голову, и так же внезапно сбежала.
- А? - откликнулся блондин, с удивлением обнаруживая, что девушка находится к нему так близком, и что она дотрагивается до него легкими, теплыми прикосновениями. - Ты же знаешь, сколько я могу не спать.. - пожал плечами блондин. Обстоятельства часто вынуждали его не спать по несколько суток, и не смотря на то, что сон Джимми любил искренне, порой бывало так, что у него просто не было возможности позволить себе эту приятную роскошь и он, благополучно заливался нужной порцией кофеина, отмахивался от усталости. На этот раз, отмахнуться не получилось бы, да он и не хотел. Предложение Луны было слишком привлекательным, оно было таким манящим, что у Хадсона не хватило бы никаких моральных или физических сил, отказать ей. Словно бы она упрашивала его. От этой мысли он чуть усмехнулся, поднимаясь с кресла, которое готов был рассматривать своей кроватью, последовал за ней.
В очередной раз за вечер, оказавшись к ней неприлично близко, Джеймс ловил на себе ее взгляд, без сознательно пожирая ее в ответ глазами. Он сейчас совершенно себя не контролировал, на секунду подавшись вперед, он вдохнул исходящий от нее манящий аромат, невольно пересчитывая ее ресницы. Еще одна секунда, он подался бы дальше, но Луна, резко развернувшись, объявила что идет спать, позволяя Джимми дальше разобраться с постельным бельем, которое оказалось в шкафу. Постелив себе кровать, он слышал как бьется сердце Максмофф за стенкой - оно будто было готово выпрыгнуть из грудной клетки, выбивая возмутительно зовущий ритм. Хадсон закрыл глаза, освобождая свое сознание, и приводя себя в чувства. В комнате все еще пахло ее присутствием, впрочем это было очевидно - ведь это ее дом. Джимми разделся, оставайся в боксерах и забрался под одеяло. Было так жарко, что он поднялся и открыл окно нараспашку, впуская в комнату свежий ночной воздух. пока он освободил спальное место, черный кот уже устраивался там, где Джеймс пригрел себе местечко. С усмешкой отодвигая пушистого поганца, он был не против компании уютно мурлыкающего кота, раз другая рыжая альтернатива лишь предпочла открыть дверь. Хадсон мгновенно уснул, не успев даже подумать, почему это он решил что Луна - альтернатива уютному коту, и что пожалуй, он обнаглел. До утра Джим спал совершенно без снов, он проснулся на том же место что и уснул, обнаруживая, что практически за всю ночь и не менял позы. Кот, теперь уже устроившись у него на руке, все еще спал, и Джимми обнаружил, что рука затекла. Он пока не торопился вставать, прислушиваясь к гулу за окном, и понимая что уже точно день. Джимми прислушался снова, и понял что вода в душе льется, что означало, что Луна уже встала и пошла в душ. Блондин побеспокоил кота, который почувствовал шевеление, и проснулся, лениво потягиваясь. Подумав некоторое время, Джеймс повторил за котом, и откинувшись на мягкую подушку, расслабленно потянулся, лениво и широко зевая, наслаждаясь тем, что выспался. Несмотря на то, что хотелось проваляться в кровати как можно дольше, он все же не стал этого делать, и потискав какое-то время кота, встал с кровати, одеваясь и отправляясь на кухню. Обнаружив, что у Луны нет кофемашины, а лишь турка, Джеймс пришел в некоторое замешательства, сменившееся через какое-то время паникой. Как именно готовить кофе в этой шайтан машине он не знал, поэтому полез в холодильник. По хозяйски извлекая оттуда яйца, бекон, сыр и масло, он разогрел сковородку, начиная готовить завтрак. Яичница с беконом и тосты, были его лучшим решением, и к кому моменту как Луна появилась из душа, Хадсон уже заканчивал приготовления.
- Кофе на тебе, яичница с беконом, тосты с маслом, сыр. - поочередно перечисляя, он ставил на стол перед Луной одна за другим, а затем тоже самое поставил и перед своим местом, благодушно зевая. - Сегодня у нас большие планы, тебе надо сходить в магазин, закупится. А мне достать приглашение, кстати я думаю, будет неплохо достать тебе какую-то внушительную машину.. Может взять в аренду, главное договориться о номерах. - он снова зевнул, потирая шею и с заинтересованным намеком, поглядывая в сторону кофе.

+1

6

Уютное тепло кровати не отпускало Луну до последнего, она лениво потянулась, не торопясь открывать глаза. Мягкая нега опустилась на ее тело, воспоминания о сне, который приснился, никак не могли успокоиться. Девушка перевернулась на бок, медленно открывая глаза – кошачья улыбка скользнула по ее губам, когда Лу увидела взъерошенного и сонного Джимми. Безумно хотелось встать с кровати, улечься рядом с котом и еще одним котом, забраться под одеяло и ощутить жар этого сильного тела. Водить по нему кончиками пальцев, вырисовывая рельеф мышц, и знать, что это принадлежит только тебе одной. Но, увы, этого не могло быть. И Максимофф, если честно, даже сама не могла толком объяснить почему. Нет и все тут, никаких аргументов и фактов. Рыжая отдернула одеяло, опуская ноги на прохладный пол, и захватив полотенце, отправилась в горячий душ, чтобы сбросить с себя сон и ненужные воспоминания-мечты.
Теплая вода с силой ринулась на нее, вызывая сотни мурашек. Максимофф краем уха слышала, что Джимми уже встал и сейчас хозяйничает на кухне, видимо, что-то готовя. Про себя девушка ухмыльнулась, когда поняла, что главная его проблема будет – кофе. Насухо вытерев кожу, обернув волосы полотенцем, Луна переоделась в удобную футболку и шорты, голова чуть гудела после двух бутылок вина, но в целом представительница расы Нелюдей чувствовала себя более  чем нормально.
- И тебе доброе утро, Хадсон, - с усмешкой заметила рыжая, наблюдая за тем, как блондин выставляет перед ней весьма сытный и вкусно пахнущий завтрак. По-дружески чмокнув в щеку Джеймса, Луна стянула с волос полотенце, позволяя густой рыжей массе кудрей спуститься по плечам и спине, чуть приподняв их руками, Луна тряхнула головой, и потянулась за кофе, который стоял на верхней полке. Добавив в турку кофе, воды, Лу поставила это на плиту. Не отвлекаясь от своего занятия, она произнесла:
- Как скажете, шеф. Вы тут главный, много дел, значит много дел, - беспечно пожала плечами Максимофф, прикусив нижнюю губу, когда речь зашла о машине. – Кстати, о машине, - Лу поставила перед Джеймсом чашку свежесваренного безумно ароматного кофе, рядом поставили сливки и сахар, и принялась за вторую порцию для себя, чувствуя, как предательски урчит ее желудок. – В общем, я когда от тебя съехала, то мне было очень грустно, одиноко, - Луна продолжала говорить, при этом села за стол, накладывая себе еды и заметно нервничая. – Сам понимаешь, я девушка одинокая, грустная вся такая. Пытаюсь вспомнить, кто я – так сразу блок. Пытаюсь найти зацепки, так сразу ступор, в общем, - Луна положила в рот яичницу, запила это кофе, думая, продолжать или нет. – В общем, я пошла в салон General Motors. Там меня, значит, встретил такой весь очаровательный, красивый и очень сексуальный брюнет – вон визитка на столике лежит – и такой: «Чем я могу Вам помочь?», - Луна добавила в голос хрипотцы, при этом продолжая поглощать еду, даже не глядя на Джеймса. – Я про себя подумала, что он может помочь мне в моей постели, но промолчала. Вместо этого я сказала: «Мне грустно, утешьте меня», - Луна перевела взгляд на Джеймса, чуть смущаясь и улыбаясь, слизывая при этом кетчуп с уголков губ. – И он утешил, хорошо так утешил, - с блаженной улыбкой промурлыкала Луна, чувствуя, как напрягся Хадсон, как его глаза чуть заметно потемнели. – На несколько десятков тысяч долларов утешил, - Луна рассмеялась, делая после этого глоток кофе. – Он предлагал мне Camaro, но я взяла кое-что другое. Когда пойдем по магазинам, то я дам тебе прокатиться на своей новой девочке, тебе понравится, обещаю, - Луна положила в рот последний кусок бекона, собирая хлебом остатки еды с тарелки, и с аппетитом поглощая все это. – И сходи в душ, Джеймс, если ты собрался мотаться со мной по магазинам, - Луна собрала тарелки, скидывая их в посудомойку, и указала парню пальцем на дверь в свою спальню. – Полотенце в ванной, парочка твоих футболок в шкафу, джинс - нет, а я одеваться.
Луна чмокнула Хадсона в щеку, и взметнув мокрыми волосами пошла в спальню. С мучительным стоном Джеймс проследовал за ней, скрываясь за дверьми ванной. К сожалению, там его ждал гель для душа с ароматом шоколада и дорогущий шампунь для волос. А Максимофф тем временем замерла перед шкафо, в вопросе – что надеть, чтобы пойти по магазинам. Сказать честно – хотелось пойти голой, чтобы этот блондин истек слюной, бросил свою курву и они снова жили вместе. Лу от этой мысли сжала челюсти, вытягивая из недр шкафа простые черные узкие джинсы, черную майку и носки. Луна подсушила волосы феном, оставив их распущенными, и старательно сдерживала порыв ворваться в ванную, пока Хадсон был там голый и мокрый. Максимофф с силой сжала столешницу, отсчитывая про себя до 10.
Наконец, ее дыхание выровнялось, пришло в себя, Луна села на кухне за стол, закуривая и просматривая утренние новости, попутно прикидывая в голове, куда можно поехать, чтобы быстро и эффективно подобрать платье и туфли. Ответа так и не пришло.
- А твоя девушка не будет сильно переживать, что ты вдруг не появляешься дома второй день? Я не очень хочу, чтобы меня вдруг загрызли ночью от ревности, - рассмеялась Луна, выходя следом за Джеймсом в коридор и плотно закрывая входную дверь. Переругиваясь, парочка дошла до подземной парковки, где Луна начала заметно нервничать, потому что такую дорогую покупку она еще не совершала, а похвастаться было не перед кем, ну вот теперь, разве что, перед Джеймсом.

- Познакомься, Джеймс – это моя новая машина, - Максимофф кинула парню ключи, попутно отвечая на телефонный звонок, который спас ее от неловкой ситуации. Лишь краем глаза Лу заметила, как Джеймс ухмыльнулся, бросив на Лу немного недоверчивый взгляд. Она прочла в нем, что он не сильно верит, что она сама себе купила эту машину. А Луна своим разговором лишь подогрела этот момент:
-… Нет, сегодня не могу, прости-и-и-и-и! Завтра тоже! У меня важные дела! Ну, что ты, какие мужики, у меня презентация, я должна там, быть, может, быть в среду? Я на выходные хотела отдохнуть, посидеть дома, почитать, выпить вина, одна! - Максимофф про себя почти плакала от смеха, слыша какие эмоции производит на свет Джеймс. Ему бы знать, что она все это пела своему новому другу, по совместительству – гею. – Ладно, созвонимся, целую, котик! – Луна нажала отбой  и внимательно посмотрела на Джеймса, который сжимал ладонями руль Шевроле. Ноздри парня чуть затрепетали, когда он втягивал аромат кожаного салона, точно зная, что здесь никого, кроме самой Лу не сидело. А заднее сидение было таким огромным, что заняться на нем сексом – это мечта любого извращенца.
- Погнали, - чуть хрипловато произнесла рыжая, старательно отводя взгляд от Хадсона. Это будет очень сложная работа.
…Они были уже в магазине десятом, но так ничего и не купили. И самое интересное не потому, что Максимофф имела что-то против, нет, она готова была скупить все магазины, потому что сразу же в ней проснулась женщина. Но Джимми! Он! Был! ПРОТИВ! Каждое слишком короткое платье вызывало в нем возмущение, слишком глубокое декольте – это вульгарно, слишком длинное – это как-то скучно. В какой-то момент Максимофф захотелось ему как следует втащить, чтобы не ныл!
Они вместе, уже ругаясь на повышенных тонах, зашли в очередной отдел в огромной галерее.
- Все, Джеймс – это последнее. Выбирай сам, я устала! – Луна села на кресло, смотря за Джеймсом, который с деловым видом крутился возле вешалок, придирчиво отбирая самые интересные на его взгляд платья. Луна со стоном сползла по креслу, фыркая на то, как возле Хадсона крутились продавщицы.
- Я не буду мерить, я устала! – Луна прищурилась. Джеймс жестом приказал ей встать – она повиновалась. Он приценился к ее фигуре, провел ладонью по бокам, вызвав бурю неконтролируемых эмоций, а затем молча отдал платье на кассу. - Ага, мы его берем, видимо, - Луна вытащила из заднего кармана Джеймса свою кредитную карту, которую отдала до этого, и передала продавщице. Этот вечер, наконец-то, подходил к концу.
Парочка вновь сидела на кухне, Луна устало подперла подбородок ладонью, наблюдая за Джеймсом. Они только что на двоих прикончили огромную порцию жареного мяса, которое купили по дороге домой, и теперь старались не умереть от переедания.
- Сейчас я умру от обжорства, - простонала Максимофф, сползая по стулу и падая на диван, лицом в подушку. Как это ни странно, они забыли убрать диван, и теперь он вполне успешно пригодился. Джеймс с таким же стоном упал рядом, положив тяжелую руку на шею Луне. – Или задохнусь от твоих крепких объятий! – прохрипела рыжая, скидывая руку Джеймса с себя. – Надо выспаться, завтра сложный день. Хочешь остаться у меня?..

0

7

Джеймс раздраженно фыркал то и дело, стараясь замаскировать это под чиханье, что получалось из рук вон плохо. Когда Луна добралась до сути - Джим почти что перестал ее слушать, не желая просто этого делать. Он не мог понять, что именно она хочет ему рассказать, и зачем эта долгая и раздражающая прелюдия. Когда же он понял в чем именно суть ее повествования, то не знал что именно делать - радоваться ли. Хадсон не сомневался, что у Луны не плохой вкус, но что касается машин, он не совсем был в этом уверен. С этой стороны он еще не успел ее узнать, и при том, что Луна проявляла любовь к довольно странным на его взгляд порой вещам, он не мог быть уверенным в том, что то что он увидит ему понравиться. Впрочем, он имел опыт в таких репутациях не намного больший, чем выигрывать в карты - а значит никакой - поэтому не стал спорить сразу, решив к тому же, что любая машина подойдет. Успев убедиться, что Максимофф любит и может себе позволить дорогие штучки, он был согласен на любую машину, лишь бы не танк - чему он бы тоже не удивился - который едва ли мог проехать бы в парадный вход. Хохотнув от этой мысли, но тут же насупившись, Хадсон пошел в душ. Оказавшись в ванной комнате, он не слишком уверенно обнюхал себя, снова скорчив недовольное выражение лица, и не слишком понимая, зачем она отправила его мыться.
- Довольна? - ехидно уточнил Джим, когда он закончил с водными процедурами и переоделся. Его подмывало подойти к ней и заставить себя обнюхать, хотя по его мнению пах он уже слишком по гейски, будучи вынужденным использовать средства, которые стояли у Луны, и даже отыскав там дорогущий мужской гель, все равно уловил исходящий от себя аромат не то сирени, не то ванили. Поморщившись, он про себя пробубнил некоторое количество проклятий, которые его чуть-чуть остудили, и открывая перед Луной дверь, закинул свои ключи от мотоцикла в задний карман.
- Я предупреждал ее, что у меня дела. - слегка пожимая плечами парировал Джеймс, все же сомневаясь, что его девушке понравилась короткая смс, гласящая, чтобы она не ждала его ближайшее время домой. Пока они направлялись по подземной парковке, Джим пошутил пару раз на тему того, кто еще кого загрызет, а затем остановился перед внушительного вида автомобилем. Рассматривая машину, Джеймса так и подмывало вместо того чтобы сесть на водительское место, открыть капот и начать там ковыряться. Разумеется, эту модель он знал, точнее не раз видел на дорогах. По его сведениям, модель имелась в разных комплектациях, но не смотря даже на это, без достойного тюннинга, она едва сможет составить конкуренцию его мотоциклу, который хоть и выглядел дохленьким, но был очень резвым и даже пожалуй, дерзким. Усаживаясь на место водителя, Хадсон кроем уха прислушивался к разговору Луны, и если бы не откровенно жеманный голос, доносившейся из трубки, наверняка бы разозлился. Такое поведение в отношении Луны тревожило его, но пока он не мог уделить достаточно времени, чтобы проанализировать, почему когда вопрос хоть частично затрагивал Луну и любого индивидуума мужского пола находящегося рядом с ней, Джеймс начинал внутренне кипятиться едва удерживал себя, чтобы не начать злобно ворчать. Он не имел на нее никаких прав, но на каком-то подсознательном уровне желал, чтобы ее внимание, как и она сама, принадлежали безраздельно и исключительно ему, при этом сам он никоим образом внешне не высказывал этого, или даже не пытался на это намекнуть. Просто начиная невольно беситься. Такое поведение было ему не свойственно и он чувствовал себя бесконечно глупым в такие моменты, что разумеется ему совсем не нравилось. Оттого, сжав руль чуть сильнее чем следует, он испугался что может оставить на нем отметины, и резво нажав на газ, заставил девушку удивленно вскинув брови, ухватиться за что-нибудь, чтобы не ушибиться. Проигнорировал ее взгляд, и еще некоторое время злясь на себя, он так не осторожно вел машину, что то и дело рисковал наехать на препятствия, которых при выезде с подземной парковки было не мало, и оцарапать машину. Как ни удивительно, этого не произошло, но Максимофф кажется пожалела, что доверила Хадсону управление машиной. Когда же они выехали на дорогу, он немного присмирел, и вел уже значительно осторожнее, стараясь во всяком случае, не подрезать всех тех, у кого по его мнению стоило давно отобрать права.
Руля от одного ТРЦ до другого, Хадсон уже порядком утомился. Луне нравилось все - ему решительно не нравилось ничего. В данном случае, вопрос цены не имел значения, однако врожденное скупердяйство не позволяло согласиться на совершенно не привлекательного вида платье, цена которого имела четыре нуля после цифры лишь потому, что на бирке было написано знаменитое имя. Луна как ни пыталась втолковать ему, что в этом имени и есть вся прелесть, он с завидным успехом находил тысячу и одну причину, потому именно ей не стоит идти завтра в этом платье, не смотря на то, что оно может быть и стоит своих денег. Джеймс не желал видеть ничего вульгарного, отвергал пошлые разрезы вдоль спины чуть ли не до самых ягодиц и презрительно морщился от через чур большого количество бантиков, не больше ему нравились блестки или ядреные цвета, которые делали Луну больше похожей на светящийся светофор. Рассматривая девушку в очередном платье, он представлял, как будут видеть ее другие мужчины, и ему не нравился результат. Нельзя, чтобы она выглядела доступно, объяснял ей Хадсон, отрицательно качая головой, но и как монашка выглядеть тоже не рекомендуется. Необходимо было найти что-то средне, идеально балансирующее между этими двумя понятиями и то, что оставило бы после себя, легкий загадочный флер.
Изучив ее размер, и имея возможность не раз ее погладить и пощупать, Джеймс получил некоторое представление о том, что ей стоит одеть. Единственное что оставалось, это найти то самое платье, которое он представил себе в голове, и как ни печально, на это ушло не мало времени. Продавщицы, которые крутились рядом скорее мешали, нежели чем помогали, то и дело предлагая купить что-нибудь и самому Джимми, пока Луна одевает то или иное платье. В итоге, потеряв всякую надежду, Джим зашел в последний магазин, ожидая что там будет тот же провал. Луна окончательно раскапризничалась, и ему приходилось чуть ли не на руках тащить ее. Усевшись на диванчик и сложив руки на груди, она отказалась что-либо мерить, и Хадсон сам принялся искать платье. Найдя пару штук, которые ему понравились, он приложил их к Луне, убеждаясь, что это та самая середина, которую они искали, и они наконец купили их.

После сытного ужина, который оказался настолько сытным, что Джеймс чуть ли не впервые в жизни почувствовал, что наелся, он довольно опустился на диван, рядом с Луной. Полулежа, он закурил сигару, довольно затягиваясь. Почти весь день он был вынужден обходиться без этой маленькой роскоши, ибо каждый раз, когда он крутил сигару в руках, к нему подходили с прозрачным намеком, что у них не курят.
- Пожалуй, - лениво протянул он, выпуская дым. - У меня тут еще есть кое-какие дела.. - все так же лениво пробубнил он, не меняя позы. Луна удивленно на него воззрилась и кажется в ее взгляде он прочитал некоторое возмущение. Джеймс не спешил объяснить ей, какие именно у него тут дела, лишь скидывая пепел в пепельницу, которая стояла рядышком с диваном. Он зевнул и потянулся, закончив курить сигару где-то на середине, и затушил ее. Откидываясь на подушку рядом с девушкой, Хадсон мерно посапывал, кажется засыпая. Где-то в комнате крепко спал кот, и ее спокойное глубокое дыхание убаюкивало блондина, он почувствовал легкость, глаза его закрылись сами собой и Джеймс кажется не заметил, как задремал. Он спал буквально несколько секунд, не успевая провалиться в настоящий сон.
Внезапно открыв глаза, Джеймс резко встал, потирая лицо и в этот момент в дверной звонок кто-то позвонил. Прислушавшись и принюхавшись, Хадсон медленно и бесшумно пошел к двери. Постояв около нее не больше чем пол минуты, он внимательно вслушивался в спокойное сердцебиение по другую сторону двери, проверяя что тот, кто стоит за дверью находится в одиночестве и что его никто не караулит, выше этажом и ниже была полнейшая тишина и лишь из квартиры напротив издавалось легкое жужжание телевизора, но в целом не было ничего подозрительного.
- Заказное письмо на имя Джеймса Хадсона, срочное, - отрапортовал парень, протягивая Джимми лист бумаги для росписи. Хадсон заплатил, забирая у парня конверт и захлопывая перед его носом дверь, потому что он или начал пялиться на Луну или ждал чаевых. В обоих случаях, ему не светило ничего, и блондин медленно вернулся к дивану, распечатывая конверт.
- А вот и твое приглашение, смотри-ка, именное, - он довольно усмехнулся, рассматривая приглашение из плотное бумаги, и золотой окантовкой по бокам, где каллиграфическим почерком было выведено имя и фамилия Луны. - Тонкая работа. - одобрительно пробормотал он, протягивая наконец приглашение адресату и откидываясь назад на подушки. В комнате не переставало быть сонно, и даже кратковременное вмешательство курьера не развеяло этой тягуче-ленивой как мед атмосферы. Он потянулся, но тело как-будто не желало сегодня уже напрягаться, и от этого жеста Джеймс почувствовал очередную сонную волную, которая вылилась в смачный зевок.
- Ну что может поспим, а? Завтра все это вечером, но еще надо будет показать тебе план дома, да и надо озаботиться вопросом о том, как мы будем держать связь на случай..всякий. И еще есть всякие мелочи, которые надо обдумать.. - пробормотал Джеймс, неудержимо зевая в очередной раз. Он перевернулся на бок, рассматривая Луну, которая была такой же ленивой и сонной, как он. Ей не хватило сил ответить, и она лишь поймав от Хадсона заразительный зевок, утвердительно покачала головой, соглашаясь со всем вышесказанным. Лежать рядом с ней было так уютно и тепло, совершенно не хотелось, чтобы она сейчас отправилась в другую комнату, поэтому когда Луна стала подниматься, он потянул ее за руку, опуская ее обратно и не позволяя встать. Луна кажется хотела как-то воспрепятствовать его весьма сомнительной идее, но блондин по хозяйски обнял ее, не позволяя вырваться, впрочем она не слишком уж упиралась, что вызвало легкую довольную улыбку, видеть которую девушка никак не могла. Джеймс снова не заметил как уснул, и как свет который приглушенно горел погас. Проснувшись в одиночестве, в полной темноте, блондин посмотрел на часы, и что его вовсе не удивило - не увидел времени. Поискав на придиванном столике телефон и щурясь он посмотрел на время. Прислушавшись, парень обнаружил что Луна спит на своей кровати, и спит довольно крепко. Сначала, он чувствовал обиду, а затем одернув себя, напомнил, что не имел право так себя вести. Возможно ей было не очень-то уютно находится с ним на таком близком расстоянии, и это он, напомнил себе Хадсон, начал встречаться с другой девушкой. Зевнув, он соскользнул с кровати, пробираясь в сторону Луны. Глаза быстро привыкли к темноте, что позволило Хадсону некоторое время стоя над девушкой, разглядывать ее. Он не был уверен, зачем стоял над ней, смущая ее сон своим присутствием, однако какая-то неведомая сила держала его, не позволяя уйти. Луна спала так крепко, что он точно не мог ей помешать, но все же он видел, как ее ресницы трепетали, словно бы ей снился не самый приятный сон. Поддавшись какому-то порыву, Джеймс наклонился и едва ощутимо прикоснулся к губам девушки, мгновенно отпрянув назад, чтобы не разбудить ее. Мысленно ругаясь, он бесшумно прокрался обратно, в сторону своего дивана и улегся туда, какое-то время беспокойно проворочившись без сна.
На утро Хадсон проснулся раньше Луны и долго смотрел в потолок, пока девушка спала. Джеймс не знал, сон ли это был или явь, сомневаясь уже во всем, и сомневаясь больше всего в том, что происходит с ним. Конечно, это могло быть и ее влияние на него, но блондин был уверен, что Луна не стала бы так играть с ним, да и к тому же, он сразу бы это почувствовал. А раз так, это он сам сходит с ума, без какого-либо чужого участия, и причина его беспокойств мирно спала. Хадсон рывком сел, а затем и вовсе встал, отправляясь в душ. Вчера, поддавшись на уговоры, он купил себе простые хлопчатобумажные штаны и футболку, договорившись с Луной, что оставит их у нее, на случай если будет оставаться у нее ночевать. Захватив из пакета обновки, он оставил джинсы и уличную футболку на спинке стула, а сам порадовал себя ледяным и бодрящим душем, выгоняя с его помощью все подозрительные, сомнительные и волнующие его мысли. Одевшись в белые штаны и серую футболку, он выбрался на кухню, ожидая пробуждения девушки.

+1

8

Луна подперла щеку ладонью, укладываясь на бок. Она чуть щурилась, поглядывая на сонного Джеймса, курившего сигару прямо на диване. Рыжая внимательно наблюдала за тем, как ароматный дым поднимается к потолку тяжелым и густым облаком, затем медленно расплываясь наверху, медленно опускаясь вниз. В колонках играла непринужденная, даже немного сонная музыка, которая была едва слышна, лишь, как легкий фон. И было удивительно спокойно и хорошо, Максимофф поддалась общему настроению, медленно опускаясь на диван и закрывая глаза. Последняя фраза Хадсона заставила ее устало и сонно улыбнуться:
- Так приступай же уже наконец-то к своим делам, замучил ломаться, - почти проваливаясь в сон, заявила Луна, устраиваясь на диване поудобнее, прильнув к теплому боку, но, не обнимая и не закидывая ногу сверху. На самом деле эти двое смотрелись довольно забавно и странно одновременно. Они не проявляли явных признаков страстей, но почему-то, в каждом движении и каждом жесте сквозила такая нежность, забота, даже в дурацких шутках и стебе. Луна почему-то на сто процентов, даже без своей эмпатии была уверена в том, что всегда может положиться на Джеймса, он защитит и не бросит, чтобы ни случилось. Луна глубоко вдохнула, ощущая, как проваливается сон на пару с Хоулеттом, уже сладко посаповывавшим. Но тут он почему-то резко встал, покинув уютное гнездышко, и куда-то отправился. Если честно, то Максимофф мало волновало, куда он пошел, зачем, почему он открывает дверь в ее квартире – может к ней мужик идет, а тут он – еще один мужик! Но все это было абсолютно неважно, ткань дивана хранила тепло его тела, и в этих остатках персонального солнца можно было еще согреться, натягивая на нос повыше плед и вслушиваясь в тихое сопение кота неподалеку.
- Какая прелесть, оно чудесно, кинь на стол, - пробормотала сквозь диванную подушку Луна, даже не поднимая головы. Она пыталась натянуть плед, как можно выше, лишь бы согреться и не видеть свет, бьющий в глаза. Ужасно, невыносимо хотелось спать, при этом, чтобы Хоулетт уже перестал ходить туда-сюда и лег рядом, устроив свое роскошное тело рядом с ней и позволяя греться об него, как об печку. Максимофф протянула руку за приглашением, и даже не глядя на него, отложила в сторону, лишь бы Джеймс отстал. Диван прогнулся под его тяжестью, а с губ слетели слова пророка и мудреца. Но Максимофф сквозь сонную дымку понимала, что следует пойти к себе, спать в своей кровати гораздо безопаснее, чем рядом с ним, потому что в голову начинают лезть совершенно непростительные и пошлые мысли, о том, что его губы на вкус, как амброзия, а касаться его голого тела своим – вообще где-то в районе рая.
- Давай все это обсудим завтра, - выпутываясь из плена теплой ткани, пробормотала девушка, мечтая лишь о том, чтобы приложить свою голову к мягкой подушке и закрыть глаза. На нее ужасно влиял Джеймс, совершенно отвратительно. Он был ленивым, мягким, уютным, но, Луна точно знала, что не для всех и не всегда. Именно поэтому, когда она уже почти встала с дивана, направляя свои ноги в сторону большой, но очень холодной кровати, его ладонь коснулась ее запястья, удерживая на месте от необдуманного (ну или частично обдуманного) поступка. Джеймс скользнул по ее плечам, обнимая крепко, прижимая к себе совершенно по-хозяйски, устраивая руку на груди, а второй запутываясь в густых рыжих волосах, которые пахли «Мадагаскаром» и сигаретами. Луна прикрыла глаза, абсолютно не сопротивляясь подобному. Теперь она могла смело накрыть их обоих пледом, и закинуть ногу на Джеймса, уткнувшись носом ему в шею.

Они уснули довольно рано, часов  в одиннадцать уже сладко сопели, крепко обнимаясь во сне, будто бы никого, кроме них двоих и не существовало в этом мире. Но Луна проснулась среди ночи, ощущая, как ей стало слишком хорошо, как ее тело расслабленно, а в душе совсем светло и тепло. Девушка бесшумно освободилась от объятий Джеймса, проводя руками по его плечам, предплечьям, пальцам, перецеловывая каждый. Прижимаясь горячей щекой к сухой ладони, и не желая уходить, но понимая, что это единственный способ продолжать их отношения, которых на самом деле даже не существовало. Луна перекинула сверху Джеймса ногу, оказываясь у него сверху на бедрах, проводя руками по груди, и склоняясь к самым губам. Больше всего на свете ей хотелось, чтобы он сейчас проснулся, чтобы его ладонь сжала не ее плечи, но ее бедра. Луна склонилась еще ниже, ловя губами его горячее дыхание, слизывая кончиком языка сладкий сон с губ Хоулетта. Буквально один вот такой странный поцелуй – и Луна ушла, не в силах мучить саму себя. Постель и впрямь оказалась ледяной, заснуть было невыносимо сложно, почти нереально, и Луна долго ворочалась в кровати, пытаясь понять, спит Джеймс или нет. Но его аура и эмоциональный фон явно говорили о том, что мужчина сладко спит, и даже видит радужные и приятные для него сны. Ощущая от Джеймса теплые потоки энергии, Луна постепенно расслабилась в кровати, закутываясь в одеяло. Левая рука была вытянута по направлению к Джеймсу – не специально, просто так случайно вышло, она даже не думала так делать. Просто что-то тянуло ее к нему, и ничем было это не перебить и не изменить. Веки постепенно смыкались, заставляя Лу понять, что спать она хочет больше, чем переживать по какому-либо неизвестному ей поводу, в конце концов, люди сами совершают ошибки, не делая то, что хотят, или то, в чем искренне нуждаются.

Он сидел на кухне – босой, в серой футболке и простых белых штанах, пил кофе, который все-таки умудрился сварить, что-то читал в утренней газете, и о чем-то стойко размышлял. Луна же рывком до конца открыла дверь, которая вела в ее спальню и застыла на пороге. Взгляд блуждал по Хадсону, губы отчаянно кусались, а Максимофф размышляла буквально секунду, готова она или нет к тому, что сейчас собирается сделать. Ответ же был очевиден – конечно, нет!.. Девушка стремительным, очень уверенным шагом направилась к Джеймсу, даже не раздумывая вырвала у него из рук газету, метким движением руки отправляя ее в сторону кота. Губы Луны буквально впились в губы Джеймса, совсем, как в тот раз, в переулке, когда она не могла до конца понять, кто она такая, что с ней происходит, и ее лихорадило из стороны в сторону. Но сейчас все было однозначно – её лихорадило от одного единственного человека, который буквально доводил до трясучки, вызывая такие эмоции, что нечем было дышать. Пальцы Луны утонули в густых волосах Джеймса, а вторая рука с силой сжала его бедро. Максимофф склонилась над блондином, кончиком языка открывая его губы и пробуя на вкус, снова и снова, и совершенно не удивляясь, что сам Джеймс был не против ответить на такой странный порыв.
- Я должна была это сделать, - тяжело дыша, заметила рыжая, отрываясь буквально на мгновение, продолжая сжимать рукой ногу Джеймса. Ее глаза горели так, что позавидовать мог бы и сам  Циклоп, нервно закуривая в сторонке. Если говорить откровенно, то Луна даже близко не понимала – что это сейчас было. Просто это вдруг случилось, это пришло ей в голову, и превратилось в жизнь. Точно также, как и неконтролируемые совершенно руки Хадсона, которые касались сейчас внутренний части ее бедра, продвигаясь все выше и выше к трусикам, но вовремя опускаясь назад.
- Джеймс, я совершенно точно схожу от тебя с ума. Поэтому после задания, нам придется не видеться очень долго, иначе процент того, что я не сдержусь и трахну тебя, или заставлю трахнуть меня прямо на этом столе, приближается к отметке сто, - Луна редко фильтровала свои слова, когда обращалась к Джеймсу. Вот и сейчас она была предельно откровенно, разворачиваясь на пятках и направляясь в душ, чтобы снять ВСЕ возможное напряжение.

- Добро Пожаловать, мадемуазель Максимофф, - охранник открыл дверцу машины, подавая Луне руку. Сама же Максимофф уже мысленно настроилась на то, что каждому второму тут придется постоянно внушать тот факт, что она самая восхитительная женщина в этом огромном зале, среди сотни других женщин. А Максимофф и впрямь блистала в своем длинном до пола платье, расшитого кристаллами Сваровски, с разрезом до самого начала бедра и открытой спиной. Длинные рыжие волосы были распущены по плечам и спине, сверкали и переливались ярким огнем под лучами прожекторов и ярких ламп. Луна вышагивала по красной дорожке, расстеленной специально для гостей, отчего-то позировала фотографам из светских хроник, вызывая все тоже возмущенное восхищение – кто она? Что тут делает? Она чья-то любовница или дочь?! Как такая женщина может оставаться незаметной?!
- Эй, красавчик, прием, как слышишь? – Едва заметно шевеля губами, произнесла Луна, точно зная, что Джеймс отлично ее слышит на том конце провода, активно подготавливая все для того, чтобы в нужный момент совершить нападение и ограбить парочку хорошо защищенных домашних сейфов. – Знаю, что отлично. Ладно, я работать, а ты следи за ситуацией, буду ждать корректировок, если что, - Луна плавно вошла в толпу знаменитостей, именитых банкиров и бизнесменов, кружа среди них, как акула среди мелкой рыбешки, выискивая необходимую ей жертву – главу этого мероприятия. Он стоял неподалеку, крутя браслет на руке, пожимая ладони местных чиновников, улыбаясь парочке мутантов, которые уже были зарегистрированы, но тщательно скрывали себя и свои назначения. Максимофф про себя отметила их, как потенциальных прикрывателей отходных путей и скрывателей истинных ее намерений.
Лу отбросила волосы одним жестом за спину, и плавно, как хищница, направила свои Лабутены в сторону главной звезды вечера, с точным намерением познакомиться, как можно ближе.
- Если я пропаду на ночь, не беспокойся, Джеймс – это я так пытаюсь забыть тебя, - хмыкнула Луна, проводя, как бы невзначай ладонью по вырезу на груди, и смущенно улыбаясь, посылая флюиды добра, нежности и кротости в сторону хозяина вечера, который, к слову, был очень даже ничего. Высокий кареглазый брюнет с подтянутым телом, чуть за тридцать пять, весьма обеспеченный и самое главное – абсолютный человек.
- Такая восхитительная женщина, и при этом совершенно незнакомая для меня, - произнес Чарли, подходя к Луне, и мигом отпугивая всех тех, кто рискнул подойти к такому бриллианту.
- Мадемуазель Максимофф, - представилась Луна протягивая руку для поцелуя. Губы Чарли прошлись от костяшек пальцев до запястья, буквально за пару секунд, но заметно для Лу. Он явно начал поддаваться под ее обаяние и силы, Луна не стала давить сразу, предпочитая действовать достаточно мягко и аккуратно.
- Мое почтение, мисс Максимофф. Чарли Уинтер – глава этого бала и теперь, видимо, Ваш покорный слуга, - его ладонь соскользнула на ее спину, касаясь пальцами обнаженной кожи. И Максимофф, которая знала, что Джеймс слышит и видит все, что тут происходило, явно очень недоволен. Тем лучше, веселее грабить будет.

0

9


когда
имеешь дело
с глазами-вишнями
слова
становятся
лишними.

Всё это было странно для когтистого. Вся эта жизнь, которая раньше была ему неведома, которой он раньше не знал. Аферы, красивые девушки, или девушки-мутантки, или девушки, у которых была фамилия как у его сводного брата, с котором он пока даже не был фактически знаком. Вся эта новая жизнь закружила его в своем бесконечно быстром ритме, и у него все это время не было времени подумать. Как ни странно, именно тут, именно сейчас, в этой квартире, тихой, пахнущей Луной, он мог осторожно позволить себе задуматься обо всем что с ним творилось, попытаться хотя бы примерно разложить все по полочкам и прекратить уже наконец течь по воле волн, позволяя его Величеству случаю решить, что и как дальше будет происходить. Джеймс внимательно рассматривал вчерашнюю недокуренную сигару, не решаясь к ней притронуться, боясь разбавить этот сладкий запах квартиры Луны, который содержал в себе сочетание ее духов, геля для душа, приготовленного вчера мяса, и запаха ее волос. К этим ароматам добавлялся легкий привкус его сигары. Он не стал разрушать этого, откладывая сигару подальше, продолжая блуждать по кухне взглядом, рассматривая ящички и шкафчики, бездумно разглядывая приборы, которые тут были и думая о своем. Он слышал, как тихо и мирно спала Максимофф, слышал ее ровное, спокойное дыхание и мерное сердцебиение говорили о том, что она проспит еще достаточное количество времени. Было действительно рано, для такого утра, и он сам удивился, что проснулся в этом время, без желания уснуть дальше. Даже кот, лениво проводивший его взглядом, решил, что некоторое время еще стоит поспать. Джеймс побарабанил пальцами по столу, размышляя над прошлой ночью, и понимая для себя очевидную закономерность - как только он находится рядом с ней, то его тянет на всевозможные непотребства, между ним и его девушкой такого не было. Это значило очень многое. Животный интерес не просыпался в нем, находясь рядом с другой, Луна же будила его по щелчку пальцев, и это было страшно. Страшно, во что это могло превратиться, страшно, чем могло закончится и страшно интересно, как это происходило бы, во что вылилось бы. Джеймс усмехнулся, ничуть не удивляясь этому, ведь он уже давно отгонял от себя мысль, что между ними происходит что-то далеко за гранью нормального, химия, если хотите. Признание далось легко и спокойной, нисколько не удивив его, единственное что последовало за этим - вопрос что же делать дальше?
Джеймс прошел к входной двери, извлекая из внешнего ящика свежую утреннюю газету, осторожно прикрывая за собой дверь. Размышления заводили его в такие глубины, что стало неловко думать, и он предпочел остановить свой поток фантазии на том, что между ними что-то есть. От этого неопределенного есть, в душе поселилось что-то теплое и яркое, заставляя Джеймса пару раз непонятно чему улыбнуться, а затем начать разбиться с кофе. Оказалось все гораздо проще чем он думал, поэтому он спустя уже несколько минут наливал его в себе в чашку, разбавляя сливками. Развернув газету на первой полосе, он углубился в политический обзор происходящего в стране - описывались события гражданского противостояния, прогнозы и мнения аналитиков, заявления большинства представителей верхушки страны были смехотворными и Джим пару раз хохотнув, перевернул страницу, интересуясь, остальными новостями. Ничего более интересного, чем гражданская война, к сожалению, не было, но молодой человек все же пролистал газету до конца. Обнаруживая на последней странице анекдоты, Хадсон подумал уже было поразвлечь себя ими, но услышал как сменилось дыхание Максимофф, догадываясь, что она проснулась. Поднимая глаза в тот момент, когда девушка оказалась на пороге, он хотел было поприветствовать ее улыбкой, но она так и застыла на его губах. Джеймс почувствовал неладное, сердце девушки колотилось так быстро, как будто бы она только что совершила утреннюю пробежку или тренировку, выглядела она хоть и не до конца проснувшейся, но решительной и даже какой-то угрожающе-всклокоченной. Хадсон с некоторым сомнением приподнял брови, вновь не успевая озвучить вопрос, как она сокращая расстояние между ними, рывком вырвала газету из его рук. Первой мыслью, которая возникла у Джимми была то, что она планирует залепить ему смачную пощечину, только за что, он не имел ни малейшего представления, но потом оказалось, что в ее планы входит совершенно другое действие.
От неожиданно отпустив чашку с кофе, которая если бы не стол - разбилась бы, Хадсон развел руки в сторону, будто бы для объятий, приподнимая плечи. Долго все же, его замешательство не длилось, и он, с горячностью обхватывая ее руками за талию прижал к себе, отвечая на поцелуй. Чуть приподнимая ее даже, он жадно целовал Луну, будто он единственный мужчина на земле и она - последняя женщина, а им двоим предстоит мучительная смерть. Страстный порыв длился недолго и вот она уже тяжело дыша смотрит на него, с горящими глазами и копной непослушных, умопомрачительно пахнущих волос. Он не спешил ее отпускать, все еще держа ее одной рукой, другой осторожно касаясь ее ножек.
- Вся такая внезапная, - пробормотал он, не спеша ее отпускать, и резко дергая на себя, снова поцеловал. Раз уж мы тут решили быть откровенными - почему бы ему не быть таким же? И если ей нужны были ответы - то вот они. Не уточняя ее мнения, Хадсон уж очень постарался, целуя ее так, как не целовал прежде. Не было в этом поцелуе смущения или неуверенности, он не был легкий или удивленный, он был горяч, острее чем соус тобаско, горячее чем раскаленные угли. Этот поцелуй был головокружителен, как самая быстрая карусель, свеж как утренняя роса и сладок как спелая черешня. Он случился так внезапно, как и закончился, и Джеймс, отпуская ее в душ, рухнул на стул тяжело дыша, залпом добивая остатки кофе и уже без сомнений, закуривая. 

Устроившись неподалеку от особняка, укрыв грузовичок за деревьями, Хадсон осторожно настраивал приемник. Откуда он взял эту машину, которая выглядела как грузовичок для перевозки мебели, а сама была напичкана всяческими странными приборами, говорить он отказался. Один из экранов транслировал точно место положение Луны, он самолично прикрепил к ее бедру маленький маячок. Другой экран следил и демонстрировал движение машин - в том числе полицейских - по району, и определял непосредственную дальность от необходимой точки. Два экрана были погашены, и сам Хадсон сидел с наушниками и крутил передатчик, настраиваясь на Луну. Перед ним стоял микрофон, а в наушниках он уже мог замечательно слышать все происходящее, и не только то, что говорила Луна, но и то, что говорили граждане вокруг нее, даже те, что были довольно далеко от нее. Хадсон распечатал бургер, вгрызаясь в него и делая небольшой глоток колы. Он прекрасно подготовился к ожиданию, зная, что захочет есть, пить, спать. В термо-сумке его ждали различной крепости напитки - на всякий случай - и разная еда, начиная фруктами и заканчивая фастфудом, мало ли чего приспичит пожевать. Он прислушался, тихонько фыркая, не включая микрофона.
Вечер продолжался, а Джеймс так и сидел в грузовичке, ожидая, когда уже этот парень решиться устроить небольшую экскурсию. Сверяясь с планом дома, Хадсон следил за тем, как они кружат по залу и не выходят дальше гостевых комнат, специально отведенных для этого мероприятия.
- Раскрути его на экскурсию, - включая микрофон, тихо прошептал Хадсон. - Когда он начнет тебе впаривать про искусства, я скажу какая из картин - сейф, мне надо чтобы ты поняла какая там стоит защита. Отвлеки его как-нибудь. - продолжал тихо наставлять девушку Джеймс. Только сейчас он понял, как много в его плане дырок и как неразумно было так спешить, по хорошему, ему нужно было быть уже подготовленным, а не что бы она узнавала какая защита на сейфе. Молясь про себя, что бы Луна не подумала так же, он сделал еще несколько глотков колы, добавляя туда льда и «наблюдая» за происходящем на балу.
План предполагал, что когда они разберутся в свойствах и особенностях сейфа, Джим незаметно через черный ход проникнет в дом, не исключено что при помощи Луны, которая правда об этом пока не знала. Пока Луна и остальные гости, включая хозяина дома, будут развлекаться в гостевых залах, Хадсон с помощью своего чуткого слуха или острых когтей разберется с сейфом и утащит оттуда крупную сумму денег. От Максимофф требовалось, что бы она больше никоим образом не позволила хозяину удалиться куда-либо, пока Джимми работает с сейфом. Когда началась экскурсия, он внимательно следил по плану дома, куда они идут и отмечал про себя камеры слежения, которые едва слышно - но крайне ощутимо для него, поворачивались в их сторону, провожая до определенного угла обзора, именно на который он и делал ставку.
- Это не та комната! - зашипел в микрофон парень - Он привел тебя не в свою комнату, тут ничего нет, сделай что-нибудь! - продолжал фырчать Джеймс, понимая, что в этой комнате Чарли собирается развести Луну на то, что в ничьи планы не входило. По крайней мере не с ним. Джеймс прошуршав планом доме, поделился с Максимофф, что им нужна соседняя комната.

+1

10

Вопреки рассказам Хадсона Чарли отличался потрясающей учтивостью, вежливостью и очарованием. Луна понимала, что ей даже не приходится пользоваться своими силами, чтобы очаровать мужчину. Она читала по нему, что полностью в его вкусе – не поэтому ли Хадсон обратился именно к ней, точно зная, кого предпочитает их жертва? На эту тему она с ним пообщаться потом, как-нибудь. Ну, а сейчас Максимофф пила розовое шампанское, закусывала это все белым виноградом, который ловила губами с ветки, удерживаемой крепкими и сильными пальцами Чарли. Казалось, что мужчина не замечает больше никого вокруг, он был совершенно очарован и в восторге от его незнакомой гостьи, которая будто заглядывала в душу, обходясь без привычных подлизываний и лести. Острый язык рыжеволосой старлетки завораживал разум, заставляя желать большего. Чарли с удовольствием слушал, как Лу легко и просто разрезает каждого из гостей, вытягивая всю его подноготную, ни капли не стесняясь.
Все это время Хадсон отмалчивался, и если честно, то в какой-то момент Лу даже забыла о том, что у нее тут на самом деле задание, а не просто очередная вечеринка, на которой она подцепила весьма очаровательного возможного спутника жизни. Не то, чтобы она уже мысленно примерила его фамилию на себя и родила двоих детей, но совместную поездку на Кубу точно организовала. Восхитительную негу прервал шипящий голос Джимми, Луна от того, что он сказал, аж наморщилась, совершенно обалдев. Что он сказал? «Как-нибудь отвлеки»?! Идеальный план, черт возьми, Хадсон. Ты подготовил для себя шикарный фургон со всеми примочками, приглашение на эту вечеринку, но не удосужился продумать все остальные детали плана, оставив Луну наедине с возможностью импровизировать. Отвлечь, говоришь? Максимофф была так зла на Джимми, что готова была сделать то, о чем потом вполне могла пожалеть, но Хадсон получил бы свое – деньги, свободу и все, что угодно. Ей было уже плевать.
- Чарли, у Вас…
- Луна, мы же договорились…
- Да-да, прости, - Максимофф мягко улыбнулась. Ее ладонь скользнула по плечу мужчину, и тут же схватила под локоть, большой палец аккуратно поглаживал шелковистую ткань пиджака. – У тебя роскошный дом. Я хотела выразить восхищение его архитектурой и дизайном, хотя, я, конечно, не видела всего, но, тем не менее, - Луна обвела второй рукой весь зал, восхищенно улыбаясь. Вот теперь в силу вступали ее способности. Максимофф окутывала свою жертву мягкими волнами расположения и позитивной энергии к себе, преобразовывая его собственные эмоции в живой поток своих желаний. Ей было необходимо, чтобы он вывел ее из общей залы, чтобы провел по комнатам. Самое сложное заключалось в другом – Луна не знала, какая именно комната была ей необходимо и какая картина. Потому что гребаный Хадсон почему-то забыл именно об этом.
- Я хозяин этого мероприятия, поэтому я могу ненадолго отлучится, минут на 10, чтобы познакомить свою гостью с моим домом,- Чарли коснулся губами пальцев Лу, аккуратно держа ее ладонь в своей, и задержавшись чуть дольше положенного.
- Только десять?.. Ну, я искренне надеюсь, что этого времени будет достаточно. Или же ты компенсируешь его мне в будущем, - Рыжая освободила свою руку, мягко касаясь кончиками пальцев скулы Чарли, и многозначительно улыбаясь. Совершенно не беспокоясь о том, что подумают остальные люди, Луна держала Чарли за руку, неспешно пробираясь через людской поток. Отвести от себя взгляды, чтобы никто не смог толком запомнить ее внешности, во всяком случае, сейчас – было не так уж и трудно.

Они выбрались в коридор, и Луна почувствовала, как изменилось настроение Чарли. От него веяло сексом, аккуратными и не очень желаниями, но в тоже время сильной сдержанностью. Она читала его, как раскрытую книгу, понимая, каких огромных усилий этому красивому мужчине стоит сдержаться и не начать приставать к Лу прямо сейчас. Он коснулся кончиком носа ее волос, вдыхая пряный аромат духов и шампуни с натуральными маслами. Пальцы Чарли легкие, как бабочки, коснулись ее спины, и тут же исчезли.
- Прошу, этот коридор ведет в правое крыло, где располагаются спальни гостевые и моя. А также моей бывшей жены, - Чарли хмыкнула, а Луна удивленно приподняла бровь. Мужчина положил ее руку к себе на локоть, и неторопливо двинулся вперед. – Я был женат, один раз. И у меня двое детей, - при воспоминаниях о детях, лицо Чарли просветлело, и он тепло улыбнулся.  – Но бывшую жену я искренне ненавижу, - рассмеялся мужчина, а Максимофф лишь фыркнула.
- Типичная мужская позиция, ненавидеть ту, что нагло бросила, и не говори, что это ты ее бросил, все равно не поверю,  - равнодушно пожала плечами рыжая, стараясь услышать Хадсона, но в наушнике, как назло, была абсолютная тишина. Это немного раздражало, чуточку бесило и откровенно злило. Это все-таки ему надо было больше, а не ей, черт возьми!
Внезапно Чарли открыл одну из комнат, в которую пригласил Луну, из нее же была вела еще одна дверь, в соседнюю. Максимофф тут же сообразила, в чем тут суть, но Хадсон уже начал активно шипеть ей на ухо, что именно не так, и что необходимо исправить.
- Не шипи, не дура, - едва слышно, почти одними губами произнесла девушка, поворачиваясь спиной к своей жертве. Лу медленно выдохнула, расслабленно повела плечами, внушая Чарли свои желания, что она хочет выпить, что ей интересно, что в соседней комнате, но ни разу не произнеся своих желаний вслух. Эмпатия – это очень опасная вещь, она сравни гипнозу, если ты умеешь правильно ей пользоваться. А если ты еще и гипнозом владеешь, или хотя бы начальными навыками, то у тебя не будет проблем с тем, чтобы контролировать большинство знакомых. Брюнет неторопливо открыл дверь во вторую комнату, будто подчиняясь воле рыжей, он пропустил девушку вперед, наслаждаясь ее реакцией. Максимофф была в искреннем восторге. Ее пальцы скользили над полированной поверхностью красного дерева, из которого была изготовлена огромная кровать в стиле барокко, с огромным бархатным тяжелым балдахином. Насыщенный цвет бордо и темное золото не выглядели вульгарно, для изощренного вкуса рыжей – это был настоящий рай.
- Потрясающе, - выдохнула девушка, она застыла напротив одного из полотен Мухи, которое слабо вписывалось в общую обстановку, но все же неуловимо гармонировало с ней. Луна провела рукой по вырезу на шее, затем едва коснулась багета картины, и развернулась к Чарли. – Это восхитительно. Пожалуй, лучшая спальня, в которой мне доводилось бывать, не считая нескольких королевских покоев, - рыжая мягко рассмеялась. Чарли подошел к ней на опасно близкое расстояние, поглаживая обнаженную спину, и водя носом по рыжим волосам, вдыхая их пряный аромат.
- Жаль, у меня сейчас нет времени познакомить тебя с ними более подробно, - хрипло произнес мужчина, да так убедительно, что у Максимофф невольно побежали мурашки.
- Думаю, что пора вернуться к гостям, - прошептала в ответ Луна, прикусив нижнюю губу, и мягко освобождаясь от рук Чарли. Она сделала несколько шагов, в сторону двери, и затем вышла в общий коридор, минуя псевдогостиную. Уинтон вышел следом за не й, нервно одергивая пиджак. Стремительное бегство рыжей бестии только раззадорило его, давая надежду, что это будет увлекательное приключение.
- Хадсон, на картине отслеживающее устройство, которое позволит тебе сделать скан сейфа, спасибо дедушке…Потом расскажу про дедушку, как-то забыла, - быстро шептала Лу, точно зная, что Джимми ее услышит сейчас. – Через 10 минут в общей зале будет собрание, в шампанском – наркотик сильного воздействия. Оно продлится час. Охрана вне его, но ее смогу контролировать я, сейчас я в общий зал. Жду твоих действий, быстро, - Луна резко остановилась, и Чарли невольно врезался в нее, хотя не слишком ощутимо. Луна же, не оборачиваясь, бросила через плечо.
- Этой ночью я не занята. Но на первом свидании в постель не полезу ни за что, предпочитаю белое полусладкое, желательно Испанию, и ненавижу холод, - девушка передернула плечами, затем взяла Чарли под локоток. Парочка мило улыбаясь друг другу вплыла назад в зал. Казалось, что никто не заметил их временного отсутствия.

Максимофф снова улыбнулась Чарли, и стала незаметно продвигаться в сторону кухни, постепенно теряясь из поля зрения главного виновника торжества. Она старательно подчищала его эмоции, сейчас не время, сейчас он не должен вспоминать ее. Он должен полностью уйти в свое мероприятие, а Луне необходимо дождаться своего Клайда, чтобы как следует подчистить этот дом. Может Чарли и не плохой мужик, но в Джимми больше того, что Максимофф не может не оценить – его животный магнетизм, горящие глаза и совершенно безумный нрав. Лу знала, что в этом мальчике живет так много демонов, что пора выпускать их на свободу, разбивая грани доброго и нравственного. Свои-то она смогла преодолеть, так почему бы ему не помочь?
- Давай, Хадсон, - хриплым и глубоким шепотом произнесла Луна, вставая напротив одной из камер. Рыжая уперлась ладонями в столешницу, крепко сжимая ее. Девушка провела языком по губам, - ну, же, поторопись. Давай сделаем все по-быстрому, и сможем делать кое-что иное мее-е-е-е-едленно, очень ме-е-е-е-едленно, со вкусом. Как сегодня утром, - Лу хрипло рассмеялась, и, прикусив нижнюю губу добавила – на мне нет нижнего белья. Кто успеет первый это оценить, ты или Чарли?..

+1

11

Да, это была не новость, что план Джимми имел некоторые дырки. Ну, допустим, дырки были большие, и их края расползались в тот момент, когда до них кто-либо не осторожно дотрагивался. А что было делать? Времени было не слишком много, чтобы проработать идеальный план учитывающий все возможные варианты развития событий, да и зачем ему тогда понадобилась бы Луна, которая так сказочно умеет выкручиваться из непредвиденных и сложных сюжетиков да ситуаций? Будь у него на руках идеальный план, он наверняка справился бы без рыжей, сам бы пробрался в дом, воспользовался бы когтями, занялся бы сигнализацией, и избежал бы необходимости покусывать губы в нетерпении. И был бы лишен «удовольствия» слушать, как девушка ласково мурлычет всякие восхищенные глупости этому богатею. Джеймс загрустил — ну конечно, этот парень умел быть обходительным, обладал отличным платежеспособным счетом в банке, и не одном даже, знал чего он хочет и откровенно об этом говорил и был, в понимании Луны не такой уж плохой партией. Джеймсу нечего было ей дать, кроме самого себя — взбалмошного, неуравновешенного и неприлично нищего. А ведь Максимофф, как он успел заметить, обожает дорогие игрушки, дорогую жизнь и вообще все, что была так далеко от Хадсона. Он и на таких приемах-то, даже не бывал, призрачно представляя как и что там происходит. Хадсон, впрочем, не был из тех, кто себя жалеет, к тому же, говоря честно, он сам никогда не стремился к богатству и комфорту, в силу своего характера испытывая какое-то смутное удовольствие от того, что он беден. Бедность для него не была чем-то, что мешало ему жить или ставило палки в колеса, любую проблему связанную с этой его чертой, парень нашел как обойти с помощью богатых связей, или своих физических показателей. Как он ни старался быть хорошим парнем, обстоятельства и сущность делали свое дело, и он то и дело прибегал к грязным и грубым приемом, и чем это было его сутью, наследственностью или просто стечение обстоятельств, он не знал. Джимми вынырнул из своих размышлений как раз вовремя, чтобы уловить происходящее в доме. Луна сделала все правильно, хотя можно было обойтись и без намеков на одиночество. Интересно, она просто хотела его позлить, или этот парень ей правда понравился?
Хадсон осторожно зашелестел бумагами, делая для себя пометку и выслушав, что она сказала, снял наушники, отключая микрофон. Ну, что ж, теперь настало его время выходить на сцену. Парень быстро переодел майку на черную обтягивающую водолазку и избавился от джинс, в которых просто нереально было совершать никакие физически упражнения. Спортивные черные штаны и вот он уже выглядит как классический вор из боевиков. Позаботившись о перчатках, которые были из специального материала, который позволяет не только не скользить на мягких поверхностях, но еще и поднимать тяжелые предметы - в данном случае, вес самого Джимми - Хадсон выбрался из фургона, вставляя в ухо маленький наушник и включая его. Теперь он снова мог слышать Луну, а она его. Бесшумно закрывая дверь, он проверил, чтобы в машину невозможно было проникнуть никому без ключа и двигаясь по теням, отбрасываемым деревьями, добрался до забора. Разумеется, не обошлось и без камер слежения, и Джеймсу пришлось применить все свои знания в математике, чтобы высчитать через сколько секунд «мертвая зона» доберется до места, которое он выбрал. Прикрыв глаза, он внимательно слушал шорох камер, которое двигались по очереди, дабы просматривать всю территорию. Наконец, он резко открыл глаза, с разбега запрыгивая на забор и подтягиваясь. Избегая острых пик, он перепрыгнул на другую сторону, сливаясь со стеной в очередной раз. Нужно было дождаться второй зоны, чтобы добежать до неприметного и маленького садового домика, откуда можно было совершенно незаметно добраться до черного входа-выхода.
Хадсон резко появился в помещении, пролетая перед камерами, которые в этот момент смотрели совершенно в другую сторону. Он слышал все, что происходило в зале, а затем почувствовал как Луна, осторожно отвлекает внимание всех, кто мог бы заметить его силуэт. Парень добрался до спальни Чарли - вырубая камеру, на которую у него просто не было времени, высчитывать зоны и ждать когда можно пройти, он не мог. Плотно закрывая за собой дверь, молодой человек приблизился к картине, открывая ее. Банально конечно, прятать сейф именно тут, но зато такая предсказуемость была ему более чем на руку. Хадсон прислонился ухом к металлу, медленно крутя механизм. Никаких зацепок не было, и когда парень уже начал беситься, наконец-то прозвучал сладкий щелк. Далее он осторожно приложил к сейфу устройство Луны, чтобы тот смог разобраться со второй линией обороны, и это заняло гораздо меньше времени. Джеймс достал маленький светодиойдный фонарик, освещая маленькую, но так тщательно охраняемую зону, выуживая несколько кредитных карт и паролей. Также, он достал симпатичное колье, пару ценных бумаг и наконец четыре плотных конверта с наличностью. Порывшись в бумагах еще некоторое время, Джим обнаружил финансовые операции по нескольким фирмам, накладные и дорожные маршруты. Все это не очень его заинтересовало, однако натолкнуло на некоторую идею, поэтому он извлек их вместе с вышеперечисленным добром и убрал в рюкзак, который все это время висел у него на спине совершенно пустым. Когда ноша за спиной стала кое-что весить, настроение Хадсона значительно повысилось, и он почувствовал себя очень даже богатым парнем. Захлопывая сейф, он крутанул барабан, затем спрятал устройство Максимофф, пообещал себе не забыть расспросить ее, откуда у нее такой ценный миниатюрный аппарат и почему она не рассказала о нем раньше, а затем вышел из спальни прикрывая за собой дверь. Блодин прислушался, чувствуя сомнительное ощущение тревоги. В зале не было ни криков, ни испуганных возгласов, однако, не смотря на это спокойствие, кое-что все же, его насторожила. Последний раз, Луна выходила на связь всего несколько секунд назад, но ее привыз был более чем красноречив.
Парень извлек мобильный телефон, теряя драгоценные секунды, и посмотрел на красный маячок, показывающий, что в зале Луны нет. Блондин не стал брать с собой карту, ибо по его планам, они вообще не должны были встречаться, однако, тот факт что она находится в другом месте несколько насторожил молодого человека. Приблизительно вспоминая карту, он сделал вывод, что рыжая находится в одном из подсобных помещений, и что она там делает он и представить себе не мог.
- Луна? - осторожно шепнул молодой человек, и в ответ не получил ничего, кроме тишины. Это настораживало еще больше, поэтому повернув в обратную сторону, Хадсон завернул за угол огромного коридора, останавливаясь. Он закрыл глаза и уши, принюхиваясь и водя носом, как гончая собака. Так продолжалось несколько минут и можно было подумать, что парень вошел в какой-то сомнительный и пугающий транс, однако, когда он открыл глаза, в них светился не добрый блеск. Толкнув одну из дверей, Хадсон оказался на слабо освещенной и сырой лестнице, которая давала ему возможность сделать выбор - пойти вниз или наверх. Выбирая низ, Хадсон бесшумно и уверенно спускался, без промедлений опускаясь ниже и ниже, а когда гул голосов уже был совсем не слышен даже для него, остановился. Толкая дверь, молодой человек оказался в пустом и таком же как и лестница, сыром коридоре, который освещали редкие лампы. Он снова остановился, на этот раз не затыкая уши и принюхался, пахло сыростью, бетоном и свежей шпаклевкой. Хадсон продолжал внимательно обнюхиваться, наконец почуяв едва уловимый, тонкий аромат знакомого шампуня и туалетной воды. Джеймс сделал первый шаг и тут же остановился, испуганно озираясь, ему показалось что весь коридор услышал эхо, которым отдавался его шаг отлетая от стены и наталкиваясь на противоположную.Вопреки его опасения, никто не выскочил из-за угла и не начал палить по нему из автоматов, что значило, что никто не слышал его. Внезапная тишина, пришедшая на смену гулу голосов и шуму, чуть ли не оглушила его, сбивая с толку и вызывая сомнительные ощущения. Он прислушался к тишине, привык к ней, и на это потребовалось несколько секунд, затем стал ждать чего-то: голос, сердцебиение, дыхание. То, что было так необходимо, прослушивалось в самом дальнем конце коридора, где был поворот. Джеймс последовал туда, ориентируясь на запах и звук, как моряк во время шторма на маяк. Другого выбора у него все равно не было, не было слышно ни слова, но постепенно, когда он приблизился к повороту, он стал ощущать все ярче сильнее. Он услышал дыхание и шепот. Джим остановился около двери, внимательно слушая.
- С кем ты работаешь, крошка? Не надейся что, это устройство прикрепленное к твоему очаровательно бедру, было опущено мной. Ты ходила к Чарли в спальню, разведывала тайник? а в ответ тишина.
- Давай я объясню еще раз - на меня не действует твоя эмпатия и телекинез.  - послышалась усмешка, короткое молчание, а затем глухой удар.
- И способности можешь мои не отключать, тебе это не поможет. - Хадсон затаил дыхание, прекрасно рисуя что именно происходит за закрытой дверью. Удивительно, но дыханий там было всего два.
- Сэм, принеси будь любезен, да, ты знаешь что. - рация пискнула и отключилась. Хадсон прислонился к противоположной стене, услышав щелчок замка, хлопок двери и торопливые шаги. Мужчина торопливо шаркал в сторону закрытой двери, не оборачиваясь и не мигая смотря в одну точку. Пройдя мимо Хадсона, он даже не обратил внимания на застывшую тень, а когда наконец заметил его, замер с чуть приоткрытым ртом - у него просто не укладывало в голове, как тут может быть кто-то лишний. Джеймс пожал плечами, и вырубил его одним точным и тяжелым ударом профессионального боксера, не позволяя ему с грохотом упасть. Укладывая его почти что бережно на пол, Джеймс стянул с него куртку, которая еле-еде подошла в плечах, и оставив рюкзак у двери, вошел в комнату спиной вперед.
Оценивая затылком ситуацию, молодой человек понял, что Луна сидит на стуле в связанном состоянии, а вокруг нее подобно акуле кружит неизвестный ему, как было понятно из разговора, мутант. Мужик профессионально допытывался от Луны, кто, что и зачем. Девушка молчала, за что не хило так огребала, и говоря честно, огребала за него, за Джимми. Он помедлил еще какое-то время, а затем дождался пока мужик отвернется к нему спиной. Луна тоже не могла его видеть, но ему вообщем-то, это было не так нужно. Одним прыжком оказываясь за спиной у недруга, Джеймс попытался так же успешно вырубить его, как и слабенького Сэма, но потерпел неудачу.
- Какого.. взревел он, оборачиваясь, и уклоняясь от удара. И не думая оставаться в долгу, он умело и болезненно заехал с правой Хадсону в нос, от чего переносица тут же хрустнула, а из носа пошла кровь. Не обращая на это внимания, блондин уклонился от еще одного удара, нанося на этот раз ответный. Ни один из них не желал падать без сознания, и никогда они оба уже это поняли, Хадсон решил пуститься во все тяжкие. Со звоном появились когти, которые были сразу же покрыты металлом и Хадсон, не долго думая, пошел в наступление. От неожиданности и легкого шока, мужчина стал защищаться не так яростно, да и что тут предложить в противовес? Когда блондин загнал своего соперника в угол, то размахнувшись ударил его, в нужный момент спрятав когти. Убивать пока что, он никого не планировал. Несколько таких ударов вывели из строя мужчину, и Хадсон бросив его бессознательное тело, подскочил к Луне. Осмотрев ее на предмет серьезных ран, он заключил, что с ней все в порядке и помощью когтей, освободил ее от веревок, которые туго вязали ее по рукам и ногам.
- Мм, нет нижнего белья, - насмешливо пропел он, рассматривая ее уже не такое довольное лицо, как в начале вечера. Подставляя ей плечо, он помог девушке придти в себя, поддерживая ее одной рукой и чуть улыбнувшись, провел кончиками пальцев по ее скуле - Надо выбираться отсюда, крошка. - Хадсон прихватил аппаратуру, которая валялась на столе и открывая дверь, вышел вперед, проверяя нет ли опасности. Сбрасывая с себя куртку, молодой человек подхватил рюкзак с награбленным добром и отправил его за спину. - Той же дорогой, что сюда пришел я обратно никак нельзя, - серьезно заметил парень, с удовлетворением замечая, что Луна уже пришла в себя и крепко держится. На извинения не было времени, поэтому он придержал их при себе, лишь с некоторой озабоченностью рассматривая девушку. Он переживал, как она себя чувствует, волновала, не слишком ли крепко ей досталось. Закрыв глаза, Джеймс стал искать другой выход, натыкаясь на стены, и сворачивая в поисках шума улицы, запаха травы. Он снова был похож на зомби, или на мага, который читает заклинание, но так или иначе, спустя несколько секунд, он открыл глаза. Кивнув головой в сторону, он крепко взял Максимофф за руку и не отпуская ее от себя и повел. Им удалось выбраться на поверхность без приключений, выламывая с грохотом дверь ногой, Хадсон обнаружил, что они находятся за пределами территории. Он не знал, где они, но когда извлек из кармана мобильный и открыл навигатор, оказалось что они прошли под землей, и выбрали с восточной стороны дома, а когда они лично в этом убедились, внимательно оглядев глухую стену, решили, что тут им пожалуй делать нечего, и стали двигаться в сторону фургона Хадсона.

+1

12

Как только Луна отправила позывные Хадсону, то услышала в ответ лишь раздраженное рычание. Губ рыжей коснулась совершенно бесподобная улыбка, которая добрую половину мужчин в зале могла бы свести с ума, если бы ее кто заметил, конечно. Девушка лениво потягивала шампанское, внимательно слушая чертыхания и дыхание Джейми, который, кстати, был весьма сексуален в этом деле, и невольно, сам о том не зная, заводил Максимофф. Она же в свою очередь совершала почетный круг по залу, старательно отвлекая взоры и помыслы собравшихся от любых входов и выходов. Максимофф прекрасно понимала, почему Хадсон позвал именно ее, а не свою настоящую подружку. Хотя, подружка ли она ему? Особенно если учесть сегодняшнее утро, горячие губы, грязные помыслы и шаловливые ручки на ее ногах – что-то рыжей подсказывает, что вовсе она ему не подружка, что это место можно вполне себе так аккуратно занять. Главное донести все правильно до Хадсона, что, дескать, она узнала правду о себе, кто там с кем пляшет, и что она, вообще, дескать, не местная, и понятия не имеет, что происходит и что дальше делать.
И тут Лу почувствовала приближение по правую сторону, не поворачивая головы, девушка усилила контроль, но натолкнулась на стенку. А через несколько секунд поняла, что вообще бесполезно, что-либо делать – ей вбок упирался ствол пистолета, а в голове у того, кто его держал, был аккуратный ментальный блок, на взлом которого, к сожалению, у рыжей не было ни времени, ни возможности. Продолжая держать под контролем всех остальных, ища сквозь пространство и стены одну нужную ауру, Лу убедилась, что Хадсон почти закончил свои действия, и теперь убирается оттуда. Ну, значит, хотя бы один сможет спастись. 
Ее вели куда-то вниз, мимо охраны, мимо кухни, судя по всему, в полуподвальное помещение. Луна поняла, что этот мальчик никому ничего не сказал о том, что поймал какую-то девчонку. Если говорить честно, то доказать он ничего не сможет, наличие у него ментального блока может быть подтверждено ЩИТом, наличие же способностей у нее возможно выявить только путем применения к ней специальных возможностей у некоторых мутантов. Потому что в базах она не указана, ее ДНК невозможно найти в этом мире, и увидев его многие просто не поверят в такое существование. Так что, Лу насчет всего этого было эпически спокойна. Если этот парень работает на Щ.И.Т, то ему настучат по голове за то, что он позволил себе вольности по отношению к мутанту, который даже не зарегистрирован нигде, и является членом королевской семьи Нелюдей («Сюрприз, сучки!»), и при необходимости эта семья все подтвердит, ради того, чтобы как следует отомстить человечеству.
Но такие козыри просто так на стол не бросаются, именно поэтому огрызаясь, вырывая руку из захвата, Луна шла вместе с бугаем куда-то вниз, где ее быстро определили на шаткий стул и связали руки веревкой. Амбал перед Лу кидал какие-то левые понты, из разряда «На меня твои способности не действуют».
- Ну и что? – Лениво спросила рыжая, приподнимая левую бровь, и видя за спиной бугая, отчетливо угадывающуюся ауру Джеймса. Бугай шутки не понял, аккуратно съездив Луне по скуле своей огромной ручищей, угрожающе засопел. – Ау, - протянула девушка, еле шевеля челюстью. Боль тупыми порывами отдавала в висок, и грозила перейти в хорошее такое сотрясение. Максимофф выдохнула, откидывая голову назад, и про себя считая до десяти. Мальчик все продолжал тыкать в нее пистолетом и задавать глупые вопросы. Лу же пыталась понять, что она больше не любит – глупость или вопросы, оказалось, что глупые вопросы. Он, что, правда думал, что она сдаст ему своего подельника, если таковой существует? Да, этому козлу повезло, что она не орала во все горло, не отбивалась руками и ногами, не закатила истерику, а тихо и мирно сидела на стульчике, периодически подначивая бугая дерзкими выходками.
- Может я ходила к Чарли в спальню за тему, что тебе может только сниться по ночам? – Максимофф погладила кончиком языка щеку с внутренней стороны, пошло ухмыляясь. За что схлопатала очередную пощечину. – Ау дважды! Больно, чтоб тебя! – Еще один удар по красивому лицу, портя макияж. Рыжая выдохнула, опуская голову вниз. И как раз в этот момент, как в самом настоящем американском боевике, дверь в подвал…тихо отворилась, и вошел Хадсон. Невидимый, спокойный и совершенно уверенный в своих силах. Луна же провела языком по потрескавшимся губам, ощущая солоноватый привкус. В голове по-прежнему неприятно шумело, и боль только усиливалась с каждым мгновением. Бросив на Джимми, который теперь истекал кровью, быстрый взгляд Максимофф считала про себя до десяти, чтобы не уйти в отключку, все-таки этот бугай хорошо ее отделал.
- Ага, предпочитаю, чтобы ветерок мои ноги овевал. А потом мои ноги обвивали кого-нибудь, - в тон Джеймсу протянула рыжая, не в силах удержаться от саркастичного замечания – это было бы уж слишком для нее. Прильнув болеющей щекой к его кончикам пальцев, старлетка едва ли не заурчала от удовольствия, смешанного с болью.  Понимая, что медлить нельзя, и, что все равно она знатно здесь наследила. Но, несмотря на это Максимофф была уверена, что сможет выбраться из любой передряги, даже не замочив подол роскошного платья.
Теперь Луна могла полагаться только на чуткий нос Джимми и его природные способности, которые обещали вывести их наружу, ну или хотя бы подальше от этого дерьма, не факт, конечно, но все же. Он выглядел одновременно забавно и пугающе, передвигаясь почти в полной темноте, да еще и закрыв глаза, только водя носом по воздуху, резко останавливаясь и тут же продолжая путь, но уже в другую сторону. Лу крепко держала его за руку, приподняв подол платье, держа туфли в другой руке – она скорее умрет, чем позволит этим туфлям испортиться – и не отпускала ни на мгновение. Если говорить честно, то Максимофф чрезвычайно импонировал тот факт, что Хадсон все же ее не бросил, пришел, собой рисковал. Она, конечно, оказалась там по его вине, но – это можно простить, просто потому что, в случае чего Луна уйдет к Чарли и сделает так, чтобы он был под ее каблуком. Во всех смыслах.
Наконец-то, парочке удалось выбраться на улицу, отчего Максимофф едва ли не с блаженным стоном воздела руки к небу:
- Господи, спасибо за воздух! Я думала, что сдохну там от этого аромата, - рыжая подтянула платье, которое норовило сползти с плеч, и, перехватив каблуки в другую руку, двинулась рядом с Хадсоном, который тащил за плечами рюкзак с награбленным добром.
- Псс, парень, не хочешь немножко извиниться? – С ласковой улыбкой спросила рыжая, оказываясь вплотную прижатая к Джеймсу. Она помнила про наличие мутанта в стенах этого заведения, но все же продолжала отвлекать от них внимание всеми мыслимыми и немыслимыми способами. В один раз отвела взгляд охранника, бегающего рядом, а в другой раз – камеру от них направила в другую сторону. Это, конечно, изматывало и заставляло голову болеть еще больше, но позволить себе снова засветиться, тем более с Джейми – это было бы уже слишком. Девушка выстраивала в своей голове возможные планы, как они будут действовать дальше, и почему-то во всех планах, она делала его виноватым, а сама выходила, как бы вообще не при делах. Но так было нельзя, нехорошо это, тем более, что ей еще не удалось затащить его в постель. А она этого очень хотела, прямо вот разрывалась от желания сделать так, чтобы этот блондин показал себя во всей красе, желательно совершенно не сдерживаясь.
- Ко мне нельзя сразу ехать, мою квартиру уже сто процентов спалили, тем более что туда присылали приглашения. На меня нет никакой информации, будто меня вовсе не существует, так что разумнее всего будет отправиться к тебе, чтобы затаиться на время, я нигде и никогда не указывала твой адрес. Инстаграмма у меня нет, совместных фоток тоже, - хмыкнула Луна, тут же прижав палец к губам и заставляя Джеймса буквально рухнуть вниз в снег, Хадсон, понимая, что на Луне только тонкое платье, тут же подгреб ее под себя, уткнувшись носом в макушку. Совсем рядом промчался небольшой отряд, который уходил в сторону, откуда они пришли.
- Умеешь быстро бегать? Я – да, - Луна очень нервно улыбнулась, и уже буквально через пару секунд они мчались с Джимми на каких-то запредельных скоростях, каким-то внутренние чутьем и способностями, минуя встречу с нежелательными охранниками. Максимофф отводила взгляды, попутно старалась заметать следы на снегу, бежав вперед большими шагами. Лу молилась про себя добраться до фургона быстрее, чем все это вскроется. И им с Джимми это прекрасно удалось. И Максимофф, если честно, понятия не имела – радоваться этому или плакать. Она просто сидела на переднем сидении, прижав колени к подбородку и отчаянно дрожа от холода и стресса, и сейчас ей было точно плевать на то, что будет дальше – главное, что печка рядом.

- Джеймс, какого черта?! Тебя не было три дня, где ты… А она что тут делает, да еще в таком виде, как последняя проблядь?! – Девушка господина Хоулетта стояла на пороге его квартиры, уперев руки в бока, и старательно пытаясь изобразить возмущение с помощью приподнятой левой брови – дилетантка. Максимофф хмыкнула, аккуратно поставив свои туфли на тумбочки при входе, и проверяя – все ли с ними в порядке. В сумочке, которая чудом уцелела, телефон пропищал, что сейчас издохнет – и Лу прошла в комнату, чтобы поставить его на зарядку. Но, кажется, в этот раз встреча не пройдет мирно.
Джина – а именно так звали девушка Хадсона, вела себя довольно агрессивно. И Луна даже могла бы ее понять, еще бы, на ее фоне, вообще любая бы начала нервничать, и кусать щеки изнутри, но суть была в том, что Джеймс-то предпочел Луне Джину, и остался с ней, а вот эта тупая курица брюнетка никак не могла почему-то этого запомнить.
- Не начинай, Джина. Я помогала твоему возлюбленному, - зло бросила рыжая, перебрасывая свой взгляд на Джеймса. Тот сразу понял, чего хочет девушка – чистую одежду. Он кивнула на свой шкаф, и Луне благодарно улыбнулась – у нее были его вещи, а у него ее. Так уж повелось у них, пусть они и не спали друг с другом, но оставались отличными друзьями. Луна демонстративно стянула с себя платье, и – о боже! Какой шок! – она и впрямь оказалась без белья. Джина от такого поворота чуть не двинулась от истерики, а Луна всего лишь прошла к шкафу, выуживая из него футболку и чистые спортивные штаны на низкой талии и чуть зауженные снизу. Лу даже не успела натянуть на себя футболку, как буквально в пяти сантиметрах от ее головы пролетела ваза. Максимофф выдохнула, вдохнула, едва коснулась пальцами тонкого стилета, что был прикрепрелен у нее на подвязке на бедре, и точным движением послала его в сторону Джины. Джеймс в последнюю секунду успел схватить стилет, а вот второй – нет. Тот слегка задел скулу брюнетки, которая даже охнуть не успела.
- Я тебя, суку эдакую, заставлю стать моей рабыней, если захочу, мне даже не придется ничего особенного делать, ты это поняла, тварь? – Луна была не просто зла, она была вне себя от гнева. Она сначала помогает этому белобрысому говнюку, спасает его шкуру, попадает под перекрестный огонь из-за него, получает сотрясение, потом чуть не умирает от холода в прямом смысле, а теперь ей еще будет угрожать какая-то шлюха. Но Джина и на этом не остановилась. Была у нее противная особенность – летать она умела, да, в общем-то и все. Девочка не рассчитала в порыве гнева свои силы и помчалась на Лу, и даже Хадсон не успел ее остановить. Максимофф вытянула руку вперед, телекинезом вырывая стилет из стены, затем отводя руку в сторону, и уходя корпусом вбок от несущейся Джинсы. Та, к удовольствию Лу, все же не врезалась в стену, а вовремя затормозила. И вот тут Максимофф продемонстрировала, что значит быть расы Нелюдей, она с такой силой дернула девку на пол, приправив все это своим гневом, что Джина лишь охнула, Лу поставила ей ступню на горло, а возле глаза заставила зависнуть стилет.
- Я сейчас уйду в душ – греться. А когда выйду, то хочу, чтобы ты сделала так, чтобы я хотя бы на время забыла о том, какой ты была сейчас тварью – Лу убрала ногу, поймала стилет в ладонь и посмотрела на Джеймса, как бы пожав плечами – сама виновата. Пока Джина приходила в себя, борясь с истерикой, Максимофф оказалась рядом, с Хадсоном и чуть склонившись, отчетливо произнесла:
- Это раньше я думала, что не могу быть с тобой по ряду причин. А сейчас я думаю, что даже тысяча причин не остановят меня от того, чтобы убедить тебя в том, кто на самом деле тебе нужен, дорогой мой. И этот кто-то - я, - Луна посмотрела на Джеймса исподлобья, скрываясь вместе с вещами в ванной.

0

13

Хадсон усмехнулся, на замечание о том, что ему стоит извиниться. Но разве прорыв к ней с боем и успешная спасательная операция не была отличной альтернативой извинениям? Ведь он потратил не мало времени и не мало сил и вообще рисковал потерять все награбленное, пока шатался там по этим сырым катакомбам, в поисках своей рыжей напарницы. Он многозначительно ее осмотрел, намекая на то, что она вообще-то, сама попалась, а потом, пресекая все возможные споры, схватил ее за руку, направляясь в сторону фургончика. Девушка не только не упиралась, а вообще активно ему помогала, заметая заодно следы, что Джеймс заметил в последний момент, и благодарно ее подхватив на руке, запихнул в машину. Там уже не было так тепло, как когда он из нее выбирался, но зато этот маленький, напичканный электроникой автомобиль, создавал обманчиво ощущение безопасности и со временем, начал медленно нагреваться. Включая все нужные аппараты, парень убедился, что никто еще не вызвал полицию, и вообще кажется, даже не заметил пропажи. Вечер был в разгаре, и это было удобно для них. Молодой человек еще раз убедился, что опасность окончательно миновала, и сосредоточенно посмотрев на дорогу, осторожно вырулил. Огибая дом по широкой и безопасной дуге, он увел фургон в сторону, петляя по улицам частного сектора, а затем оказываясь на общей магистрали. Вырубая всю не нужную технику, он включил печку, и развеселился.
- Мы еще удачно выбрались, смотри, он даже еще и не поднял тревогу. И машина, на которой ты приехала, благо ушла вместе с водителем, тебя даже негде будет искать. Ты ведь понимаешь, что приглашение подставное, и никто не имеет понятия о твоей адресе? - Хадсон усмехнулся, удивляясь, как она могла допустить такую не разумную мысль, что он подвергнет ее и в будущем такой опасности. Ему пришлось отдать не хилую сумму денег, чтобы мастер-ювелир смог идеально точно скопировать перехваченное ранее приглашение и калиграфически точно перенести все, кроме разве что, имени которое было заменено. На самом приглашении, был только адрес дома, а адрес Луны был выведен аккуратно на вскрытом конверты, который никто конечно же, с собой брать не стал. Заметно нервничая, и не считая поездку к нему домой хорошей идеей, Хадсон отшутился, а затем, когда девушка уставилась на него взглядом Василиска, понурил голову. Ну ладно, к нему так к нему, это ее идея и последствия тоже разгребать ей. Размышляя о том, что с большим удовольствием он бы вернулся обратно на вечеринку и положил бы еще парочку наемников, блондин в полном и гнетущем молчании рулил по улицам города в сторону своего дома, и не желание появляться там росло в прямой пропорции к тому, как он туда приближался. Заглушив мотор, молодой человек еще некоторое время посидел на месте, побарабанив пальцами по баранке и не заглушая мотора. Отыскав глазами свои окна, он без удивления обнаружил там свет, и обреченно покачав головой, накогнц вытащил ключ зажигания. Делясь с Луной своей курткой, он подхватил рюкзак, захлопывая дверь фургона и ставя его на сигнализацию, хотя внешний вид машины был такой ужасающий, что едва ли кто-то заинтересовался бы им. Хадсон впустил Максимофф в парадную, некоторое время замешкавшись, и малодушно подумывая, а не сбежать ли ему по тихому куда-нибудь.
- Знаешь, если бы мы переждали в отеле, то это было бы куда более спокойно, логично и вообще. - он замолчал, вставляя ключ в замок, с легким подозрением открывая дверь. Чувство, что он сейчас кладет собственную голову на плаху увеличилось, и блондин вступил на порог собственного дома, в неуверенных и крайне расстроенных чувствах. После этого эмоционально насыщенного дня, ему совершенно не хотелось заниматься сейчас еще и разборками, которые без сомнения грозились быть.

- Джеймс, какого черта?! Тебя не было три дня, где ты… А она что тут делает, да еще в таком виде, как последняя проблядь?! - не успел парень подумать о том, что начинается шоу. Бежать было уже некуда, и дверь, подобно крышке гроба, с шумом захлопнулась у него за спиной, наподдав к тому же ему под зад. Чувствуя себя щенком, который попал в сложную ситуацию, Джеймс осторожно снял рюкзак с плеч, опуская его на пол и разуваясь. Чувствовать себя в собственной квартире как в гостях, было определенно ему не по вкусу.
- Не похоже на то, чтобы ты очень сильно меня ждала, - принюхиваясь, миролюбиво заметил молодой человек, прохода вслед за Луной в комнату. Из кухни не доносилась ни единого запаха еды, а в комнате парень на вскидку насчитал две или три упаковки от пиццы, поодаль была двух литровая бутылка колы. Он пожал плечами, в очередной раз не испытывая удивления. Хадсон кивнул Луне в сторону шкафа, устало потирая глаза и думая о том, что сейчас его интересует только еда и сон. Эмоционально он был выпотрошен - нервы, который ушли на подготовку, ожидание и осуществление операции были затрачены не малые, поэтому сейчас, он через какой-то незримый барьер наблюдал за недовольной, хмурящейся девушкой, которая пыталась воззвать к его совести. Он ведь предупредил ее, разве нет? Мельком взглянув на Максимофф, которая кажется, не испытывала ничего подобного, Хадсон удержался от удивленного вздоха, лишь смущенно кашлянув и моментально почувствовал, как уши запылали. Великолепный способ наладить натянутые отношения - раздеться. Почувствовал легкий свист, Хадсон перехватил стилен, осуждающе покосившись на Луну и пропуская второй, который был вне зоны его досягаемости, но не смог нанести ощутимого урона брюнетке. Что за день? Пока девочки разбирались, Хадсон наблюдал за этим с легким ошалением. То, что Джине влетит, было очевидно, но он не ожидал, что это будет так. Луна, хоть и не причина ей существенного вреда, хорошо прошлась по ее самолюбию, серьезно задев эго летающей брюнетки. Чувствуя как в воздухе витают вибрации гнева, взаимной ненависти и агрессии, блондин понял, что это совершенно не те чувства, которые могут способствовать улучшению контактов, осторожно принюхавшись к Луне, он почуял исходящий от нее горько-острый аромат ненависти, ревности и обиды, от Джины же пахло разочарованием, унижением и местью. Великолепный коктейль, превосходящий по своей разрушительности творение Молотова. Хадсон попытался поднять руки, в миролюбивом и успокаивающем жесте, но это было лишнем, потому что Луна уже бросила брюнетку бороться со своими эмоциями, сама же, практически равнодушно проследовав мимо блондина, обронила фраз задевшую и немного смутившую его. Обернувшись ей вслед, он рванул к Джине, испытывая сомнительную смесь удовлетворения, раздражения и неловкости.
- мм..как-то неприветливо вышло, но она права, - помогая девушке встать, Хадсон убедился, что она нигде серьезно не ранена - вообще-то Луна не хило так вытащила мою задницу, и твое поведение не очень похоже на благодарность.. - он покачал головой, когда в глазах у брюнетки вспыхнул повторный огонь ярости
- Благодарность?! Ей?! Ты мог бы обратиться ко мне за помощью, вообще-то, я твоя девушка, я сомневаюсь, что могла бы справиться с чем-то, хуже чем она! - девушка стремилась перейти на ультрозвук, от чего Джим поморщился, мотая головой как усталый пес
- И не надо морщиться!!!
- Джина, дорогая, извини. Но есть вещи, с которыми тебе не справится. - прямо проговорил, рывком поднимая ее с пола и отряхивая футболку. - И вообще, знаешь, я думаю нам лучше с тобой какое-то время подумать о наших отношениях, мне не нравится, что ты оккупировала мою квартиру, я не доволен что ты питаешься исключительно заказом на дом, и предъявляешь мне чуть больше прав, чем имеешь. Оставь ключи. Вещи я пришлю завтра. - не слишком вежливо, парень двигал брюнетку, которая лишилась дара речи к двери. Испытывая удивительную четкость ума, Джеймс вообще не понимал, почему начал с ней встречаться, а затем стал бесцеремонно натягивать на нее сначала свитер, потом шапку, а затем и пальто. В полном молчании, он открыл перед ней дверь, удивляясь, почему она молчит и даже не орет на него. Девушка так и не сказала ни слова, только в ее глазах застыло какое-то горькое понимание, и Джеймс, стараясь выбросить все это из головы, сунул ей несколько купюр на такси, закрывая дверь и шумно выдыхая.
Луна все еще принимала душ, не подозревая о том, что тут сейчас произошло. Как ни странно, выпроводить Джину оказалось гораздо быстрее и проще, чем он боялся. собирая пустые упаковки от пиццы и разбросанные пустые бутылки, он уложил все в один пакет, вынося это к двери, но пока не спеша выносить мусор, трусливо опасаясь встретить девушку. Он все время отмахивался от мыслей, которые лезли в голову, и все они, по большей части были связаны с Луной, которая то и дело вспыхивала обнаженной в его воспоминаниях. Прибравшись, Джеймс запустил посудомоечную машину - аппарат, который он первым делом прикупил, когда сделал свой первый выигрыш в карты, и поставил чайник. Чувствуя в квартире неприятную напряженную атмосферу, парень открыл окна, чтобы это все выветрилось, и морозный воздух мгновенно заполнил комнату, выгоняя остатки тепла. Хадсону не было холодно - организм не позволял ему замерзнуть, мгновенно приспосабливаясь к температуре, в которой он находился, поэтому холод, заполнивший квартиру для него был более чем комфортным, он как минимум не вонял агрессивной и враждебной обстановкой, которая только что царила тут.
Подозревая, что Максимофф уснула в ванне, парень осторожно приблизился к ванне, и вспомнив, что там нет чистого полотенца, открыл стенной шкаф. Выуживая оттуда большое махровое полотенце, парень легонько постучал в дверь, а затем не получив никакого внятного ответа, зашел. Ровно в тот момент, чтобы поймать Луну, которая как раз закончила процедуры умывания. Укутывая девушку в полотенце, блондин закрыл за собой дверь, чтобы не впускать холодный воздух, который успел уже пробраться и пройтись по ногам, от чего рыжая поежилась. С легкой улыбкой он посмотрел на теплую, вкуснопахнущую и уставшую Луну, испытывая прилив нежности и умиления. Совсем не свойственные ему чувства, но сейчас, когда она стояла в его объятиях, кутаясь в полотенце, можно было с трудом поверить, что всего пол часа назад, она безжалостно прижимала Джину к полу, сверкая недобрым взглядом.
- Ты была с ней очень жестока. - заметил Хадсон без осуждения.

0


Вы здесь » MARVEL UNIVERSE: Infinity War » The Confession » Lost in Space [December, 2014]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC