MARVEL UNIVERSE: Infinity War

Объявление

Доброго времени суток, добро пожаловать на форум "Marvel Universe: Infinity war", созданный по мотивам комиксов Марвел. Отправной точкой сюжета служат события ограниченной серии комиксов "Гражданская война", повествующей о начавшемся расколе в обществе вследствие принятием правительством США Акта о регистрации супергероев.

Время в игре: октябрь, 2014 год
Место действия: Уэстчестер, Нью-Йорк, Вашингтон [США]
СЮЖЕТНЫЕ КВЕСТЫ

Episode #3 «Acceptance» [Grant Ward]
Episode #4 «Danger»
[Remy LeBeau]

В связи с обновлением оформления личного звания, просим всех посетить тему ОФОРМЛЕНИЯ ПРОФИЛЯ!
Газеты пестрят заголовками о новой должности Тони Старка - теперь он глава ЩИТа. Инициатива 50 штатов набирает обороты, переходя к своей решающей фазе, настало самое время выбрать сторону для тех, кто еще не решился на этот шаг. О Стивене Роджерсе, бравом лидере Сопротивления, по-прежнему ничего не слышно, а нейтралитет Людей Икс готов пошатнутся со дня на день: пора принимать решительные меры, но готовы ли их лидеры к таким решениям?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MARVEL UNIVERSE: Infinity War » The Confession » It’s where my demons hide [03.07.2014]


It’s where my demons hide [03.07.2014]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

It’s where my demons hide
When the curtain’s call, is the last of all
When the lights fade out all the sinners crawl

music mood

https://33.media.tumblr.com/46ade9fae551aca2d167e4d21d3fe167/tumblr_nlvcd39a4c1uqq13fo1_250.gif http://funkyimg.com/i/XGSn.gif
https://33.media.tumblr.com/e3a61294eb3ac87798a4db7d3c1f3075/tumblr_nlvcd39a4c1uqq13fo2_250.gif http://funkyimg.com/i/XGSm.gif

✘ Участники: Anna Marie & Remy LeBeau
✘ Дата и место событий: 3 июля 2014 года, школа Чарльза Ксавье, близ города Нью-Йорк, США.

Отредактировано Remy LeBeau (2015-06-09 02:05:05)

0

2

Те, кто думают, что эта девушка смирилась со своей участью, привыкла к своим способностям, глубоко ошибаются. Они всерьез думают, что к такому можно привыкнуть? Что можно спокойно жить дальше? Если Анна не впадала в затяжную депрессию, это вовсе не означало, что каждый день уже сам по себе не является напоминанием о ее безвыходной ситуации. Рядом с Реми это ощущалось особенно остро. Наверное, сложись все в ее жизни не так, темноволосая была бы весьма любвеобильной девушкой с в меру свободными принципами и взглядами на отношения, но и при всем при этом, ей никогда не хотелось этой близости так сильно, как с ним. Разумеется, были молодые люди, которые невольно будоражили ее воображение, потом хотелось попробовать нечто неизведанное – вполне нормальные мечты, когда тебе пятнадцать, но не почти двадцать пять, и все же, все это не шло ни в какое сравнение с тем, что заставлял ее чувствовать этот креол, стоило ему всего лишь оказаться в опасной близости. Самое ужасное, что он как будто не понимал всех последствий, не понимал боли, которую причиняет эта безысходность. Говорил со своей этой извечной, нагловатой, чертовски обаятельной улыбкой, что даже один ее поцелуй стоит, чтобы следующий день проваляться в коме. Может, и стоит, но что потом? Еще один поцелуй, и снова пара дней комы, и вот такие отношения? Все, это тупик, это предел их возможностей, и предел того, что она может ему дать. Если бы существовала вакцина от ее «дара», она бы не задумываясь ее приняла, но… Ее не было. Хэнк, конечно, прекрасный ученый, но пока и ему не удалось найти решение ее проблемы. Да и что тут говорить, как будто у него других дел нет. Нужен кто-то, кто был бы увлечен генетикой, и кто бы взялся за ее случай просто из любви к своему делу, и, как ни странно, у Шельмы была идея. Она увидела этого человека лишь украдкой, в воспоминаниях Гамбита, и поначалу этот образ затерялся в ее памяти на фоне других, куда более ужасных откровений. Со временем, когда какие-то воспоминания исчезли, какие-то стали будто бы ее собственными – настолько яркими и значимыми они были для Реми, что выкинуть их из головы просто не получалось, Мари смогла получше разглядеть лицо этого мужчины, Натаниэля Эссекса. Она помнила также и ту неприязнь, жгучую ненависть, которую испытывал креол при малейшем упоминании этого человека, и у него были на то свои причины, поэтому если темноволосой придет в голову завести о нем разговор, а, тем более, о своей затее, вряд ли из этого что-то выйдет.
Поэтому Шельма решила действовать иначе. Конечно, плохо играть на чужих слабостях, особенно на слабостях человека, которого ты любишь, и у которого есть чувства к тебе, но что ей оставалось? Она делала это ради них.
Выбираешь себе обои для рабочего стола с котятами? — прислонившись к дверному косяку его комнаты, с довольной улыбкой мягко произнесла Анна. На ней были черные облегающие кожаные брюки, короткий черный топ с глубоким декольте, а сверху – прозрачная черная блузка с пышными рукавами на застежке, как раз все, как нравится Гамбиту. Чего греха таить, зеленоглазая всегда любила одежду по фигуре, большие вырезы и облегающие брюки, но сегодня она собиралась с особой тщательностью. Что касается котят, то Мари знала, какую милую слабость Ле Бо питает к хвостатым, и просто не могла лишний раз его не подколоть. С другой стороны, вряд ли комбинация «креол + ноутбук» могла обозначать что-то приличное, и Анна поймала себя на мысли, что не хочет знать, что он там смотрит. — Хотя я не уверена, что хочу знать, что ты там рассматриваешь, — усмехнулась Шельма, медленно приближаясь к его письменному столу, к удивлению Реми элегантно и грациозно приземлившись на его краешек.

+1

3

Сегодняшний вечер был одним из тех приятных дней, когда Реми был предоставлен самому себе. Занятий со студентами было не так много, и проведя пару изнуряющих часов с подрастающим поколением, Лебо с облегчением отметил, что на сегодня всё. Шельма, видимо, ещё не закончила свои занятия, а потому молодой человек отправился в свою комнату, чтобы принять душ. Вода его успокаивала и расслабляла: если бы не жалость от впустую потраченного времени, он бы проводил часами под струями воды, снимая напряжение в давно стянутых мышцах. Вытираться он, кстати, не любил, а потому, натянув лишь джинсы, он плюхнулся в кресло перед компьютером и погрузился в то, что ныне увлекает умы миллионов людей в любом возрасте - интернет. Бесконечные блоги, видео-ролики с разными приколами, шутками, выступлениями музыкальных групп, соц.сети. Всё это порой увлекало так сильно, что Гамбит пропадал в мировой паутине по несколько часов подряд. В самом-то деле не только же тягать гантели, отжиматься и принимать холодный душ. Иногда ему казалось, что вся его жизнь - сплошная сублимация, лишь бы не сойти с ума от того, что они с Шельмой не могут иметь физической близости. Ирония судьбы, проявлявшаяся в этом факте, доводила до зубовного скрежета и мешала спать по ночам. Он, Реми Этьен Лебо, любимец женщин, бабник, ловелас и просто красивый парень, не может даже прикоснуться кончиками пальцев к той, которую любит. Иногда ему хотелось плакать от этого. Пару раз, кажется, он даже всплакнул на плече у друга, запивая своё горе текилой. Жизнь слишком жестока к таким как он, Гамбит всегда это знал.
И словно бы в подтверждение этого утверждения раздался стук в дверь, и через мгновение в его комнате появилась Шельма. Вся такая благоухающая, красивая, притягательная, в прозрачной блузке с пышными рукавами и в обтягивающих брюках. Реми заметил всё это периферийным зрением и счёл разумным не поворачиваться в её сторону всем корпусом - так он сможет дольше сохранять самообладание и не поддаваться привычному истерическому припадку, что рос внутри и поднимался выше и выше. В самом-то деле, однажды его терпение лопнет, и он что-нибудь, да сделает, и подумаешь, потом лет 20 комы, зато оно будет того стоить. А какие будут заголовки в газетах...«Настойчивый любовник не выдержал разлуки с любимой и ради одного-единственного поцелуя почти лишил себя жизни...». Барышни будут томно вздыхать, мужчины посмеиваться, а ему больше не придётся мучаться, ведь он будет в коме. Из подобных нерадостных мечтаний его вырвал сладкий голос девушки, которая уже стояла подле стола, за которым сидел Гамбит. Мысленно Реми сосчитал до трёх, вдохнул и повернулся к Шельме, обворожительно улыбаясь.
— Котята - это всегда прекрасно, ты ведь ничего не имеешь против них? - посмеиваясь, отозвался темноволосый. В отличие от большинства парней он, не стесняясь говорил вслух о том, что любил и совершенно не скрывал того, что любил. Поэтому, даже, если бы он рассматривал котиков или порнографию, или даже всё вместе (хотя это вряд ли), о чём свидетельствовал весьма недвусмысленный намёк со стороны возлюбленной, он бы не стал темнить. Может быть даже вместе бы посмотрели...Впрочем, нетрудно представить, какой пыткой для Реми обернулось бы такое времяпрепровождение, но куда деваться?
— На самом деле я сидел на фейсбуке. - молодой человек тряхнул волосами, отбрасывая всё ещё мокрую чёлку со лба, - несколько капелек влаги мгновенно заструились по обнажённой спине, заставляя Реми приятно вздрогнуть.
— Что тебя привело в мою скромную обитель? Я думал, у тебя занятия допоздна. - креол поднялся со своего места, оказываясь прямо напротив Шельмы и возвышаясь над ней на добрых пол-головы. В самом деле, когда эта чертовка так соблазнительно одета, должно же быть у него хоть какое-то преимущество. Шельма сейчас выглядела невероятно сексуально: казалось, что она так оделась, чтобы одновременно порадовать и помучать Реми, потому что всё было точь-в-точь, как он любит, будто бы по заказу его эротических фантазий. Гамбит чуть не застонал в голос от досады: с любой другой девушки он бы уже срывал эти шёлковые тряпки, впиваясь в её губы настойчивым поцелуем, а другой, свободной рукой, ласкал бы нежное тело. Но их любовь была куда сильнее физического притяжения: Реми был без ума от Шельмы и готов был терпеть такие лишения. Иногда он думал о том, что умрёт либо от остановки сердца и перевозбуждения, либо от способностей любимой. И в том, и в другом случае не такая уж плохая смерть, если задуматься.

+2

4

В отличие от Шельмы, Гамбиту не требовалось каких-то специальных усилий, чтобы выглядеть сногсшибательно. В действительности ему было достаточно просто принять душ и сидеть здесь с вполне себе самодовольным видом. Вообще, что за манера, после душа – сразу за ноутбук? Для начала мог бы и одеться, привести себя в порядок. Анна испытывала крайне противоречивые чувства. С одной стороны, она не могла отвести взгляд, и была рада, что Реми, будучи самим собой, не испытывал необходимости в излишней одежде, но с другой стороны, все это очень мешало сосредоточиться. Между прочим, не только ему одному было тяжело испытывать это постоянное напряжение, буквально статическое электричество, стоило им остаться наедине, но при этом прекрасно понимать, что продолжения не будет. Во всяком случае, ничего большего, чем прикосновение через перчатку, или целомудренное объятие.
А, ну разумеется, общался со своими поклонницами, — скептически бросила Шельма, мельком взглянув на экран ноутбука. С такого ракурса он казался черным, и при всем ее желании, зеленоглазая не смогла бы рассмотреть, чем креол на деле был занят, или с кем общался. Отчасти она и не хотела знать, всегда пытаясь заставить себя думать, что даже если он общается с другими женщинами – в этом нет ничего такого. Гамбит не обязан ждать с ней непонятно чего и быть по какой-то странной причине ей верным. Хотя бы у него жизнь не должна проходить стороной по ее вине. Только все это было хорошо в теории. На практике Анна обладала взрывным характером и крайне ревнивым нравом, прекрасно осознавая, что она не выдержит, если увидит креола в какой-нибудь сомнительной компании. К счастью, таких ситуаций пока не возникало. Подозрения были, куда от них деться, особенно, когда речь идет о таком мужчине на фоне ее ограниченных возможностей, но подозрения пережить можно.
Мне нужна какая-то причина, чтобы сюда прийти? — отвечая вопросом на вопрос и широко улыбаясь, произнесла темноволосая. Сейчас, когда Гамбит буквально возвышался над ней, Шельме даже пришлось чуть запрокинуть голову, чтобы видеть его хитрые, темные глаза. Он был настолько близко, что Анна чувствовала приятный, едва уловимый запах его любимого цитрусового геля для душа, или это был бальзам после бритья… В любом случае, он всегда ассоциировался у нее именно с Реми, будоража воображение, особенно сейчас, когда между ними не было никаких преград, размолвок, ссор… В общем, ничего, кроме, как обычно, ее способностей. — Ты не пользуешься полотенцем? — удивленно изогнув бровь, спросила Шельма, касаясь кончиком указательного пальца его влажного плеча. На ее руках были тонкие, полупрозрачные перчатки, и они позволяли почувствовать приятную гладкость его кожи, ее жар, капельки воды… Обычно Мари никогда не разрешала себе таких вольностей, и вовсе не в силу скромной натуры, или чопорного воспитания, увольте. Зачем заходить на эту опасную территорию, если ничего хорошего из этого не выйдет? Так что, если бы это не было частью плана, Анна бы давно оттолкнула от себя Реми, не позволяя ему даже подойти к ней настолько близко, не то, что сама не проявила бы инициативы. На какой-то краткий миг она даже почувствовала отдаленные угрызения совести, но открывшийся вид быстро затуманил благие мысли.
Допоздна – это очень абстрактное понятие. Сейчас студенты уже давно отдыхают, ты, кажется, потерял счет времени за своим фейсбуком, — улыбаясь, продолжила Шельма. Ее указательный палец соскользнул ниже, аккуратно очерчивая линию его ключиц. Такое простое действие, такое безобидное, учитывая, что на ней по-прежнему были перчатки, но для Анны и это было большим шагом вперед; тем, чего она никогда не делала раньше. Закусив губу, темноволосая попыталась побороть волнение и непреодолимое желание продолжить «свое исследование». Она и так зашла дальше, чем, возможно планировала. Даже смешно, большинство девчонок испытывают подобный азарт и приятное волнение впервые лет эдак в пятнадцать, а она в свои двадцать пять. Даже признаться стыдно.
А ты кого-то ждал? — поднимая хитрый взгляд, между делом поинтересовалась Анна.

+3

5

Сколько легенд сложено о коварстве женщин и их вероломстве, пока ничего не подозревающие мужчины, с радостью заглатывают «наживку» и ведутся на все их уловки и хитрости. И главное страдать в последствие бессмысленно: дело сделано, ты одурачен, а дьявольское отродье, простите, женщина, празднует свою победу. Впрочем, быть сражённым и одураченным такой девушкой, как Шельма, могло сойти за благо. И всё же креол не мог побороть странное ощущение, начавшееся зарождаться где-то в глубинах его души и медленно поднимавшееся на поверхность, - что-то здесь было не так. Гамбит ещё не понимал, что именно кажется ему подозрительным и странным в поведении темноволосой, но инстинкты подсказывали держать ухо в остро, и не падать к ногам возлюбленной слишком быстро. Но что и греха таить, порой это было сделать очень трудно: Шельма была обворожительна, очаровательна и обаятельна, ну, как тут устоять?
— Everybody loves me... - игриво пропел Лебо песню известной и нынче очень популярной группы. Он знал, что порой его слава, если можно так выразиться, не давали девушке спать спокойно. И хотя молодой человек не давал повода для ревности, Шельма всё равно ревновала: наверняка, постоянно сравнивала себя с многочисленными, как она считала, поклонницами креола. Ну, как ей дурочке объяснить, что ему никто, никто кроме неё не нужен, и более того - уже очень давно его никто и не интересует вовсе? Впрочем, Реми тут же приводил самому себе здравый довод: что за все страдания, которые причиняла ему их любовь, пусть Шельма и не специально, девушка тоже заслуживает немного пострадать. В самом-то деле, не только же ему одному испытывать почти физическую боль от душевных терзаний и невозможности прикоснуться к той, которую любишь.
— Конечно, нет. Ты можешь приходить сюда, когда захочешь, luv. - поспешил заверить Лебо, ловя широкую и такую яркую, пробирающую почти до мурашек, улыбку Шельмы. Нет, что-то здесь явно было не так. Темноволосая флиртовала слишком явно и напористо, что было не в её стиле и не в её природе. Обычно это Гамбит всячески добивался её внимания, касался её, играя с огнём и жизнью и смертью одновременно, но чтобы сама Шельма подвергала его опасности... Это что-то новенькое.
— Не люблю полотенца, создают неприятное трение с моей нежной кожей. А я ведь такой нежный. - усмехаясь, словно хитрый кот, отозвался креол, и внимательно проследил за указательным пальчиком девушки, который коснулся его плеча, а после соскользнул дальше, к ключицам. По телу побежала приятная, но местами мучительная дрожь, которая весьма недвусмысленно отозвалась чуть ниже живота. Реми многого было и не надо: только в его самых смелых фантазиях Шельма проявляла инициативу и столь беззастенчиво кокетничала с ним. Только в его фантазиях продолжение следовало незамедлительно, а в жестокой и холодной реальности максимум, что Гамбит получит - это легкий, целомудренный поцелуй и, возможно, объятие, после которых его вырубит на пару часов, как минимум.
Креол мягко перехватил ладонь девушки, прекращая сладостную пытку. Она касалась его всего кончиком пальца, а он уже готов был взвыть от желания, досады, страсти, похоти, ужаса, страха - да всего сразу, - настолько сильно он хотел обладать ею. Хотел, но не мог.
— Если бы я не знал тебя, Шельма, я бы подумал, что у нас завёлся метаморф. - хитро улыбаясь, парировал Реми.
— Что тебе нужно? - он осторожно поднёс ладошку, затянутую в полупрозрачную перчатку, к губах и коснулся девичьих пальчиков губами. Он готов был поклясться, что даже через ткань чувствует тепло и бархат кожи темноволосой, и это сводило с ума. Возбуждение стало сильно, но Гамбит был игроком, и никогда не отступал. Чем выше ставки, тем интереснее.

+1

6

Провести Гамбита было непросто. Куда там, на самом деле он был куда более искушен в искусстве притворства и лжи, чем сама Шельма, пускай сейчас она и пыталась всячески оправдать свое кодовое имя. Она предполагала, что возникнут сложности, но все-таки старалась надеяться, что мужчины непременно теряют бдительность, когда получают желаемое. В их случае получить желаемое – это вряд ли, но все-таки нечто, вместо постоянного «нет» - это уже хоть что-то. Более того, Лебо сам активно отвлекал девушку от намеченных целей, заставляя забывать, ради чего она все это затеяла. С другой стороны, ведь это и было ради него, поэтому получать определенное удовольствие от средств, ненадолго забывая о цели – совсем не преступление.
Шельма лишь хмыкнула в ответ на его ремарку о нежной коже. Как же он себя любит, просто уму непостижимо, хотя все эти подобные фразы и их постоянный флирт и были серьезны лишь отчасти. Она-то понятия не имела, какая кожа у Реми. Какая она наощупь. Наверное, когда-то Мари бы даже не поверила, что люди могут нафантазировать себе не только определенного рода видения, но и ощущения, которые кажутся настолько реалистичными, что… В такие моменты она обычно просыпалась. Шельма невольно вздохнула, отгоняя прочь непрошенные мысли, поборов непреодолимое желание ввернуть в ответ нечто вроде «возможно, мне-то откуда знать, я же никогда к тебе не прикасалась», пропитанное уже привычным горьким сарказмом. Гамбит бы сразу понял, что ею движет, объясняя ее недвусмысленный флирт крайней стадией отчаяния, а может быть, и вовсе заподозрил бы какой-то хитроумный план, связанный с вопросом ее способностей. Сейчас, если он и видел в ее действиях нечто странное и непривычное, едва ли он мог догадаться, как далеко она уже готова пойти, чтобы узнать больше о том, кто, возможно, сможет ей помочь.
Что мне нужно? — между тем, воскликнула Анна, недовольно и весьма резко высвобождая свою ладошку из рук креола. По правде говоря, ей совсем не хотелось этого делать. Даже через тонкую ткань она чувствовала тепло его губ, их легкое прикосновение, но приходится чем-то жертвовать. Разыграть оскорбленную невинность было достаточно просто. Во-первых, темноволосая действительно была уязвлена его вопросом, и никакие хитрые улыбки и галантные манеры Реми здесь не спасут. Что значит, «что ей нужно»?! Он думает, что любые проявления чувств с ее стороны – это какая-то уловка, чтобы его использовать? Он правда о ней такого мнения? Неважно, что сейчас она именно это и делала, в конце концов, Шельма преследовала не свои корыстные цели, а думала о них обоих. Безусловно, она всегда хотела избавиться от своих способностей, но именно рядом с Реми она стала одержима этой мыслью.
Теперь уже ничего, — обиженно бросила она, спрыгивая со стола. Анна демонстративно встала спиной к мужчине, характерно скрестив руки на груди. — Какого черта, Реми? Сколько раз ты пытался сократить это расстояние между нами, сколько раз мы уже ссорились из-за того, что я тебя отталкивала. Стоит мне в кои-то веке поверить, что ты был прав… — Шельма почти никогда не называла Гамбита «Реми». Употребление настоящего имени словно бы определенным образом их связывало, делало ближе, чего Мари всегда избегала. Именно поэтому никто не знал ее настоящего имени, даже Реми, или «в особенности Реми». У Эммы когда-то была теория, что она не может научиться контролировать свои способности, потому что паталогически боится с кем-то сблизится, кто знает, может, она была права?
В общем, это уже не важно, — добавляя типичную женскую фразу, подвела итог своему монологу темноволосая. Она знала, что эти слова непременно заденут противоречивый дух Гамбита, но только отчасти в ее словах присутствовал определенный расчет. Она до сих пор не была уверена, что может ему верить. Верить в его чувства.

+1

7

Воистину Лебо поражался, как при недостаточном опыте в общении с мужчинами, а физический контакт, как ни крути, является огромным подспорьем для приобретения опыта, - Анна Мари могла быть настолько коварной. Он ещё не догадывался о причинах, побудивших её прийти сюда, но чувствовал на кончике языка привкус секрета, даже тайны, витавшей в воздухе. Трудно обвести вокруг пальца вора, который с малолетства жил на улице и сам обманет кого угодно. Но у темноволосой было одно серьёзное преимущество: она кружила Гамбиту голову уже не первый год, и будучи влюблённым в неё без памяти, Реми терял хватку. Быть может, при должной концентрации он бы и смог сосредоточиться на том, что всё происходящее походило на хорошо отрепетированный спектакль, но так не хотелось... Анна была игривой, насмешливой, так мило надувала пухлые губы, изображая вселенскую обиду, и при этом проявляла инициативу. В большинстве случаев именно он проявлял инициативу, за что получал словесную затрещину и отворот-поворот, дескать, если жить надоело, то своди счёты с жизнью в другом месте. Реми же в такие моменты испытывал самый настоящий азарт, от которого бурлила кровь, и молодой человек не мог сопротивляться этому прекрасному, манящему чувству. Чего греха таить, ему нравилось испытывать судьбу, каждый раз гадая, доведёт ли его игра с Анной до простой отключки или обморока, или он проваляется без сознания больше суток. В этом что-то было: любовь на грани жизни и смерти, - она крепко держала интерес Реми к этой девушке в стальных тисках на протяжении последних лет, и несмотря на все лишения, это было здорово. Это было интересно.
Гамбит рассмеялся: темноволосая была очаровательна в своём непритворном гневе и раздражении. В такие моменты креол с трудом подавлял желание подхватить её на руки, крепко обняв, и закружить. Но даже, если после такого его не прикончат способности Анны Мари, то прикончит она сама за дерзость. Она каждый раз опасалась, что способности сработают как-нибудь не так, и случится что-нибудь плохое. Реми было плевать на это: оно определённо того стоило, но девушке этого было не объяснить.
— Не дуйся, это был простой, почти безобидный вопрос. - сокращая разделявшее их расстояние, парировал Гамбит. Она воинственно распрямила плечи, стоя к нему спиной, всем своим видом показывая, что обижена. Право слово, ну как маленькая девочка. Реми осторожно обвил руками талию темноволосой, притягивая её ближе к себе: он старался делать это аккуратно, дабы не навлечь на себя ещё больший гнев возлюбленной. Он прижался носом к затылку Анны, вдыхая сладкий аромат, исходивший от её волос.
— Тебе не идёт, когда ты ругаешься, ты в курсе, luv? - голос креола прозвучал глухо. Кажется, он прятал улыбку напополам со смехом в волосах темноволосой. — Но мне так нравится, когда ты называешь меня «Реми». - словно бы игнорируя истинно женские выпады из серии «ой, всё», Лебо чуть крепче сомкнул объятия на талии Анны Мари.
— Ну, хорошо, я был не прав. Поведай мне, зачем ты пришла, даже, если это просто за тем, чтобы помучать меня своей природной красотой и сексуальностью. Я с радостью послушаю. - молодой человек улыбнулся, с трудом подавляя желание прикоснуться губами к затылку девушки. Это могло плохо закончиться. Поэтому шумно вздохнув, он чуть отстранился от девушки и всё также обнимая её, заставил повернуться её к себе лицом.
— Понимаешь, ты пришла ко мне вся такая потрясающая, манящая, да ещё и флиртующая, - чего ты, кстати, всего вместе почти никогда не делаешь, и что я должен был думать? - хитро прищурившись, отозвался креол. Впрочем, ощущение, что здесь кроется какой-то подвох, его не покидало. Дело было явно не в том, что Анна Мари решила сократить в кои-то веки разделявшее их расстояние. Но так не хотелось во всём этом разбираться...Хотелось просто насладиться моментом близости, пусть и не совсем настоящей.

+1

8

В свои двадцать пять по уровню развития навыков общения с противоположным полом Шельма чувствовала себя настоящим подростком. Хотя нет, подростки в наше время и то куда более сведущие в таких вопросах, чем была Анна Мари. С другой стороны, в теоретическом плане она, конечно, и была подкованной, во флирте и особенно в доведении бедного креола до состояния белого каления ей вообще не было равных. Поэтому, когда Гамбит мягко приобнял ее со спины, а темноволосая инстинктивно подалась назад, поддаваясь вечному, навязчивому желанию быть ближе настолько, насколько она могла себе это позволить, она отдаленно представляла, насколько ему это будет непросто. Сейчас она уже делала это безо всякого умысла, план катился ко всем чертям, хотя, может, кто-то назвал бы это совмещением приятного с полезным?
Мне казалось, что мне наоборот идет, — прикрывая глаза, отозвалась Шельма. — Или мой темперамент тебе не по зубам, Гамбит? — игнорируя слова Реми о том, что ему нравится, когда она называет его по имени, продолжила она. Разумеется, ему нравилось. Анне и самой нравилось называть его по имени, именно по этой причине она так редко это делала. Со стороны может показаться нелогичным; особенно нелогичным это наверняка показалось бы самому креолу, но так они словно становились ближе. Вообще, когда люди называют друг друга по имени, это сразу делает их ближе, а к такой духовной близости с ЛеБо она была еще не готова. Точнее… Она-то готова, а вот он? Анна не хотела стать очередным трофеем в его послужном списке, но по иронии судьбы, ей пока это и не светит.
Я просто подумала… — и тут Реми заставил ее повернуться к нему лицом. В такой близости от него, от его губ, под взглядом его темных глаз собраться с мыслями было куда сложнее. Когда-то они уже предприняли попытку каким-то образом стать ближе, но тогда Анна Мари поняла, что телепатические сеансы – это не ее. Она не могла раскрепоститься, когда за ними наблюдал кто-то третий, пускай они и начали с простых прикосновений, вроде касания рук, или объятий. Фрост выбрала для них очень символичную ситуацию – Шельма должна была передать Гамбиту яблоко, при этом вскользь коснувшись его руки. Очень интересная отсылка к библейской тематике, но кто кого соблазнял, неужели все-таки она его? Тогда темноволосая не особо задумалась над этим вопросом, найдя иронию в том, что она-то вообще-то баптистка, и если для креола, который был католиком, эта сцена что-то значила, то для нее в общем-то нет, если говорить о религиозно-мифологическом контексте. В любом случае, из этих телепатических сеансов все равно ничего не вышло, хотя Фрост было проще открыться, чем Джин, или профессору. Во многом потому, что Шельма знала ее совсем недолго, в отличие от остальных и прикасаться к Реми в мыслях у них на виду было все равно, что целоваться с соседским парнем на глазах у родителей. Вроде бы и ничего такого, но в то же время как-то неловко. Впрочем, в одном Эмма была права. Возможно, действительно вся проблема девушки в том, что она изначально боялась этой близости, отсюда и невозможность научиться контролировать свои способности, которые выступали как некое средство самозащиты. Надо просто понять, что защищаться ей не от кого. Явно не от Реми. Немного практики бы и не помешало, другое дело, что в своем привычном состоянии Шельма вряд ли бы пришла к таким умозаключениям.
Что если это правда? Что если это все у меня в голове? Может быть, мне не стоит постоянно отталкивать тебя, и тогда… — осторожно протянув руку, касаясь ладошкой его лица, произнесла Анна. Конечно же, на ней были перчатки, и таким прикосновением она не могла навредить Гамбиту, но вот их губы были в опасной близости, слишком опасной, которую она никогда сама не решалась преодолеть. Не с Реми.

+1

9

Иногда Реми думал о том, что Шельма - его наказание. За все прегрешения, что он когда-либо совершил в своей недолгой, но такой яркой жизни. Все искушения, что она дарила ему, были сродни пыткам: самым извращённым, жестоким, неподдающимся никакой логике, и вместе с этим было в этом что-то приятное. Он почти свыкся с постоянным желанием, что испытывал к южной красавице. Оно подобно медленно убивающему яду струилось по венам, отравляя его жизнь и вместе с тем даря смысл. Теперь было ради чего жить. Раньше Гамбит думал, что ему ничего кроме воровского ремесла и не нужно, но стоило ему повстречать Шельму, как он понял, ка серьёзно ошибался на этот счет. Он не искал любви, но нашёл её. Он не хотел быть очарованным, не хотел попасть в зависимость, но попал. Если бы Шельма осознавала в полной мере, какую власть имеет над ним её звонкий голосок, ненавязчивые прикосновения на грани добра и зла, да что там - само её существование и присутствие рядом! - креол бы погиб. Он всегда считал, что ни один человек не должен давлеть над другим вне зависимости от того, какими были его побуждения, хорошими или плохими. Оставалось благодарить небеса за то, что темноволосая не понимала, насколько он привязан к ней и вместе с тем, насколько отчаянно пытается не показывать этого, скрывая истинные чувства за улыбками, долгими взглядами, шутками и некоторой толикой пошлости. В конце концов, мужчина он или где?
— Мне больше нравится, когда ты улыбаешься, а не дуешься, cherie. - мужчина вскинул брови, вопросительно глядя на девушку, это что, вызов? Мутант, будучи игроком по натуре, и не только в делах, касающихся покера и других, подобных вещей, уже чувствовал вкус азарта на своим губах. Ему бы припечатать Шельму к стене, да впиться в её губы смертельным поцелуем, после чего он всенепременно получил бы не только разряд тока от её способностей, но и под дых коленом, - лишь бы девушка так не шутила с ним, не играла. Опасно бросать вызову таким, как Лебо. Но несмотря на азарт, Гамбит сдержался. Всё же он не был врагом своему здоровью, и хотя желание поцеловать темноволосую порой было невыносимым, в кому впадать он не собирался, во всяком случае не сейчас. По крайней мере не раньше того момента, как выяснит, зачем она пришла сюда.
— Что ты подумала? - переходя на шёпот, отозвался креол. Он знал, что его дыхание должно было обжигать нежную девичью кожу. Он чуть наклонил голову вниз и в сторону, казалось, что ещё чуть-чуть, и он коснётся губами шеи, или плеч девушки. — Так, что ты подумала? - Реми улыбался, но вместо ответа получил нежное прикосновение руки к своей щеке. От удовольствия он выпрямился и прикрыл глаза и чуть потёрся щекой о тонкий шёлк перчатки. Конечно, это было лучше, чем ничего, но ему так хотелось прикоснуться к коже Шельмы, почувствовать тепло её пальцев на своей щеке, а после, перехватив их губами, целовать каждый пальчик - медленно, неторопливо, наслаждаясь моментом. Голова уже начинала медленно кружиться, и так было каждый раз, когда их разделяли считанные сантиметры.
Услышав слова возлюбленной, Лебо чуть было не задохнулся от удивления. Сколько раз он ей говорил нечто подобное? Твердил одно и то же, упрашивал попробовать, отпустить себя и просто отдаться на волю чувствам. Сколько? Сотню? Тысячу?  Голова стала кружиться сильнее, а во рту внезапно пересохло. Креол так долго ждал этих слов, что сейчас сам буквально лишился дара речи. Он сглотнул.
— Я тебе всегда про это говорил. Мы могли бы попробовать... - Гамбит сильнее сжал талию девушки в своих объятиях, буквально заставляя её поддаться вперёд. Он склонился чуть ниже, закусывая краешек губы. Боже, как же он хотел поцеловать её!

+1


Вы здесь » MARVEL UNIVERSE: Infinity War » The Confession » It’s where my demons hide [03.07.2014]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC