MARVEL UNIVERSE: Infinity War

Объявление

Доброго времени суток, добро пожаловать на форум "Marvel Universe: Infinity war", созданный по мотивам комиксов Марвел. Отправной точкой сюжета служат события ограниченной серии комиксов "Гражданская война", повествующей о начавшемся расколе в обществе вследствие принятием правительством США Акта о регистрации супергероев.

Время в игре: октябрь, 2014 год
Место действия: Уэстчестер, Нью-Йорк, Вашингтон [США]
СЮЖЕТНЫЕ КВЕСТЫ

Episode #3 «Acceptance» [Grant Ward]
Episode #4 «Danger»
[Remy LeBeau]

В связи с обновлением оформления личного звания, просим всех посетить тему ОФОРМЛЕНИЯ ПРОФИЛЯ!
Газеты пестрят заголовками о новой должности Тони Старка - теперь он глава ЩИТа. Инициатива 50 штатов набирает обороты, переходя к своей решающей фазе, настало самое время выбрать сторону для тех, кто еще не решился на этот шаг. О Стивене Роджерсе, бравом лидере Сопротивления, по-прежнему ничего не слышно, а нейтралитет Людей Икс готов пошатнутся со дня на день: пора принимать решительные меры, но готовы ли их лидеры к таким решениям?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MARVEL UNIVERSE: Infinity War » The Confession » My heart stops, when you look at me [2009]


My heart stops, when you look at me [2009]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://funkyimg.com/i/23s17.gif

My heart stops, when you look at meJust one touch now baby I believe
This is real

Участники: Gwen Stacy ♥ Peter Parker
Дата и место событий: NY, 2009

+1

2

Постукивая кончиками пальцев по кожаному подлокотнику в машине отца, Гвен шевелила губами в такт словам песни, глядя по сторонам, и в окно машины. Она немного нервничала, потому что не была уверена, что правильно рассчитала время. Да и вообще – этот месяц был не из легких. Ну, еще бы, это все-таки вам не старшая школа, где она, несмотря на свой мозг, была одной из самых популярных девчонок. Ей удавалось сохранять хрупкий баланс между заучкой и образом глупой блондинки, ловко обходя препятствия, которые чинили ей чирлидерши. Отец смотрел на нее с легкой улыбкой, искренне гордясь тем, как его дочь легко поступила на бюджет, обойдя многих, при этом, будучи восхитительной красавицей.
- Только, пожалуйста, Гвен… - начал, было, капитан Стейси, но поняв, что дочь его не слышит, вытянул наушник у нее из уха.
- А? – Воззрилась на него блондинка, непонимающе моргая ресницами, и оборачиваясь по сторонам, в поисках истинной причины ее беспокойства.
- Я говорю, Гвен, пожалуйста, будь осторожна. Я, конечно, знаю, что ты…
- Папа, ты о чем сейчас? Или о ком? – Гвен вздернула бровь, теперь ее взгляд был скорее наполнен священным ужасом, нежели непониманием. Эти странные разговоры с отцом про мальчиков, пестики и тычинки, уже давно должны были остаться в прошлом, но его иногда пробирало на «поучить жизнь» любимую дочь, которая была его гордостью и искренней надеждой на то, что не все поколение столь уж потерянное.
- Я о том, что в Университете может быть сложнее, чем где бы то ни было, поэтому постарайся сразу занять достойное место, при этом, не потеряв себя. Ты слишком хороша, чтобы меняться в противоположную сторону, - капитан улыбнулся, сворачивая к воротам Университета. Гвен вытащила второй наушник, нажимая паузу на плеере, и обернулась к отцу в полоборота.
- Все отлично, па. Я взрослая девочка, которая может за себя постоять. А если не я, то точно найдется в таком огромном здании достойный герой. Я побежала, после учебы можешь не забирать, я сама доберусь. Люблю тебя, маме привет, - Гвен чмокнула отца в щеку и выбралась из машины, поправляя довольно короткую клетчатую юбку. Вообще, Стейси, конечно, знала о том, что выглядит порой, как мечта аниме-извращенцев, но при этом любила делать вид, что не понимает в чем дело, как, например, сейчас. На ней была клетчатая юбка длиной до середины бедра, но прикрывающая все в рамках дозволенного, белая блузка с двумя расстегнутыми верхними пуговицами, синий кардиган, высокие гетры и аккуратные черные туфли на плоской подошве. Гвен перебросила за спину копну белых волос и быстрым шагом затрусила к входу.
Не успела она, как следует напрячься, чтобы открыть дверь, которая вряд ли бы ей поддалась, если бы не вспышка слева, оказавшаяся взъерошенным юношей, легко потянувшим дверь на себя, но при этом чуть не снесший саму Гвен с ног.
- Помеха слева, - с легкой улыбкой заметил Питер, пролетая в коридор, и почти не обратив внимания на саму Стейси. Та проскользнула в щелку, следом за ним, и застыла на пороге, обтекаемая потоком студентов с разных курсов. Гвен зачаровано смотрела вслед Паркеру, сама не понимая, что ее так сильно в нем зацепило, что было не так, что с ней не так?! И тут она поняла, что именно не так. Если Паркер летит, как ужаленный, то значит все плохо – она опаздывает. Поняв, что бесполезно, что-либо менять, и тут же придумывая в голове план отступления, девушка все в том же темпе двинулась в сторону аудитории.
- Воу! – Гвен все же тронулась вперед, подтягивая сумку на плече, и вставляя в ухо наушник. Девушка скользнула равнодушным взглядом по окружающим ее людям, и неспешно двинулась к необходимой аудитории, где сейчас должно было пройти знакомство с ее новым курсом, ну или с теми, с кем она будет вынуждена сосуществовать еще несколько лет. Впрочем, для общительной Гвени это не было совершенно никакой проблемой, она легко умудрялась найти язык со всеми, начиная с заправских хулиганов, и заканчивая откровенными забитыми мышками. Каждый находил в ней что-то свое, без проблем открываясь. Но сейчас Гвен не стремилась к тому, чтобы завоевать всеобщее внимание, она и без него прекрасно обходилась.
Гвен вошла в аудиторию, поискав глазами свободное место, желательно подальше ото всех, и тут ей на глаза попалась та самая взвинченная шевелюра, которая так нагло прошла мимо нее, даже не задержав и взгляда. Стейси демонстративно вздернула нос, не понимая, почему вообще это делает, и заняла место прямо перед ним, аккуратно раскладывая на столе тетрадь и ручку. Сумку она повесила на спинку стула, и тут началось что-то странное. Преподавателя, как это ни странно, до сих пор не было, и это вызывало вопросы, и Гвен, как староста, должна была по сути с этим разобраться, но только не сегодня. У нее не было совершенно настроения.
Так и не вытащив наушники, продолжая слушать музыку, Гвен наблюдала за тем, как дважды открылась дверь, и в нее вошли два красавчика. Причем, знаете, типичных таких. Один был явно спортсмен, высокий, белокурый – настоящая американская мечта! Идеальный игрок в американский футбол. И он, оглядев весь поток, задержался на ней, после чего с довольной улыбкой-ухмылкой, начал подниматься к ее месту. И тут же следом открылась дверь, и в нее вальяжной походкой, снимая стильные солнцезащитные очки, вошел еще один. Вот его-то, к слову, Гвен знала не понаслышке – мистер Гарри Озборна. Местная звезда, еще бы, столько денег у папочки, кто же его не знает? Стейси покачала головой, тяжко вздохнув – с кем ей придется учиться и общаться. Знал бы отец, даже не стал бы ей мозг выносить.
Гвен открыла тетрадь, когда поняла, что по обе стороны от нее пространство оказалось, занято – этими двумя. И они, судя по всему, пытались с ней активно флиртовать.
- А? – Гвен вытащила наушник из одного уха, чуть повернувшись к первому спортсмену. – Ты что-то спросил? Извини, я музыку слушала, - Гвен чуть улыбнулась.
- Я сказал тебе: «Привет, красавица», а ты и не услышала, - парень очаровательно улыбнулся, явив миру славный ямочки на щеках.
- Ну, предположим, ты сказал – «Эй, красотка», - протянул лениво мистер Озборн, откидываясь на спинку стула, и чуть скосив глаза в сторону Гвен. – Доброе утро, мисс. Меня зовут Гарри, а этот оборванец – Флеш Томпсон. Мы тут, вроде, как новенькие.
- А, то есть, ты тот самый, который приехал и поступил месяц назад, но потом укатил отдыхать в Сан-Тропе с русскими моделями, а ты – Стейси посмотрела на Флеша, который довольно улыбался, потому что его соперника только что поставили на место, - тот самый Томпсон, который просто пропустил месяц занятий без видимой на то причины? Я все верно, понимаю? – Блондинка, полезла в сумку, доставая ежедневник и что-то в нем просматривая.
- Итак, если не хотите оказаться на улице, и вы мистер Озборн в том числе, не надо улыбаться, завтра принесите мне документы, подтверждающие, что у вас были веские причины для пропуска первого учебного месяца, когда он призван сплотить группу…
- А с Вами можно будет сплотиться после пар? – Гарри смотрел самым невинным взглядом. И возможно его вопрос звучал бы также, если бы не странный блеск, коснувшийся уголков глаз, отдающий толикой опасности.
- Если только вместе с моим отцом, капитаном полиции Стейси, - Гвен снова улыбнулась Озборну, заметив, как побледнело его лицо.
- А-а-а-а, мисс Гвендолин Стейси. Прекрасная умница, отличница и желанный сотрудник компании моего отца в будущем. Он ведет учет всех кадров, которые выпускается с определенными отличиями в США, - Гарри подмигнул блондинке, понимая, что задел определенные тщеславные струны в душе Стейси.
- Она самая. А теперь, заткнулись, преподаватель пришел, - Гвен перестала улыбаться, открывая тетрадь, которая оказалась исписана мелким бисерным почерком в каждой строчке. Девушка перебросила волосы на одну сторону, обнажая часть шеи, и убавила музыку в плеере, но не выключила совсем. И вряд ли кто-то вообще был сейчас обнаружить эту маленькую тайну мисс Всезнайки.

+1

3

пусть эта вечная водная гладь
запомнит меня
молодым, сумасшедшим, в тебя влюбленным.

«Стоит отметить, просто для протокола, что когда я встретил тебя, то усомнился в том, что ты человек. Мне показалось, будто ангел сошел с небес, чтобы проведать нас, простых и смертных, грешных и одиноких, таких как я.
Мне показалось, что я в этот момент, стал самым смертным и самым верующим из всех, и что возносить тебе молитвы я готов день за днем, трепетно преклонив колени.
Стоит отметить, также, что когда я в первый раз тебя увидел, мне показалось будто земля предательски начала уходить у меня из под ног, и это пресловутое земное притяжение не властно надо мной больше, и что я лечу в пропасть.
Я влюбился в тебя с первого взгляда, с первой улыбки, и с первого смущенного и неловкого, робкого касания кончиками пальцев твоей нежной скулы, когда мне нужно было композиционно верно посадить тебя, чтобы сделать фото для пропускного бейджа. Ты наверное, даже не помнишь этого, ведь это был такой счастливый первый день зачисления для тебя и твоих родителей, которые пришли на первое собрание..
Никогда прежде я не испытывал такого смущения и озноба, и каждый твой взгляд как приговор, как расстрел на месте. И нет в твоих взглядах ничего убийственного, просто я не вольно погибаю, испытывая неуловимую нежность, щемящую сладость, где-то под ребрами, где-то там.. А я ведь, прошу заметить, ученый, и разве мне ведомо все это - трепещущее сердце, бабочки и прочее, прочее? Как был наивен я, глуп, циничен, считая что я опытен в жизни, что таких глупостей со мной уж точно не произойдет.
Моя милая, любимая Гвен, ты не представляешь, что делаешь со мной, не представляешь.»

Питер в очередной раз опаздывал на лекцию, на ходу запихивая в рюкзак красную маску, и неловко тыкая в магнитный механизм свой учебный пропуск. Аппарат заело, и Паркеру пришлось еще несколько минут биться, а затем плюнув на правила приличия, перемахнуть через оградку. Разведя на бегу руками торопящемуся на встречу юноше охраннику, он продемонстрировал свой пропуск, не замедляя шага. Влетая по лестнице, он осторожно обогнул девушку, дергая за дверь с такой силой, что еще немного и она могла бы просто сорваться с петель, и переводя дыхание, чтобы не привлекать к себе внимания еще больше. Несмотря на то, что опаздывал он уже прилично, старшие курсы не спешили разбредаться по аудиториям, создавая в коридорах толкучку и затрудняя проход для и без того опаздывающего опоздуна. Паркер устал уже придумывать отмазки и отговорки, почему он опаздывает, а большинство преподавателей и вовсе решили, что себе дороже спрашивать, что же не так у молодого человека с дисциплиной. Благо, претензий к нему больше никаких не было, и если посещаемость и пунктуальность хромали, зато срок сдачи лабораторных и проектов-рефератов-домашних работ никогда не подвергался критике. Возможно, не пропуская он так часто и яростно занятия, то не был бы всего лишь вторым в группе, составив серьезную конкуренцию своей зазнобе Гвендолин Стейси. Девушка, в отличии от него, училась и посещала занятия блестяще, работая на дополнительных проектах, принимая активное участие в общественной работе и возглавляя группу. Она могла бы быть классической стервой-заучкой, что было бы крайне предсказуемо, но была вовсе не такой. Девушка отличалась не только редким умом в сочетании с красотой - особенно умопомрачительными зелеными глазами - но и так же была приятной в общении, в меру ироничной и очень понимающей. Она не была из тех приторно хороших милых и прелестных, которым невозможно было верить, и не из тех, кто был пугающе стервозен, а удивительным образом балансировала между всеми понятиями женских характеров, в результате являясь чем-то просто невероятным. Практически все - от задир пацанов, до девчонок, которых на потоке, к слову, было не очень много - обожали Гвен.
Отдуваясь, юноша открыл дверь, стараясь не привлекать к себе внимания, осторожно пробираясь по рядам, в надежде занять более удобное место. Как выяснилось - спешить так сильно не было нужны, в аудитории не было тех, кто мог бы отметить его опоздания, и даже Гвен опаздывала. С сомнением осмотрев еще раз ряды, Пит убедился что это правда, и в его голову закрался подозрительный домысел, что возможно на входе так бесцеремонно он обогнал именно ее. Спустя несколько минут, выяснилось, что его догадка верна, и испытав непередаваемую гамму эмоций, Паркер отвернулся, уставившись в парту взглядом, делая вид, что это вовсе был не он, и он тут сидит давно. Событие, что он пришел раньше не только преподавателя, но и старосты - было действительно удивительное и практически сенсационное, группа шутливо подначивала Гвен, пока она рассаживалась, и девушка бросила на Питера неоднозначный взгляд. Толи похвалила, толи приговорила к расстрелу без суда и следствия. Юноша откинулся на спинку стула, рассматривая прямую спину девушки, которая шутка ли, уселась прямо перед ним, раскладывая учебные принадлежности и продолжая слушать музыку.
Некоторое время поскучав, Питер отметил прибытие новичков, которым повезло придти до начала лекции, чтобы благополучно быть униженными Гвен. Появление Гарольда Озборна, юного представителя правящей элиты и классического сына богатого отца, было впечатляющим и немного пафосным. Не спеша он вплыл в аудиторию, снимая темные модные очки и окидывая зал насмешливым взглядом, будто он попал сюда совершенно случайно, и причин чтобы остаться тут у него совершенно нет. Второй же и вовсе кажется, заблудился. Питер был знаком с Флешем еще по школе, и если долгое время их отношения никак не клеились, то после знатного мордобоя и некоторых не более приятных событий, они как ни странно, подружились. Поспособствовал этому конечно, интерес Флеша к Пауку и таланты Паркера снимать героя. Так или иначе, но к концу выпускного класса они уже отлично ладили, что не только решило проблемы Питера как плохо вписавшегося в класс человека, но и сократило его стычки со школьной шпаной почти до минимума. Питер был рад Флешу, единственному, пожалуй, хорошо знакомому человеку тут, разве что блондин совершенно не вписывался в общество дохлых очкариков. Это было царство Питера.
- Пссс, Флеш, ты кажется ошибся кабинетом, тут сейчас будет вводный курс по функциональной геномике.. - похлопав парня по спине, он развел руками, пожимая плечами, когда тот, удивленно приоткрыв рот, поинтересовался откуда Питер тут взялся и чего раньше не поздоровался. Пересаживаясь к нему, блондин поинтересовался, всегда ли Гвен такая, на что Паркер лишь пожал плечами, не зная что стоит отвечать. Выбегая из аудитории за несколько ценных секунд до того, как дверь была окончательно закрыта, он махнул на прощание Питеру, пообещав вытащить его на неделе погонять мяч. Питер, конечно же, мячи не гонял, но отказываться не стал. Преподаватель, тем временем, начал свою речь, с обещания что не потерпит более опозданий. Наткнувшись взглядом на Паркера, он запнулся, удивленно моргнув, а затем продолжил, постепенно переходя к теме занятий и выводя на доске план.
Питер тайком посмотрел на Гвен, которая в этот момент записывала за лектором материал, не обращая ни на кого внимания, и выглядела очень увлеченной и внимательной. Когда она такой была, Питер позволял себе за ней подсматривать, беззастенчиво рассматривая ее и не боясь быть пойманной. В другое-то время, он не мог позволить себе на нее глазеть, ведь девушка ловила его взгляды, чуть заинтересованно приподнимая брови. Сгорая от стыда и неуверенности, Пит отворачивался всегда, не решаясь подойти. Все их общение ограничивалось парой неловких фраз и только. Обреченно вздохнув, юноша бросил еще один последний взгляд на блондинку, доставая затем свою тетрадь и вычитав на доске тему занятия, начал записывать. Несмотря на все труды быть сосредоточенным, молодой человек неумолимо отвлекался то и дело, возвращая себя чуть ли не силой на землю. Лекция была не такой уж и скучной, и несмотря на то, что пока что единственная практическая работа которая им доверялась, это личные рассуждения в научных задания на тему, Питеру все равно действительно нравилось учиться. Выматывало конечно, что нужно было успевать все вместе - учебу, работу, супергеройскую деятельность, но как он ни выдумывал, он не мог отказаться ни от чего. Совмещения порой выливались в пропущенный или проспанные лекции, не в срок принесенные фотографии и штрафные санкции.
Паркер, однако, был не из тех людей, кто предпочитает искать во всем минусы, и его личный стакан настаивал быть всегда на половину полным. Пропущенные лекции, он малодушно предпочитал просить списать у кого-нибудь, и как ни странно, однокурсники не отказывали непутевому, но очень сожалеющему Питеру. Когда он начинал несчастно лепетать о том, что его вновь напрягли на работе, заставили забираться на крышу, ночевать там в попытках поймать Человека-паука, практически все сдавались. Ведь он был единственным в городе, кому удавалось выдавать четкие и яркие, близкие и поразительно красочные снимки героя в красно-синем трико, и едва ли можно было осуждать его за пару пропущенных лекций.
Несмотря на то, что в группе воцарился не гласный дух конкуренции, такое положение дел только подстегивало и держало в тонусе первокурсников, Питер, хоть и держал планку и несмотря на опоздания и пропуски никому не позволяя себя обогнать, чудом избегал подлянок. Для него это было ново, когда студенты держаться за одно, и главной целью было не побить какого-нибудь тощего очкарика, а получить высший балл. Многие готовили вместе научные работы, брали дополнительный материал, сдавали вместе, и хоть каждый хотел получить балл повыше - никто не подставлял другого. Задумчиво проглядывая тетрадь, он обнаружил несколько оставленных листов за прошлую неделю, подумывая кто же на этот раз одолжит ему лекцию? Невольно стрельнув глазами в сторону Гвен, он задумался о том, а не пора ли уже обратиться к ней? Это могло бы стать отличным поводом пообщаться, ненавязчивым и одновременно с этим без каких-либо подтекстов. От этих мыслей у него так сильно вспотели ладошки, что он едва не выронил ручку из ослабевших пальцев. Поспешно отерев руки о джинсы, Паркер схватился за пишущий предмет как за спасательный круг и начал яростно записывать за преподавателем. Остаток лекции прошел для него и для его ладошек спокойной, во многом потому, что он больше не позволял себе задумываться о том, что попросит у Гвен лекцию. С его смелостью и уверенностью в себе, лекцию он у нее, скорее всего не попросит никогда..

+1

4

Девушка чуть обернулась к Паркеру, когда выяснилось, что тот знаком с блондином с очаровательными ямочками, и удивленно приподняла бровь. Питер же в ответ тут же стушевался, поспешно отворачиваясь. Гарри же проводил Флеша довольным взглядом, дескать, теперь все внимание Гвен может безрадельно перейти к нему. Но тут он жестоко ошибался. Когда пара началась, и вошел преподаватель, Стейси сразу же приняла стойку «заучки», кончик ее ручки едва подрагивал, застыв над белым листом бумаги, готовый выводить формулы и слова, произносимые преподавателем. Гвен не пропускала занятия, не потому что была такая уж вся правильная, а просто, потому что ей действительно нравилось учиться, заниматься активной университетской деятельностью и чувствовать себя нужной. Иногда синдром отличницы пробуждался в ней, давя на больные точки. Она не была злой или чрезмерно эгоистичной, Гвен была чуточку тщеславной и просто хотела, чтобы ее умения были оценены по достоинству, и самое главное, она имела на это полное право.
И если честно, в этом плане, Питер Паркер знатно ее раздражал. Мало того, что, судя по всему, его заносчивость просто не знала границ, в связи с тем, что он единственный, кто предоставляет фотографии знаменитого «дружелюбного соседа». Паркер прогуливал, вечно брал у всех списать лекции, ничего сам не делал, но умудрялся быть вторым после нее. Нет, Гвен сама никогда особо внимания себе за спину не обращала, но самых ближайших соперников держала в поле зрения, чтобы контролировать и понимать, честная будет конкуренция или нет. А сейчас ее немного раздражал Гарри, который то и дело ненавязчиво касался ее спины, плеча или что-то тихо шептал на ухо, отодвигая пальцами белоснежную прядку волос. При этом Гвен не могла сказать на сто процентов, что ей это было неприятно или противно – вовсе нет. От Озборна пахло чудесным парфюмом, его пальцы были чуткими и очень спокойными, от Гарри веяло спокойствием и уверенностью в себе. И это было очень показательно для Стейси, которая на самом деле питала очень крепкие и тяжелые чувства к совершенно другому человеку, но понятия не имела, как их выразить и что с ними делать дальше. Но, как девушка особенно решительная, и привыкшая все брать в свои руки, Гвен давно вычислила, как необходимо общаться с объектом своих симпатий, и после уже этой пары решила, что сделает это всенепременно.
Ну, а пока она лишь чувствовала, как чей-то настойчивый взгляд усиленно прожигает ей спину, буквально проникая под блузку, проходясь теплой волной по позвонкам, едва дотрагиваясь до белой полоски бюстгальтера, а затем возвращается ласкающим жестом к обнаженному кусочку кожи шеи под волосами. Гвен буквально всем телом почувствовала, как мурашки атакуют ее тело, как ей становится одновременно неловко, неуютно и ужасно приятно. Дождавшись, пока преподаватель окажется всецело поглощен своей же лекцией и количеством записей на огромной доске, Гвен резко развернулась на стуле, кинув в Паркера кусочком бумаги, который оказался запиской.
«Будешь и дальше так пялиться, Паркер, то дырку прожжешь не только в моей блузке, но и в моей парте! Если хочешь что-то спросить или сказать – так сделай прямо!». Довольно гневная записка не сочеталась с тем взглядом, которым сопроводила ее блондинка, когда кидала в Питера. К слову, у того, оказывается, была прекрасная реакция, он так легко ее поймал, что Гвен удивленно вскинула брови, в этот же момент отворачиваясь.
- Запишите задание, вы будете работать по парам на первые три недели. Я, конечно, понимаю, что это неправильно, но топить отличников и позволять отстающим просто списывать все – я не могу. Поэтому сейчас я назову имена тех, кто работает в парах и составляет проект по генным заболеваниям и их редким случаях. Паркер и Стейси, вы, как лучшие, однозначно вместе. Гвен, я надеюсь, что тебе удастся повлиять на Питера с его опозданиями и прогулами.
- Боюсь это возможно, только если наш герой навсегда исчезнет, - Стейси сдержанно улыбнулась, собирая вещи обратно в сумку. Она услышала, как рядом фыркнул Гарри, который, как оказалось, тоже записывал лекцию и при этом не выглядел абсолютно шокированным тем, что слышал.
- Ну, я так понимаю, бесполезно пытаться пригласить тебя сейчас выпить кофе, пока перерыв? –Озборн склонил голову набок, вставая лицом к лицу с блондинкой, которая собиралась пообщаться с Питером.
- Сегодня не выйдет, Гарри. Но я была рада, наконец-то, познакомиться с тобой лично, - Гвен искренне улыбнулась, подтягивая сумку на плече.
- Напиши мне свой номер, раз уж мы в одной лодке теперь будем плыть. Если что-то понадобится тебе или группе – звони, я помогу. Других выдающихся моментов у меня нет, - юноша горько ухмыльнулся, доставая гаджет последней модели и слушая блондинку.
- Не расстраивайся, мы их из тебя обязательно вытащим и найдем. Пиши, - она продиктовала свой номер, Гарри сразу же скинул ей прозвон, а Паркер думал пробраться незамеченным к выходу.
- Стоять, Паркер, - очень тихо, но очень грозно произнесла Гвен, оказываясь рядом с юношей, который уже разворачивался на пятках, чуть виновато глядя на Стейси, постоянно опуская взгляд, и чуть ломаясь. Они вдвоем стояли возле аудитории, которую уже все покинули. В коридоре, на удивлении, было не так много людей, как буквально полтора часа назад, но все же еще не пусто.
- Во-первых, ты – зараза. И не надо делать такие глаза, ты знаешь, о чем я говорю! – Стейси легонько двинула кулаком ему в плечо, притворно зарычав. – А во-вторых, раз теперь мы в одной лодке, то вот, - блондинка залезла в свою сумку, доставая толстую тетрадку с записями. – Здесь все лекции, которые ты пропустил, с моими собственными пометками и замечаниями, о которых часто забывают преподавателями. Можешь переписать, может, найдешь что-то стоящее или интересное. Все-таки, я вынуждена признать, что в некоторых моментах ты умнее меня, - Гвен смущенно улыбнулась, убирая непослушную прядку с лица, и снова подтягивая тяжелую сумку.
Она искренне стеснялась смотреть на Питера, потому что не знала, как ему сказать о том, что испытывала на самом деле. Они познакомились в школьной фотостудии, куда Гвен неловко зашла, чуть споткнувшись о провода, а он так легко и играюче поймал ее, прижимая к себе, и неловко извиняясь. Она смотрела на него огромными глазами, нервно поправляя волосы, и не зная, как правильно сесть. А Питер направлял ее, и корректировал. Хорошо, что у нее хватило мозгов спросить, как его зовут хотя бы. Гвен до сих пор не понимала, что она в нем нашла – худощавый, жилистый, с вечно взъерошенными волосами чуть рыжеватого оттенка, восхитительные глаза, которые делают из него невинного щеночка, когда он смотрит на тебя сверху вниз, так виновато и так искренне. В нем был потрясающий ум, саркастичный характер, просто пуленепробиваемое упрямство и восхитительная скромность, которая иногда чуть не убивала его.
Вот и сейчас, стоя перед друг другом эти два ботаника не знали, что говорить дальше. Гвен перекатывалась с мыска на пятку, поджимая губы, похлопывая в ладоши, поправляя ремень сумки, и кидая изредка на Питера странные взгляды. И тут девушка не выдержала.
- В общем, вот, держи. Это два билета на выставку космоса в центральной галлерее. Может быть тебе будет интересно, - проговорив все это буквально на одном дыхании, с красными щеками, Стейси обошла Паркера, и в состоянии легкого анабиоза двинулась вперед по коридору, даже не оборачиваясь и буквально сгорая от стыда. Она чуть только что не пригласила парня на свидание. Это ненормальное! Обычно ее приглашают, обычно это ей дарят билеты  и неловко узнают, что она делает вечером, а не наоборот!.. Но что сделано, то сделано! Стейси задрала голову, закатывая глаза, и взмахивая руками, при этом напрочь забыв о том, что возможно Питер за ней еще наблюдает.

0

5

Смущенно складывая записку от Гвен, парень бросил на нее еще несколько взглядов, не до конца понимания, каким это образом она поняла, что это именно он на нее так смотрит. Попытка удивиться была проигнорирована, и парень, смирившись со своей судьбой, решил, что не стоит никак отвечать. Убирая бумажку вместе с остальными принадлежностями, юноша не торопился покидать аудиторию, пристально, как самый настоящий ревнивец, разглядывая как Гвен и Гарри обмениваются номерами телефонов. Конечно, все в группе должны были знать номер телефона Гвен, но это почему-то задело Паркера, и он с яростью и поспешностью, запихивая в сумку вещи, погнул несколько тетрадей и чуть не разорвал швы. Это не ускользнуло от глаз девушки, которая удивленно приподняла бровь, а Паркер в свою очередь пожал плечами, не уделяя этому внимания и не желая пояснять свое поведение. Вряд ли она подумала, что это он из-за Гарри так разозлился, а выдавать себя не было нужды. Профессор перехитрил всех, ставя Питера в пару к Гвен. Брюнет не знал - хорошо ли это или плохо, испытывая легкое волнение и предвкушение одновременно, от возможности и перспективы работать с ней в непосредственной близости, он и мечтать не мог о таком шансе, это было такой прекрасной возможностью узнать друг-друга по ближе, что Пит наконец решил, будто это великолепная идея, улыбнувшись довольно себе под нос.
- Не понимаю! - перекидывая через плечо сумку и шутливо защищаясь от тычков, невинно парировал юноша, рассматривая Стейси вблизи. С такими глазами можно было кого угодно свести в могилу, а она еще умело пользовалась ими, хлопая как настоящая обольстительница, невинно при этом улыбаясь. Рассматривая ее, Питер напрочь вылетел из реальности, пропуская мимо ушей все, что она говорил, а когда обнаружил, что она протягивает ему тетрадку с записями, удивленно пролистал ее. - Спасибо.. - неуверенно протянул он, на этот раз осторожно убирая ее в сумку, стараясь не помять и не задеть, обращаясь, словно с драгоценностью. Девушка внимательно наблюдала за этим, никак не комментируя, а затем застыла на месте. Питер неуверенно покусывал губу, не зная, стоит ли еще что-то говорить, или может быть, нужно уйти? Возможно у Гвен тут дела, или она ждет какого-нибудь преподавателя, а Пит ей мешает. Мешает? Он приподнял брови, невербально уточняя, мешает ли он ей, и нужно ли ему уйти, так и не получив, однако, никакого конкретного ответа.
Удивленно рассматривая билеты, Пит сначала поднял взгляд на нее, затем вернул на билеты, а затем вновь на нее, на этот раз совсем непонимающе разглядывая ее. Зачем, если у нее есть билеты на такое интересное мероприятие, она отдает их Паркеру?
- А.. - успел только и открыть рот брюнет, как блондинка, плавно огибая его, направилась по коридору. Развернувшись, он некоторое время наблюдал за ней, а затем улыбнулся. Чувствуя себя полнейшим идиотом, Питер некоторое время еще стоял на месте, сжимая в руках билеты и пялясь ей вслед. Неужели ее взгляды на него означают не недовольство или удивление? Всего на секунду, Питер поверил в то, что может быть, она смотрит на него заинтересовано, он ей симпатичен, или просто хотя бы не противен? Питер, испытывая невероятный подъем и удивительную легкость, подскочил на месте, догоняя Гвен и обгоняя ее за доли секунды, оказался вновь перед, заглядывая в глаза, выискивая в этих бездонных зеленых глазах ответ на вопрос, который так его мучил, который заставлял его желудок совершать сальто мортале и пальцы нетерпеливо подрагивать. Испытывая все то же пронзительное чувство, появившееся когда его мысли позволили себе двигаться чуть дальше, он словно бы весь светился от счастья, излучая необъяснимое и волнительное предвкушение. Сердце Паркера забилось очень быстро и в глазах на мгновение потемнело, резкий выброс адреналина вызванный внезапной догадкой, застал его врасплох. Несколько секунд он так и таращился на блондинку, задыхаясь от своих идей и мыслей, которые рвались наружу неуместными вопросами и глупыми комплиментами. Наконец, придя в себя - и он надеялся - что это получилось быстрее, чем ему почудилось, он наконец улыбнулся.
- Мне посчастливилось достать два билета, - он взмахнул только что подаренными входными билетами, вызвав при это у Гвен легкую улыбку  - И я подумал, не хочешь ли ты составить мне компанию? - закусив губу, он смущенно улыбнулся, теребя в руках билеты, в ожидании ответа. Это был рискованный шаг, для такого застенчивого парня как Питер, и он с каждой секундой промедления, чувствовал, что это была плохая, плохая идея. Гвен, казалось, специально мучает его, не желая сразу давать ответ, и пронизывает его сердце своим взглядом, с наслаждением чувствуя, как оно упрямо екает и пропуская удар, снова бьется. Пит все еще не пропускал ее, зная, что они мешают другим пройти, застыв прямо посередине коридора, но время застыло для него, оно отсчитывало секунды, когда его жизнь решится. Паркеру казалось, будто он на судебном разбирательстве и на кону стоит его жизнь - виновен, не виновен, казнят или помилуют. Помилуй же меня, Гвен, дай мне шанс.

Питер вприпрыжку от остановки добирался до дома, а оказавшись на кухне, небрежно сбросил свою рюкзак на пол, неряшливо взлохмачивая волосы и роясь в холодильнике, в поисках чего-нибудь съедобного. Еще никогда раньше он так сильно не радовался, что сегодня пятница. В субботу будет большой день, и Пит, искренне надеялся, что он не испортит все. Он и рассчитывать не мог на что, все сложится так.
- Я завтра иду на выставку Космоса, тетя Мэй, - прокричал юноша, чуть не подавившись пирогом с мясом, запивая его холодным чаем. На пороге появилась его тетушка, ласково погладив Паркера по спине, и пожелала ему хорошо провести время. Пит многозначительно улыбнулся, никак не комментируя свою подозрительную радость, и взлетел в свою комнату, на ходу подхватывая сумку. Доставая тетрадь Гвен, парень осторожно раскрыл ее, вчитываясь в лекции. Осторожно водя пальцами по строчкам, он представил, как она быстро и сосредоточено выводить строчки, буквально видя это перед своими глазами, ведь он ни раз, как было уже поймано, наблюдал за ней. Почерк у нее был прекрасный - ровный, понятный, хоть и мелкий. По полях были пометки или просто забавные рисунки, не удержавшись, Питер рассмеялся.

+1

6

Легкий ветерок заставил блондинку остановиться, непонимающе оглядываясь вокруг. Она увидела перед собой Питера, который сначала покраснел, затем побледнел до состояния мелованной бумаги, затем снова покраснел, как рак. При всем при этом Паркер пытался что-то сказать, но казалось, что ему заклеили рот скотчем, или залили клеем и теперь он не может ничего. Гвен терпеливо ждала, нервно поправляя ремень сумки, которая уже давно должна была оторваться и упасть от постоянного дерганья. Она смотрела на Питера чуть исподлобья, покусывая нижнюю губу и проклиная себя за то, что вышла такая чрезвычайно неловкая ситуация. Проходящие мимо студенты смотрели на них с искренним интересом и недоумением – дескать, место не могли получше выбрать, чтобы встать. Стейси некомфортно ежилась, натягивая рукава кардигана, и переминаясь с ноги на ногу, но не уходила. Она хотела дождаться от Питера хотя бы каких-то слов, хоть какой-то реакции на их совместные действия – если они будут когда-нибудь.
- Ух, ты! Тебе крупно повезло! – Гвен сделала большие и удивленные глаза, смотря на Питера с широкой улыбкой, которая прерывалась некоторым смущением, захватывающим юную блондинку от корней волос до самых кончиков пальцев на ногах. Они смущенно поджимались в туфлях, чтобы никто не видел. Стейси протянула руку, аккуратно забирая один билет и внимательно разглядывая его. – Ну, я даже не знаю… Я так занята завтра вечером, - Гвен подняла на Питера игривый взгляд и поняла, что юноша на грани обморока, и что он с такой силой сжал билеты и руку в кулак, что та грозила просто сломаться. Стейси мягко опустила свою ладонь на его руку, и без смеха в глазах, но с большой теплотой заметила.
- Но для похода на выставку я обязательно освобожу, как можно больше времени. У тебя ведь есть мой номер телефона? – Гвен достала ручку из сумки, потянула на себя все еще сжатую в кулак ладонь Питера, и заставила его разжать руку, чтобы записать свой номер телефона на всякий случай. – Встретимся завтра возле входа в галерею, я буду ждать тебя в шесть вечера. Пока, Питер, - Гвен вложила ему назад в ладонь свой билет, и мягко улыбнулась напоследок, заводя за ухо вновь выбившуюся прядь белокурых волос.

Гвен закинула ноги на рабочий стол, держа в руках книгу и пытаясь сосредоточиться на строчках, которые так и прыгали, постоянно превращаясь в необычный портрет предмета ее воздыханий. Питер все-таки пригласил ее на свидание. Ну, или просто на совместный поход на выставку космоса. Господи, неужели она не могла придумать что-нибудь более романтичное, чем выставка достижений космологии, НАСА и т.д. Гвен со стоном откинула голову назад, предоставляя себя терзающему чувству ужаса и кошмара. И что же они там будут делать? Они же даже толком не могут разговаривать, вечно стесняясь и сталкиваясь, а из Питера не вытащить и пары слов…Паркер, Гвен опустила ноги на пол, и поставила локоть на стол, а щеку положив на ладонь – он такой…чудесный. По-другому, это даже не опишешь. Он сначала игнорировал ее активно, показывая всем своим видом, что она ему не интересна. А ей были не интересны другие. Наличие мозгов всегда было для Стейси во главе списка, разве что вкупе с симпотичной мордашкой и подтянутым телом, она же, в конце концов, красивая девочка!..
Отложив книгу в сторону,  Гвен вышла из комнаты, чтобы налить себе горячего шоколада или сделать какао. Пробираясь в полной темноте по квартире, Гвени старалась не шуметь, но добравшись до кухни, поняла, что это было необязательно. За столом уже сидел ее отец, который пришел к той же мысли – горячий шоколад.
- Ты чего не спишь? – Полушепотом спросила блондинка, доставая огромную чашку, молоко и банку с какао.
- Не знаю, как-то не спится совсем. А ты чего еще ходишь?
- Не уснуть, привыкла допоздна учиться, - пожала плечами блондинка, поставив чайник. Гвен упиралась локтями в столешницу, положив подбородок на ладони. Она смотрела на отца с легкой улыбкой, а в ее глазах плясали чертята.
- А ты чего такая довольная?
- Просто так, - протянула Стейси.
- Я слышал, на свидание завтра собралась, - как бы между прочим заметил капитан, делая внушительный глоток шоколада и закусывая все это печеньками с кусочками арахиса.
В этот момент Гвен едва ли не поперхнулась, сделав огромные глаза и пребывая в настоящей панике.
- Это…-Гвен запнулась, сглатывая слюну, и отворачиваясь к чайнику, старательно пряча взгляд от отца. – Не совсем свидание, просто я с одногрупником иду на выставку космоса, он пригласил меня сегодня, - у Гвен разве что только кончиков ушей не покраснели, выдавая с головой ее волнение.
- Как его зовут?
- Кого? – Тупо переспросила блондинка – отличное сочетание, вовсе глаза глядя на отца, который продолжал оставаться эпично спокойным.
- Одногрупника, конечно, - капитан Стейси допил горячий шоколад, посматривая на дочь с легкой хитринкой.
- Пи-питер. Питер Паркер. Его зовут Питер Паркер, - выдохнула блондинка, добавляя молоко в какао, и смело поднимая взгляд на отца. Этого мальчика она будет отстаивать всегда и в любом случае.
- Ну, что же. Пригласи его как-нибудь к нам на ужин, я разрешаю, интересно, что там за Питер такой, который заставил тебя не спать - капитан поцеловал дочь в макушку, обняв на ночь, и улыбаясь тому, как она прильнула к нему, молча передавая свою благодарность и любовь.
Гвен приехала чуть раньше назначенного времени, и теперь стояла возле входа в галерею, переминаясь с ноги на ногу, стараясь не смотреть на часы. Она прекрасно знала, что приехала рано, и что вряд ли Питер приедет также рано. И приедет ли вообще. Несколько раз за последние минут пятнадцать девушка порывалась уйти, но останавливала саму себя, уповая на то, что у всех бывают нервы. Гвен теребила рукава кардигана, стараясь справиться с нервным состоянием. Сегодня она была одета в темно-синее платье карандаш до колена, простое, но элегантное, в невысокие тяжелые ботинки черного цвета и светлое пальто. Она увидела его издалека, резво несущегося и перепрыгивающего через препятствия. Гвен была не в силах сдержать широкую и смущенную улыбку, прикрывая лицо ладонью и кусая губы от смущения. Питер оказался рядом с ней очень внезапно, буквально нос к носу. Между ними было не больше двух сантиметров, которые тут же оказались заняты билетами, что юноша протягивал наверх.
- Привет, - чуть тише, чем говорят правила приличия, произнесла Гвен. И сказала это таким интимно-мягким шепотом, что сама засмущалась. – А я вот стою тут, жду тебя, - продолжила девушка, забирая один из билетиков и сжимая его в ладони. – И дождалась, идем? – Стейси поднялась на одну ступеньку выше, протягивая Паркеру раскрытую ладонь, которую он принял, спустя пару секунд раздумий, мягко сжимая и переплетая пальцы, и в ответ на это Стейси могла лишь смущенно улыбаться, краснея на глазах.
- Как ты провел свой день? – Гвен бросила на Питера быстрый взгляд, затем отвела его, проходя через открытые двери. И снова вернула, но теперь не отводила, продолжая чуть улыбаться. – Все понятно в записях? Когда мы встретимся, чтобы обсудить проект?..

+1

7

Накануне выставки Питер чувствовал себя ужасно. Нет, скорее, он чувствовал себя как обычный, среднестатестический, не слишком уверенный в себе подросток, который никогда не пользовался популярностью у противоположного пола. Питер разумеется знал, что университет это совсем не школа, и что тут, как правило, гораздо проще начать с чистого листа и завести себе друзей и даже подружку. Но опыта у него как не было, так и не появилось, а когда дело касалось того, что ему нравилось и очень сильно, юноша с трудом мог побороть свое смущение или волнение. Он миллион раз прокручивал в голове предстоящую встречу, возможные диалоги, и даже залез в интернет, чтобы почитать про космос. Питер по своей сути всегда был любознательным человеком, поэтому в свое время он увлекался астрономией, однако, из этого увлечения не вышло ничего путного. Питер мог на вскидку назвать не мало созвездий не относящихся к попсовым, однако показать мог лишь те самые, общеизвестные. Как любой добропорядочный ботаник, он знал когда и кто первым посетил космос, мог рассказать биографию первого человека на Луне и даже какие именно опыты проводились на собаках, прежде чем были отправлены люди. Но все эти знания, как он считал, были крайне скудными, и он, листая странички посвященные космического пространству, с грустью отметил, что ему едва ли удастся удивить Гвен чем-то особенным. Он и понятия не имел каковы ее знания в этой области, поэтому чувствовал себя несколько неуверенно, не желая попасть в грязь лицом. Причиной такого волнения была так же фраза, вскользь брошенная девушкой, о том что он, порой умнее, чем она. Не хотелось, чтобы она решила, будто ошиблась. Паркер не был амбициозным настолько, что подавление всех вокруг своим интеллектом было его основной целью в жизни, однако раз он уже заработал себе звание довольно смышленого парня, хотелось его если не повысить, то хотя бы не запятнать. Он в последний раз пробежался по странице глазами, отключая компьютер и включая полицейские сводки, вставляя в уши наушники. Как ни странно, все было тихо и гладко, за исключением мелкого дтп и пары вечеринок, которым грозил скорый и беспощадный конец. Плюхнувшись на кровать, Пит стал изучать глазами потолок, все еще прислушиваясь к тому, что издавалось из наушников, но по большей степени уходя в свои мысли. Представляя на потолке разные, знакомые и выдуманные созвездия, он вспоминал их историю, прочитанную когда-то давно в книгах принадлежавших школьной библиотеке, и уже теряя нить между реальностью и сном, проваливаясь в сны.
Разбудила его, как ни странно, Тетушка Мэй, когда было за полдень. Отчаянно зевая, он вытащил из уха наушники, и отключился наконец от приемника, который работал всю ночь, от чего сны Питера были несколько тревожными и какими-то шипящими. Твердо решив, что сегодня у спайдермена выходной, юноша заварил себе крепкий кофе и позавтракал свежеиспеченным омлетом с тостами. Пока у него было свободное время, парень подготовился к грядущей лабораторной работе и закончил свою подготовку к семинару. взглянув на часы, он перепрыгивая препятствия отправился в душ, в надежде что шампунь, вода и его твердое желание привести себя в порядок, убедят его спутанные и непослушные волосы хотя бы на один вечер выглядеть пристойно. К сожалению Питера и тетушки, волосы были своего мнения о пристойности, и как бы он ни пытался их уложить, топорщались в разные стороны. Брюнет наотрез отказался пользоваться гелем для волос, мотивируя это тем, что до Росса Геллера ему еще расти и расти, а затем прихватив на всякий случай рюкзак, скрылся из дома. Питер предпочел не менять своего привычного образа, как обычно отказавшись от столько нелюбимого им классического стиля, и оделся в джинсы и футболку, с накинутой наверх толстовкой в капюшоне.

Заметив девушку из далека, молодой человек прибавил ходу, и не рассчитав, чуть не сбил блондинку с ног. Затормозив перед ней так резко, что чуть не впечатался в нее, Пит неловко улыбнулся, пытаясь отвлечь от своего нелепого появления внимание.
- Привет..- предметом отвлечения стали, конечно же, билеты, которые молодой человек сначала зачем-то протянул Гвен, потом не отдавая ей, отдал на вход, где их ему вернули с надорванным краем. Пути назад уже точно не было, и он неуверенно сжал ее ладонь, чувствуя как от этого простого и такого невинного прикосновения кровь стала бегать быстрее, а сердце стучать чаще. Как же она чертовски ему нравилась! Такая элегантная и очаровательная, и смущающая, ровно как и он. Это было первое сильное и искренне чувство, которое Питер познал в своей жизни, и не смотря на то, что они были едва знакомы, он чувствовал, что сама судьба свела их, что им предстоит гораздо большее, чем обычные прогулки за ручку или неловкие объятия. Паркер, не понимая почему, чувствовал, что может доверять ей, быть самим собой, и что не обязательно стараться ей понравится, он знал, он был уверен, что она примет его любым, даже мало знающим о космическом пространстве.
- Ты здорово выглядишь. Это платье тебе идет, тебе вообще идет все, что ты одеваешь. Я заметил.. - остановившись на некоторое время перед входом на саму выставку, проговорил Питер не чувствуя своих ног. Он все еще сжимал ее ладонь, испытывая непрекращающееся волнение от того, что может все испортить. Девушка, немного успокоила его волнение улыбкой. - У тебя отличный почерк, мне все ясно. Я еще вчера просмотрел записи, но пока не успел переписать, готовился к семинару, моя очередь выступать..- оправдывая свою нерасторопность, он испугался, что она может огорчиться, что придется подождать свою тетрадь дольше. А вдруг она ей нужна? - Но я думаю, что за завтра уже все перепишу, я сегодня начну, и уже в понедельник отдам. - торопливо добавил Питер, и его уши едва заметно заалели. Переступая с ноги на ногу, юноша решил, что пора наконец начать двигаться, а то они так и простоят у входа. Распахивая дверь перед Гвен, он был вынужден выпустить ее руку из своей, чего делать совсем не хотелось. Заходя за девушкой, он прикрыл дверь, осматриваясь. Масштаб проведенной работы поражал и восхищал, и если забыть о том, что они только что прошли через двери, можно было бы решить, будто молодые люди попали прямиком в открытый космос через какой-то портал. Вмонтированные в стены помещения лазерные видео проекторы транслировали картины космоса, которые были на стенах, мониторах, огромных экранах и даже немного на посетителях. Меняющий свои виды, перетекающий из простых и беспорядочных созвездий в структурированные и четкие очертания космические созвездия, космос, проходил при более внимательном взгляде стадии своего становления, которые были известны человечеству, а кроме того, все сопровождалось негромкой, но очень уместной музыкой, которая звучала отовсюду, не привлекая и не отвлекая. Пит приблизился к девушке, которая восторженно рассматривала место, куда они попали, и заметил что на ее лице зеркально отражаются несколько звезд, только что появившегося и постепенно исчезающего созвездия весов, улыбнувшись, он проследил, как созвездие легко съезжает со щеки Гвен, перепрыгивая сначала на ее волосы, а потом и вовсе растворяясь.
- А кто ты по знаку зодиака? Только что я уловил на тебе одно из созвездий.. Интересно, совпадет? - брюнет чуть заметно улыбнулся, заглядывая вперед и вытягивая шею, интересуясь, что же на выставке находится еще, кроме потрясающего космического пространства. Как выяснилось - дальше были представлены несколько подробных макетов Земли, Луны и Марса, и вся информация, которая была известна о них, а так же новейшие достижения в области космонавтики, были представлено несколько макетов шаттлов, готовящихся к запуску и костюмы космонавтов. Последнее, как ни странно, интересовало Питера гораздо меньше чем информация по планетам, подробное описание возраста, размеров, координат и метеоусловий было интересно гораздо больше макетов шаттлов или костюмов. Питер взглянул на девушку, признаваясь себе, что больше всего тут, его конечно интересует она.
- Кажется, выставка классная. - он улыбнулся, и приближаясь к ней, осторожно переплел ее пальцы со своими, замирая - не будет ли она против.

0

8

- О, Питер, ты мне сейчас льстишь, - Гвен рассмеялась, но про себя подумала, что ей это более, чем приятно. Паркер лучился светом и теплом, и от этого становилось на душе безумно приятно, хорошо и просто…Гвен даже не могла подобрать правильных слов, чтобы выразить свои эмоции. Просто рядом с Паркером ей было настолько комфортно, что даже смущение и неловкость быстро проходили. Сложно признаться в таком, но если сначала Питер был ей просто интересен, потому что он не обращал на нее внимания, то сейчас она понимала, что влюбилась в него. Причем по самые кончики ушей. Это сложно объяснить, почему мы в кого-то влюбляемся.
- А тебе идет эта толстовка, - со смехом произнесла блондинка, когда они уже очутились внутри музея. – Да, не проблема. У меня новая тетрадь. Я просто хотела понять, когда мы сможем начать проект, чтобы освободить для тебя время. У меня высокая загруженность в связи с тем, что я – староста. Хотя, кто бы сомневался, - девушка закатила глаза. Было чертовски сложно сосредоточиться на том, что происходило вокруг, потому что все затмевала мальчишечья ласковая улыбка Питера. Она грела и привлекала к себе. Но Стейси совершила над собой усилие, чтобы хотя бы немного посмотреть на то, куда они попали.
А Паркер умел выбирать места для свидания. Хотя стоп. Она же вроде как выбрала это место. И было ли это свиданием? Покосившись на Питера, который, как, оказалось, смотрел только на нее, Гвен смущенно поправила прядку волос за ухо, чтобы скрыть свою некоторую нервозность. Блондинка взяла брошюрку о выставке, где подробно рассказывалось, что и где в каких залах происходит. И был один, который сильно привлек ее внимание, в голове у Стейси зародилась отличная, как ей показалось, идея, где они могут провести хотя бы немного времени и может удастся поговорить без лишних посторонних глаз.
- Что, прости? – Заторможено переспросила Гвен, вглядываясь в глаза Питера, которые поражали своей глубиной и честностью. В них было все, что только могла искать Стейси. Она понимала, что ее сердце бьется так быстро, что даже глубокое дыхание не поможет выровнять пульс. – Я? Я – весы. Ну, что, совпало? – Девушка заметила, как Питер едва заметно кивнул, чуть крепче сжимая ее пальцы. Его руки были горячие, но ладони совершенно не потные, как это часто бывает у тех, кто заметно волнуется. От этого на губах Гвен расцвела восхитительная улыбка. Она придвинулась к Питеру так близко, что между их лицами остались буквально считаные миллиметры.
- Выставка чудесная. Но ты – еще лучше, - тихо заметила Гвен, прикрывая глаза. Создавалось стойкое ощущение, что она его поцелует сама. Первая. Но Стейси лишь легко мазнула губами по его щеке, проводя носом по мочке уха, и тут же отпрянула назад.
Потянув Питера за руку, Гвен медленно направилась в тот зал, который изначально ее заинтересовал больше, чем все остальное. Не говоря ни слова пара шла туда, не расцепляя рук, лишь крепче их сжимая, когда толпа двигалась им навстречу. Казалось, что Стейси не хочет потерять Питера даже на несколько секунд, она нашла то, что искала. Хотя, если говорить честно, то она никогда не искала, просто это само пришло, безо всяких вопросов и просьб. Просто появилось на ее пороге в виде взбалмошного, потрясающе умного мальчишки, окончательно покорившего ее сердце своей одновременной простотой и сложностью в общении.
Они достигли еще одних больших высоких дубовых дверей, где почти никого не было. Девушка протянула руку с браслетом на входе, и они вместе с Питером вошли в темное помещение. Места там располагались по типу амфитеатра, постепенно сужаясь. Внизу стоял проектор, а огромный потолок пока что был темным, по бокам зала горели тусклые светильники. Во всем зале помимо них было от силы человек шесть – и все парочки, которые уже заняли свое место, прикрывая ноги мягкими покрывалами. Питер недоуменно смотрел на них и на Гвен, которая лишь хитро улыбалась, беря одно покрывало в руки, и потянув юношу за собой к пустому ряду. Через пять рядом внизу уже сидела парочка, которая полулежала на удобно откидывающихся креслах и о чем-то ворковала.
- Мы же на выставке космоса. И в связи с этим временно открыли некоторое подобие планетария. Так что в ближайший час нам будут рассказывать о планетах, звездах, созвездиях и неизведанных просторах Вселенной, показывая все вон там, - Гвен ткнула пальчиком в огромный бесконечно высокий потолок. Питер опустился в кресло рядом с ней, мягко поправляя покрывало на ее коленях, и едва задев ладонью верхнюю часть бедра. От чего по щекам Гвен растекся смущенный румянец, а внизу живота затеплилось приятное чувство.
- Мы вовремя, - прошептала девушка, регулируя кресло так, чтобы было удобно смотреть на потолок, и не затекала шея. Кресла располагались так плотно к друг другу, что находящиеся рядом люди были почти, что на одной лежанке. Буквально спустя тридцать секунд потолок зажегся мириадами ярких звезд, а мягкий и убаюкивающий голос куратора начал свой неспешный рассказ. Но на него абсолютно никто не обращал внимания. Гвен повернула голову к Питеру, отчего-то расслабленно выдыхая и улыбаясь. Они почти не видели друг друга, лишь в редкие секунды, когда на потолке зажигалась особенно яркое созвездие.
- А у нас свидание?.. – Тихо прошептала блондинка. А затем закатила глаза, едва не застонав от разочарования, что она спросила это вслух. – Ладно. Неважно. Забудь. О, господи, я все испортила, почему я так много говорю?.. - девушка отвернулась, в ужасе уставившись на небо, но при этом совершенно не слушая то, что говорил экскурсовод. Как она могла такое ляпнуть, как это вообще возможно. О, боже, ну, почему она бывает такой глупой и совершенно невозможной дурочкой.
- Лучше поговорим о том, что сегодня чудесная погода, - о еще лучше! Давай говорить о погоде, когда вы сидите в закрытом темном помещении, где ужасно холодно, и поэтому укрываетесь одним одеялом на двоих. И тебе ужасно хочется прижаться к Питеру и не слушать ничего, кроме его дыхания, щекочущего макушку.
- В смысле. О боже, почему я всегда все порчу?.. – Блондинка, фыркнула, а затем снова резко повернулась к Питеру, даже не надеясь. – В общем, мой папа пригласил тебя на наш семейный ужин в пятницу. Вот, - Гвен все это выпалила полушепотом на одном дыхании, и почему-то зажмурилась, не желая слышать никакой негативной реакции. Потому что это совсем уже!.. У них даже не свидание, а она уже зовет на ужин с родителями!..

+1

9

Общение с девушками у Питера ограничивалось лишь дружеской болтовней с Мэри-Джейн, с которой его тетушка познакомила парня. С ней было легко и весело, и совершенно не страшно показаться глупым или нелепым; он не мечтал заполучить ее улыбку или теплый взгляд, они дружили и Питер мог позволить себе опозориться. Другое дело Гвен - от нее у него по спине бежали мурашки, а уши предательски алели, и было ужасно страшно ее разочаровать. Оказаться с ней вне учебного помещения было чем-то не досягаемым, словно тот самый космос, на выставке которого они были, но вот он сейчас тут, сжимает ее руку в своей и чувствует, как не ходит по земле, а словно летает. Это чувство было даже лучше полетов с паутиной, лучше, чем когда он на огромной скорости прыгал с крыши на крышу или в доли секунд забирался на верхушку высотки. Его сердце не трепетало так сильно, когда он пролетал над ночным городом и не замирало, когда он свободно летел вниз. Она вызывала в ней чистейший восторг и искренний трепет. Почему? Вот загадка. То ли потому, что так легко понимала его, то ли потому, что его сердце уходило в пятки от одной ее улыбки. Он просто не мог оторвать от нее глаз, беззастенчиво рассматривая девушку, пока она наслаждалась выставкой - казалось, что он самый счастливый человек на земле, находясь тут с ней и не требуя ничего большего, чем переплетенный вместе пальцы.
- Я бы хотел, что бы это было свиданием. - ответил он ей тихо, словно не слыша продолжения, последовавшего после ее вопроса. Пит улыбнулся, мягко и спокойно. - Ты чудо, - снова проговорил он, удивляясь тому, откуда в нем такая смелость. Это звучало так тепло; так по-взрослому, словно они уже давно были парой, вовсе не было это их первым свиданием; словно он знает ее наизусть и таким образом просто в очередной раз демонстрирует ей, как она дорога ему. Питер не теряя своей смелости, легонько тянется к ней, ненавязчиво, но упрямо и устраивается с ней так, чтобы ее голова оказалась у него на плече. Он поправляет одело, хотя совершенно не чувствует холода - его организм не позволит ему замерзнуть, и Пит осторожно дотрагивается своими горячими пальцами до ее прохладных.
Брюнет удивленно поднимает брови, не ожидая такого скорого приглашения и рассматривая ее, улыбается. Она смешная - когда так отчаянно зажмурилась, словно он сейчас поднимет ее на смех из-за приглашения в гости. Диктор над их головой рассказывает им, сколь бесчисленное количество звезд и планет насчитывает на самом деле космическое пространство, а Питер только и думает о том, что самое бесчисленное количество звезд - так это в ее глазах.
- Я с радостью пришел бы на ужин. - тихо говорит молодой человек, и тянется к ней совсем близко. Гвен открывает глаза и Пит зависая перед ней, замирает, внимательно рассматривая ее, пожирая буквально глазами. Его сердце бешено колотится в груди, а все звуки отходят на второй план, все что он может сейчас слышать, это как нежно трепещут ее ресницы. Он медлит, не зная - подходящее ли время для поцелуя, или может быть еще слишком рано, а Гвен не торопит его, ожидая решения. Паркер делает вдох, в конце концов, считая что мириады звезд над их головами достаточно романтичный повод, чтобы поцеловать Стейси и кто-то, проходя мимо, больно ударяет его рюкзаком по голове. Паркер шипит, потирая затылок, и откидывает назад, разочарованно выдыхая. Гвен дотрагивается до этого места и утешает молодого человека, но ему совершенно не больно, это то, что так огорчило его. И остаток лекции они проводят в молчании, рассматривая небо над их головами, и почти забывая об этом нелепом эпизоде. Питер не отпускает ее рук из своих, но чувствует, что романтический момент который возник между ними, сейчас притаился где-то в другом месте. Диктор заканчивает свой рассказ, и над ними загорается электрические светила. Паркер поднимается со своего места, аккуратно укладывая плед и выпуская для этого из своих рук Гвен.
- В пятницу, значит? уточнят молодой человек, оказываясь в основном зале. Они останавливаются. - Получается, я узнаю, где ты живешь. - озвучивает очевидные вещи юноша, и улыбается, так, словно это единственное, ради чего вообще стоило сюда приходить. Не считая конечно, ее очаровательной улыбки, которая возникла на ее лице. Он переминается с ноги на ногу, совсем как недавно, на учебе и не знает чтобы еще такого сказать - ведь он не из тех Дон Жуанов, которые знают, чем завлекать девушек. - Приду. - твердо подытоживает он.

Накануне Питер ввязался в очередную погоню, поэтому на его лице красовался поразительно живописный фингал. Он внимательно рассматривал себя в зеркало до последнего сомневаясь, стоит ли с таким лицом идти на ужин. Вообще - не стоило, но Пит не смог обмануть девушку, ссылаясь на болезнь. Приземляясь на небольшой выступ, к которому вела пожарная лестница, он замер, наблюдая за девушкой за стеклом. Не хорошо было подглядывать, но она не делала ничего такого, за что его можно было бы осуждать. Блондинка внимательно читала книгу, поэтому легкий шорох на окном не привлек ее внимания. Паркер улыбнулся, ему нравилось смотреть как она читает - ее глаза увлеченно бегали по строчкам, а лицо было такое серьезно-задумчивое, что в такие момент больше всего на свете хотелось помешать ей, хотелось отвлечь ее, поцеловать, обнять, хотелось чтобы она так внимательно и заинтересованно смотрела на него, чтобы подарила это внимание ему. Жутко эгоистичные мысли и желания, которые были совсем не свойственны юноше. Он легонько постучал по стеклу, а потом повторил стук, но уже более настойчиво. Стейси встрепенулась, и удивившись на мгновение, открыла окно.
- Пожарная лестница, - опережая ее вопрос, улыбнулся юноша, пролезая в комнату. Она заметила его синяк, который стал не таким уж ярким - действие регенерации, и вопросительно вскинула брови. Паркер неопределенно пожал плечами, мол ничего особенного, не стоит обращать внимания, в тайне надеясь, чтобы она не решит, будто его кто-то избил. Испугавшись через мгновение, что она так подумает, он все таки решил объясниться. - Я за очередным сюжетом лез, и ну, понимаешь, неудачно упал. Ничего не повредил, вот только фингал.. - он улыбнулся, разводя руками и открывая рюкзак. Первым делом, молодой человек извлек оттуда тетрадь с конспектами Гвен с благодарностью протягивая ее блондинке.
- Чудесно выглядишь. - проговорил брюнет и в очередной раз улыбнувшись, наклонился к ней, как-то нелепо и легонько чмокая ее, не то в щеку, не то в губы и тут же отводя взгляд, блуждая им по комнате. Он испытывал рядом с ней одновременно спокойствие и неуверенную неловкость.

0


Вы здесь » MARVEL UNIVERSE: Infinity War » The Confession » My heart stops, when you look at me [2009]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC